«Хочу быть у вас актрисой!..»

Юлия Чебакова – актриса театра и кино, ученица Олега Ефремова, постоянная участница мхатовских вечеров «Круг чтения» и просветительского образовательного проекта Анатолия Белого «Кинопоэзия». В числе недавних работ – моноспектакль «21», независимый проект актрисы, вобравший лучшие произведения наших современников. Юлия рассказала «Без фальши» о том, что скрывается за цифрой «21», как складываются отношения актрисы с музыкой и кто был её главным наставником в театре.

– Юлия, как вы решили стать актрисой?

– Желание стать актрисой я впитала с молоком матери. Мама была артистичной натурой, яркой личностью – прекрасно пела и танцевала, но так и не решилась переехать в столицу и поступить в театральный вуз. Её сильное желание стать актрисой сделало актрисой меня. Когда я родилась, у меня уже не было никаких других вариантов. Но я и сама желала быть актрисой больше всего на свете.

Я надевала мамины комбинации, которые были как вечерние платья, подходила к зеркалу и давала интервью, пела, играла. Мама отправила меня в семь лет на художественную гимнастику, а я постоянно заглядывала в соседний театральный кружок. Вскоре я бросила гимнастику и с головой погрузилась в театр. Мне сразу стали давать характерные роли – волк в новогодней сказке, Баба-Яга: мальчиков было мало, а роли красавиц и снегурочек уже были заняты девочками, которые пришли раньше меня. Но с возрастом мне этого стало мало. В тринадцать лет я совершила самый смелый поступок в жизни. Пришла в Молодёжный театр в моём родном Улан-Удэ и сказала главному режиссёру Анатолию Борисовичу Баскакову: «Хочу быть у вас актрисой!» Он, конечно, обалдел (я же пришла в профессиональный театр!), но предложил смотреть спектакли, играть в массовках, репетировать. Со временем я влилась в труппу, и началась моя театральная жизнь: фестивали, гастроли, общение.

– Вы учились в разных театральных школах двух столиц, последней из которых стала Школа-студия МХАТ. Педагогом вашего курса был Олег Ефремов. Каким он вам запомнился?

– Как ни удивительно, но до поступления в Школу-студию Ефремов не был моим кумиром. Но в студенческие годы я познакомилась ближе с Олегом Николаевичем и лучше его узнала. Это был человек с такой сильной энергетикой, что, несмотря на его возраст, ты моментально попадал под обаяние его личности и готов был идти за ним на край света. С нами – студентами – он был очень мягок. Помню, как помогал мне учить отрывок из «Леди Макбет Мценского уезда». Это фрагмент, в котором где Сергей соблазняет Катерину (моя роль), берёт её в охапку, и далее мой текст такой: «Пусти, пусти меня!…» Мне было всего двадцать лет, эта сцена у меня не получалась, а Олег Николаевич сказал: «В этот момент ты говоришь – пусти, а глазами говоришь – хочу!» Я потом только с его интонацией и играла, по-другому уже не могла.

Помимо Ефремова, у нас преподавали и другие замечательные педагоги: Алла Покровская, Роман Козак, Дмитрий Брусникин, Марина Брусникина и многие другие. Очень мощные педагоги с единым взглядом на искусство. Так сложилось, что и наш курс – ребята-единомышленники. Это объединение друзей, некое сообщество, в котором было легко открываться, творить. Именно в Школе-студии МХАТ я встретила своего «духовного брата» – Павла Ващилина (актер МХТ им. Чехова). Мы познакомились еще в ГИТИСе, во время прослушивания у Владимира Наумовича Левертова, а потом вместе поступили на курс Ефремова. И это счастье, когда с тобой рядом творческие люди, близкие тебе по духу, способные поддержать в любой ситуации – в такой атмосфере проще развиваться, экспериментировать, нет страха совершить ошибку.

«21» – мое любимое число»

– Ваш сольный проект – моноспектакль «21» – большим успехом проходит на многих культурных площадках Москвы. Почему так назвали спектакль — «21»?

– Всё просто: в этом спектакле я читаю двадцать одно произведение XXI века, двадцать первого мая я родилась, 21 –моё любимое число. Счастливое число!

– Порой актеры долго работают с одним и тем же материалом, иногда это затягивается на годы. Как вам удаётся сохранять трепетное отношение и сочувствие к вашим героям?

–Ты теряешь трепет, когда нечестен с самим собой. Если ты честно выбираешь произведения, честно работаешь, то ты и лучше играешь. Понятно, что я выбирала произведения и рассказы, которые близки мне по духу.

– Работы каких актёров в жанре моноспектакля представляются для вас образцами?

– В студенческие годы восхищалась чтецкой программой в исполнении Иннокентия Михайловича Смоктуновского. Конечно же, Сергей Юрьевич Юрский, Евгений Гришковец – счастье, переворот, катарсис…

Моноспектакль – это, безусловно, своеобразная проверка актёра: в этом жанре множество непростых моментов. Я прошла очень сложный путь до моноспектакля. И я никогда на него не решилась, если бы не эти тексты и Марина Станиславовна Брусникина – мой учитель и создатель нашего мхатовского «Круга чтения». Встреча с ней – одна из самых моих счастливых, судьбоносных встреч в жизни. Брусникина меня восхищала умом, красотой, талантом педагога. Еще со студенческих времен она приобщала нас, своих учеников, к творчеству современных авторов. И в моем спектакле звучат произведения Дины Рубиной, Людмилы Улицкой, Тимура Кибирова, Веры Павловой, Нины Искренко.

«Мне нравится музыка, в которой есть драматизм»

– Музыкальное сопровождение: помогает оно актёру или отвлекает от роли?

– Конечно, помогает! Но бывает, что музыка мешает, когда идёт контрапунктом с речью: если ты ещё не очень хорошо готов, то путаешься и хочешь, чтобы всё замолкло. В проекте «Кинопоэзия», где я участвую, звучит Второй концерт Рахманинова. И он не только не мешает, наоборот, очень помогает – стихотворения так и льются… Ну как без музыки! Музыка – одно из первых искусств, которое ближе всего к Богу.

– Есть ли у вас любимый композитор или любимые музыкальные произведения, которые служат источником вдохновения?

– Я люблю джаз. К Тому Уэйтсу у меня особая любовь. На первом курсе наш педагог в Школе-студии Роман Ефимович Козак дал задание: сделать этюд на любимую музыкальную композицию. Конечно, поначалу я очень стеснялась, но мне так нравилась музыка Тома Уэйтса, которую я выбрала, что страх исчез, и я начинала импровизировать, входить в роль. И потом мой этюд вошел в спектакль для международного проекта, посвященного XX веку.

Люблю творчество Сергея Курехина. Вообще мне нравится музыка, где есть драматизм, где есть история.

– Есть ли у вас заветная роль в театре или кино, которую вы хотели бы сыграть?

– В этом году мне посчастливилось работать с молодой командой ВГИКа над короткометражным фильмом «Квартирант» («The Roomer»). Думаю, вместе мы сделали талантливое кино – в этом помог взаимный обмен энергией, знаниями и опытом, что и есть главное в творчестве. Фильм выйдет в прокат этой осенью.

– Над какими проектами вы сейчас работаете? – Моя новая роль – в спектакле Аллы Сигаловой «XX век. Бал», премьера которого состоится в МХТ в декабре этого года. Конечно же, буду продолжать работу и над моноспектаклем «21». Я сейчас нахожусь в поисках новых авторов, чьи произведения будут звучать в моноспектакле. Также есть планы сделать похожий проект вдвоем: мужчина и женщина плюс литература двадцать первого века.