Заметки о барочном короле

В Детском музыкальном Театре имени Наталии Сац состоялась премьера семи-оперы «Король Артур, или Британский герой» Генри Пёрселла. Она завершила очередную сессию академии OPERA OMNIA, которая прошла в рамках фестиваля «Видеть музыку» и Биеннале театрального искусства.

Сможет ли этот спектакль занять достойное место на карте постановок барочной оперы в России? Сможет ли «Британский герой» повысить интерес соотечественников к старинной музыке?

Барочная опера – для «продвинутых»?

В Европе барочные постановки стали популярны более четверти века назад, и сейчас это огромная индустрия: проходит множество фестивалей, в театрах представляют и исторические реконструкции, и перформансы. Так, известные фестивали барочной музыки проходят в Боне и Амброне (Франция), они существуют с 80-х годов XX века. В программе знаменитого Зальцбургского фестиваля всегда есть старинная музыка. Например, в этом году можно было посмотреть оперу Клаудио Монтеверди «Коронация Поппеи».

В России барочная опера регулярно появляется только на столичных сценах. А в региональных театрах более 90% репертуара – классико-романтические произведения и сочинения, написанные в ХХ-ХХIвеках. Об этом, в частности, свидетельствуют исследования репертуаров российских концертных организаций, которые ежегодно проводятся газетой «Музыкальное обозрение».

Моде на барочную оперу следуют театры Москвы, Санкт-Петербурга и некоторые региональные, причем почти все отечественные театры при постановке барочных опер работают с зарубежными профессионалами. Так, например, в сезоне 2016/2017 Пермский музыкальный театр оперы и балета поставил совместно с Королевской оперой Версаля барочную оперу Жана Батиста Люлли «Фаэтон». В Большой привезли постановку Кэти Митчелл оперы Генделя «Альцина», которая прозвучала в 2015 году на фестивале Экс-ан-Прованс во Франции. А Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко пригласил соотечественника – театрального режиссёра Константина Богомолова – поставить впервые в его карьере музыкальный спектакль.

 

Детский театр и недетская опера

Один из центров старинной оперы в столице – Детский музыкальный Театр имени Наталии Сац. За последние годы в афише театра появились, например, такие постановки, как Э. Кавальери «Игра о душе и теле» (2012), Г. Гендель «Альцина, или Волшебный остров» (2014), Хуан Идальго Де Поланко «Любовь убивает» (2016), К. Монтеверди «Орфей» (2018).

Все это стало возможным благодаря инициативе художественного руководителя театра Георгия Исаакяна. Вместе с британским музыкантом и исполнителем барочной музыки Эндрю Лоуренсом-Кингом худрук поставил несколько спектаклей, а затем создал академию старинной оперы OPERA OMNIA. В ней артисты обучаются тонкостям исполнения произведений XVI-XVIIвеков. Но барочные спектакли в театре Сац не всегда пользуются большим успехом у публики, которая привыкла ходить на скандальные  «истории» современных режиссеров. В Детском музыкальном театре – уютная камерная атмосфера, простые декорации и костюмы, приближенные к историческим оригиналам. Такой была премьера семи-оперы Г. Перселла «Король Артур, или Британский герой».

 

Как король превратился в эксперимент

В АнглииXVIIвека жанр семи-оперы (коллаборация драмы и музыки, соединение разговорных диалогов и оперных номеров) находилась на пике популярности. Либреттист Драйден сочинил пьесу «Король Артур» задолго до начала работы с Перселлом, взяв за основу не всем известную легенду о Камелоте, а сказание о борьбе Артура с саксами. Сказание строится так: грозный сакс Освальд намерен отобрать у короля Артура трон, земли и возлюбленную – слепую девушку Эммелину. Освальд похищает Эммелину, и Артур отправляется на ее поиски. Король проходит несколько испытаний, а в решающем поединке с Освальдом одерживает победу. Благородный герой дарует противнику жизнь и воссоединяется с Эммелиной.

Премьера «Короля Артура» была успешной. История легендарного героя Англии, который доблестно сражается с саксами, вызвала у публики большой интерес. Но опера была задвинута в дальний угол, и при жизни Пёрселла ни текст, ни музыка полностью не издавались. В конце XXвека спектакль стали включать в репертуар театры разных стран.

В Детском музыкальном театре имени Н. Сац знакомство с произведением и эпохой короля Артура началось перед спектаклем. В начале вечера артисты вместе с Эндрю Лоуресом-Кингом собрали публику в фойе и предложили выучить популярный средневековый танец. Разучивая движения, народ веселился: кто-то путал правую ногу с левой, кто-то сбивался с ритма. Но атмосфера происходящего напоминала о времени короля Артура, о бродячих музыкантах. Затем всем танцевавшим зрителям предложили стать участниками сцены бала в спектакле. Возможно, этот домашний и немного небрежный настрой во многом повлиял и на качество исполнения партий, даже несмотря на плодотворную недельную работу.

Малая сцена театра визуально была поделена на две части: королевство бриттов и королевство саксов. Границу обозначили небольшой деревянный стол и стремянка с тканью, которую, в зависимости от ситуации, меняли на красный, чёрный или белый цвет. Декорации и костюмы артистов были довольно «бюджетные»: многие вещи в театре Сац кочуют из одного спектакля в другой. Но одежда героев соответствовала историческому времени: массовка была одета в простые средневековые платья, королю Артуру (партию исполнял сам Эндрю Лоуренс-Кинг) достался красный длинный плащ и золотая корона из картона. А его соперник был одет в богатый бархатный костюм по моде 14-15 века.

Небольшой оркестр с подлинными барочными инструментами расположили на заднике сцены.

Всего неделю студенты академии OPERAOMNIAработали над огромным спектаклем, и это был эксперимент и для постановщиков, и для певцов, и для оркестрантов.

Постановщики спектакля сделали акцент в работе на произношение разговорных диалогов, которых в спектакле множество. Ведь артисту, который исполняет оперу на языке оригинала, важно понимание смысла происходящего. Многие  театры приглашают языкового коуча, это довольно распространенная практика. И так как Эндрю Лоуренс-Кинг родом из Англии и профессионал в области аутентичной музыки, он и его команда (Хавьер Диаз Латорре, Майкл Чанс и Тани Скок) проделали огромную работу: не было слышно противного «рашен»-акцента – ни в диалогах, ни в ариях.

Минус, который перечеркнул всё – «видеоперевод» спектакля. Субтитры транслировали на небольшом экране, расположенном на заднике сцены. Наверное, режиссёр хотел обогатить декорации – и потому и без того мелкий, трудночитаемый шрифт русского текста показывали на фоне изображений средневековых фресок.Детям, которые пришли на спектакль, через пятнадцать минут после начала стало скучно смотреть на сцену, они ничего не понимали. Некоторые сидели и спрашивали у родителей: «А о чем они говорят / поют?». Тем из взрослых, кто не владеет английским на хорошем уровне, тоже приходилось угадывать смысл происходящего на сцене. Пьеса не была адаптирована для русскоговорящих слушателей, да и исполнение партий было сырое, некоторые артисты, кто пел по нотам, иногда боялись оторвать взгляд от текста и посмотреть в зрительный зал. Поэтому опера «Король Артур» в Театре имени Сац получилась чем-то средним между концертным исполнением и музыкальным спектаклем.

 

А останется ли король?

Популярность барочной музыки в нашей стране невелика, но есть все возможности для того чтобы исправить ситуацию. Детский музыкальный театр имени Наталии Сац делает огромную работу, ставя своими силами такие сложные произведения. Но жаль, что опера «Король Артур» прозвучала как некий эксперимент на экзамене академии OPERAOMNIAи так и осталась незавершённой историей на российской сцене.