«Исповедь человека и художника»

Слушая музыку великих композиторов, мы размышляем над ней, пытаемся её понять, но почти никогда не задумываемся над тем, что же собой представляет сам автор. Какие мысли и переживания наполняли его в момент создания того или иного произведения? Музыка Петра Ильича Чайковского известна и почитаема во всем мире, но далеко не все знакомы с историей жизни этого композитора. Суть его музыки в раскрытии душевных переживаний человека. По мнению композитора и музыковеда Б.В. Асафьева, симфонизм Чайковского достигает «философии в звуках». Сам композитор писал, что он ощущает симфонию как «лирическую исповедь души», а её создание характеризовал как «лирический процесс».  В его произведениях отражаются эмоции человека, противоречия внутренней жизни большой личности художника.

Новый музыкально-театральный проект «П.Чайковский. Метаморфозы», представленный в феврале 2018 года в Белгороде на VII Международном Музыкальном фестивале «Борислав Струлёв и друзья», посвящён не только гениальной музыке, но и её создателю.

Что же такое «Метаморфозы»? Что вкладывали авторы в это название? Метаморфозы – это превращение, перевоплощение, во-первых, человека в великого композитораи, во-вторых, театрального действия в музыкальное. Перед зрителем разворачивается интереснейшее представление, где действующие лица – Пётр Чайковский и его музыка. Спектакль начинается и заканчивается словами «Исповедь моей души». Авторами и исполнителями проводится своего рода анализ жизни П.И.Чайковского. Здесь переплетаются две линии: творческая и личная. Вначале – это еще совсем юный композитор, который постепенно превращается в признанного музыканта, дирижёра, педагога и публициста. Взаимоотношения с братом Модестом, Надеждой Филаретовной фон Мекк, острое переживание своих промахов и неудач, радость от творчества, неудачная женитьба, необыкновенная популярность… Всё это проходит перед глазами зрителя под музыку композитора. В спектакле звучат фрагменты Увертюры к «Евгению Онегину», Четвертая и Шестая симфонии, Первый концерт для фортепиано с оркестром и другие шедевры.

Роль П.И. Чайковского исполнил артист МХТ Чехова Павел Ващилин. В своем моноспектакле он ведет диалог с публикой и оркестром от лица самого композитора. Помимо того, что артист имеет определённое внешнее сходство с Чайковским, он глубоко погрузился в материал и воспринимается очень аутентично в этой роли. Публика верит ему и видит на сцене не актёра, а самого Петра Ильича.

Оркестр также является своеобразным действующим лицом спектакля. В исполнении Государственного симфонического оркестра Белгородской филармонии (дирижёр Аркадий Лейтуш) передавался весь лиризм, яркая образность, эмоциональная насыщенность музыки композитора. В ней слышались и душевные переживания человека, и напевность русской народной музыки. Задавали тон оркестру солисты: выдающийся виолончелист Борислав Струлёв, прекрасная скрипачка Анна Боровик и виртуозный пианист Дмитрий Каприн. Музыка в их исполнении была очень прочувствована и эмоциональна. Особенно запомнился Ноктюрн № 4 cis-moll, который являлся кульминационным моментом в спектакле, передавал трагизм мироощущения композитора и в то же время гармоничное, оптимистичное восприятие жизни.

Исполнитель главной роли Павел Ващилин дал корреспонденту «БезФальши» небольшое интервью:

– Как возникла идея проекта «Метаморфозы»?

–В этом большая заслуга Борислава Струлёва, который кроме того, что выдающийся музыкант, но и ещё великолепный продюсер. У нас с ним давно возникали идеи о прочтении современной поэзии под классическую музыку. Я занимался подбором поэзии, а Борислав – музыки. Так мы записали стихотворения Нины Искренко, Анны Ахматовой, Иосифа Бродского. А потом нам захотелось сделать номер «в париках» – Моцарт, Бетховен, что-то историческое…

В Новогоднем концерте Борислава Струлёва в «Барвихе Luxury Village», где он исполнял Ноктюрн №4 П.И. Чайковского, решили сделать короткий номер: Ноктюрн плюс известные отрывки из писем. А затем родилась мысль сделать спектакль или композицию минут на двадцать-тридцать и представить на фестивале в Белгороде.

Я начал искать материалы по Чайковскому, читать его письма, дневники, воспоминания современников, пересмотрел фильмы о жизни композитора. Параллельно подбирали музыкальные произведения. Изначально подробно рассматривали линию взаимоотношений П. И. Чайковского с Н. Ф. фон Мекк и А.И. Милюковой, художественные увлечения Петра Ильича другими композиторами, поэзию Чайковского, планировали включить хореографические, оперные сцены, но это всё требовало значительно большего формата. И мы решили оставить этот материал для полноценного спектакля. Хоть «Метаморфозы» и существуют пока в малом формате, мы планируем его расширять. Так что, на данный момент эта идея находится на стадии творческого рождения.

– К какой литературе Вы обращались, работая над образом?

Книга «Неизвестный Чайковский», биография Чайковского Н.Н. Берберовой, письма семье, переписка Чайковского с фон Мекк, сценарий фильма «Чайковский» с И.М. Смоктуновским, диалоги из английского и американского фильмово Чайковском, передачи, начиная с документально-публицистических и заканчивая музыкальными, где рассказана история одного произведения.

Конечно, факты из биографии и творчества композитора в основном все известные, но многие из них рассматриваются поверхностно, а нам хотелось показать, как влияют определенные чувства человека на человека-художника, как говорил сам композитор: «Артист живет двойной жизнью…». Однако жизнь человеческая и художественная не всегда пересекаются. Порой за час спектакля мы влюбляемся в образ, созданный актером, и нам почему-то кажется, что актер в жизни должен быть именно таким же, соответствовать образу, но часто ошибаемся.

Нам было интересно изучать Чайковского и понять, где заканчивается человек и начинается художник. В то же время, мы не хотели в полной мере открывать личную жизнь Чайковского, но стремились показать личность гения со своими страстями, страданиями. В том материале, который вошел в спектакль, показан и юмор человека, его метания, самокопание, внутренние комплексы и, наоборот: счастье от творчества, детское восприятие всего окружающего. В этом, я думаю, секрет его музыки. С одной стороны, светлой, с другой — наполненной пронзительной болью.

С чего началась Ваша любовь к Чайковскому?

Я думаю, с пластинок, которые мне покупали в детстве родители. Я слушал всё. Были серии, где оркестр Большого театра исполняет увертюры, отрывки из балетов. Мой детский слух тогда поразил Первый концерт Чайковского, «Лебединое озеро». В музыкальной школе нам  очень красочно рассказывали об этой музыке, читали либретто театральных произведений, давали слушать оперы, балеты, когда ещё не было ни фильмов, ни видео. И нам всё это представлялось какими-то триллерами, захватывающими историями…

Я помню оперы «Пиковая дама», «Черевички», множество балетов… Когда ты еще маленький – ты чистый лист, у тебя нет никаких стереотипов, и ты рисуешь себе все воображаемые картины по-своему. Это была чистая любовь, еще неиспорченная школьной программой. Помню, мне было лет пять, и мама привела меня на утренний сеанс в кино: на экраны только что вышел фильм «Иоланта». Когда зрители узнали, что это фильм-опера, половина зала встала и ушла, всех просто как ветром сдуло на десятой минуте (смеётся), а я, как вкопанный, так до конца  фильма и просидел. Это был какой-то душевный отклик. Много замечательных композиторов, великих и любимых, но к Чайковскому у меня какое-то свое отношение. Более того, мне кажется, что как в литературе Пушкин – «наше всё», так и Чайковский — «наше всё», но только в музыке.

Что касается того, как возникает идея – кто-то что-то озвучил, кто-то откликнулся, и всё как пламя в один момент возгорается. Есть проекты, которые создаются годами, они более рациональные, но есть и более импульсивные — сбежались, столкнулись и всё сделали.

Над какими проектами Вы сейчас работаете?

Похожих проектов на «Метаморфозы» у меня до этого момента не было. В МХТ им. Чехова помимо спектаклей есть и литературные вечера, которые называются «Круг чтения». Они существуют уже на протяжении двадцати лет и родились по инициативе режиссёра Марины Брусникиной. Происходит поиск современной поэзии, современных пьес, прозы — все это делается как раз в формате  моноспектакля, который может идти от десяти минут до получаса. Мне кажется, что именно эти чтения подготовили меня к проекту «Метаморфозы». Раньше я не совсем  понимал жанр моноспектакля, но со временем проникся им. Соединение актёра, текста и музыки очень интересны. Кроме того, происходит некий диалог между героем и зрителем через внутренний мир актёра. Проектов много, но «Чайковский» для моей души выходит на первый план. Хочется расширить эту работу, углубиться в неё, но, главное, не забросить! Для продолжения проекта «Метаморфозы» нужны продюсеры, спонсоры, которые могли бы собрать воедино музыкантов, артистови оркестр. Жизнь проекту дана, но продолжение зависит от многих и многих нюансов. В каждом регионе страны есть свой симфонический оркестр, который мог бы принять участие в нашем проекте, так как музыкальный репертуар достаточно известный, но это уже дело продюсера …

– Спасибо Вам за интересный комментарий! Хочется пожелать проекту «Метаморфозы» успехов и дальнейшего развития.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *