Ирина Севастьянова: «Люди увидели красоту там, где раньше ее не замечали»

С 8 по 11 октября в Академии проходила Gnesin Contemporary Music Week. Неделя была насыщена мастер-классами и лекциями, которые были посвящены актуальным явлениям музыкального мира. Завершилась Gnesin Week концертом участников, где вниманию публики были представлены сочинения А. Шёнберга, Т. Мюрая, Л. Берио, К. Ланга и других композиторов XX и XXI веков.

Готовиться к Gnesin Week начали заранее – уже с сентября участники творческой лаборатории разбирались в хитросплетениях современного музыкального языка под чутким руководством приглашенных педагогов.

О том, как был осуществлен этот проект, рассказала Ирина Севастьянова, одна из организаторов Gnesin Week, студентка 1 курса магистратуры кафедры музыкальной журналистики.

Ира, я участвовала в Gnesin Contemporary Music Week как исполнитель, и безмерно благодарна организаторам. Вдохновляет и восхищает, что такой масштабный проект был создан именно студентами. Почему вы решили, что есть потребность в таком событии как Gnesin Week?

–Мы с друзьями интересуемся современной музыкой. Например, Таня Яковлева (одна из организаторов Gnesin Week) пишет диссертацию по современному французскому композитору Жоржу Апергису. Еще мы входим в состав редакции сайта Stravinsky.online – ресурса о современной академической музыке. Также мы любим ходить на концерты, иногда даже ездим на фестивали, и стараемся следить за тем, что сейчас происходит. Но когда мы приходим в Гнесинку, то видим, что далеко не все здесь знают о каких-то важных событиях, премьерах, актуальных явлениях. Хочется поделиться своими знаниями — поэтому и возникла идея такого проекта.

Ну неужели в Гнесинке совсем уж не принято играть «современщину»!

–Играют, но очень мало. Например, музыка ныне живущих композиторов в студенческом репертуаре почти не представлена. Ну, за редким исключением. Поэтому Gnesin Week – это проект, где не просто исполняют современную музыку, а именно учатся её играть. И в этом отношении он уникален.

И кое-что у нас даже получилось…

–Конечно! Проект был сделан для исполнителей, для студентов. Самое главное, что ребята, участвуя в Gnesin Week, в определенной степени преодолели себя и получили новые возможности для творчества. Наша лаборатория даёт шанс, которого порой у музыкантов нет — самореализовываться. Ведь когда ты, например, попадаешь в оркестр или другой крупный коллектив, то далеко не всегда получаешь право голоса. Ты не можешь выбирать репертуар и находишься в жёстких рамках сложившихся традиций. А здесь есть свобода: можно делать то, что нравится и интересно.

–Среди педагогов Gnesin Week, которых вы пригласили – настоящие корифеи российской современной музыки. Насколько мне известно, они все работали за «спасибо».

–Да, именно так.

Как они согласились на эту авантюру? Работать со студентами над сложнейшими партитурами, обучать непривычным приемам… Они ведь серьёзные, занятые люди…

–Нам очень повезло с преподавателями. Некоторым мы просто писали в Фейсбук – и они легко соглашались. Для меня, кстати, стало открытием, что можно написать в ФБ совершенно незнакомому человеку: «Знаете, у нас тут студенческая лаборатория в Гнесинке, не могли бы вы нам помочь, позаниматься со студентами современной музыкой?» И в ответ: «Да, конечно, я с удовольствием помогу». И так со всеми: и с педагогами, и с лекторами. А ведь многие из них занимались с участниками в течение месяца, приходили на репетиции несколько раз в неделю. У них есть потребность делиться знаниями и опытом. И не просто помогать осваивать технические приемы, а учить играть осознанно.

–А как вы выбирали, кому писать в Фейсбук?

–Например, Ивана Бушуева, Станислава Малышева и Евгения Бархатова мы немного знали лично, они уже проводили однажды в Гнесинке мастер-классы. Каких-то тьюторов мы подбирали по их рекомендациям. Ну и, конечно, у нас были свои представления о том, кого мы хотели бы позвать. С кем-то мы познакомились на Дягилевском фестивале, других знали по концертам в Москве. Лекцию композитора Дмитрия Мазурова об электронной музыке мы услышали летом и решили, что было бы круто, если бы он о чем-то подобном рассказал в Гнесинке.

Как проявляли себя студенты?

–В лаборатории все участвовали честно. Понятно, что все разные: у кого-то и до проекта был опыт исполнения современных сочинений, а кто-то пришел с нуля. Но к нам все приходили добровольно. Не на халтуру, не за заработком. И не потому, что позвали — а им неудобно отказать. Ребята за месяц проделали большой путь, и это не громкие слова. Нужно было осваивать новые приемы игры, и при этом все делать в ансамбле. Мы, организаторы, получили много положительных отзывов от участников. Такого я не ожидала. К слову, в числе наших исполнителей были не только гнесинцы, но и студенты Московской консерватории, академии Маймонида.

–Расскажи, как шел репетиционный процесс?

–Поначалу – тяжело. Дирижеры-студенты никогда ничего подобного не дирижировали, а исполнители – не играли. Были и те, кому на первом этапе совсем не нравилась музыка, которую они играли. Но спустя две недели стена была пробита. В этом и есть наша маленькая победа – люди стали по-другому мыслить и увидели красоту там, где её раньше не замечали.

–Музыканты преодолели исполнительские трудности, а какие трудности преодолевали вы?

Мне сложно представить, как вы, студенты и аспиранты, смогли всё организовать и реализовать. Просто у нас есть самое главное – команда: Таня Яковлева, Наташа Вересковская, Денис Добровольский, Вова Жалнин и я. И ещё нам очень помогали ребята из СНТО – студенческого научного сообщества.

А как администрация Академии отнеслась к вашей идее? Не было ли каких-то запретов с их стороны?

–Наоборот, руководство очень радо студенческим инициативам. Нас поддержал Иван Иванович Козлов: помог правильно оформить официальное положение о проекте, давал советы по организации. Но самое главное – нам предоставили полную свободу. Все решения мы принимали сами. И это, мне кажется, очень ценно: поверить в студентов и доверять им.

Меня поразило, что на нашем финальном концерте было очень много слушателей…

–Да, нам даже не хватило программок, чтобы всем раздать.

–Что там программок – стульев не хватало! А всё потому, что была большая информационная поддержка.

–Да, мы старались активно вести наши аккаунты в соцсетях и тщательно занимались дизайном и заполнением сайта. Огромную поддержку нам оказала Наташа Михайлова, которая посетила почти все события Gnesin Week и делала ежедневные репортажи на радио «Орфей». Ещё на днях вышло интервью, которое она взяла у Ивана Бушуева. Всем рекомендую прочитать.

–Что ты почерпнула для себя как для журналиста?

–Думаю, понимание того, как создается музыка. Когда ты журналист, критик, ты приходишь на концерт и видишь уже результат, готовый продукт. А здесь я увидела процесс работы. Вообще это важно для самообразования – ходить на репетиции, слушать. Важно знать, что происходит до концерта, во время работы над произведением.

–Каковы результаты Gnesin Contemporary Music Week?

–За этот короткий промежуток времени начало образовываться новое сообщество студентов. И, наверное, этим составом мы и будем работать. Сейчас есть мысли о создании ансамбля, потому что многие ребята готовы продолжать играть современную музыку. Конечно, одна из наших задач – активное включение композиторов в работу лаборатории. Пока они остались немного в стороне. Хотелось бы, чтобы у Gnesin Week была четкая периодичность, например, чтобы такая неделя проходила раз в семестр.