Два музыканта. Три инструмента

18 октября в Музыкальной гостиной Дома Шуваловых состоялся концерт «Голос, гусли и рояль» (из цикла «Играют концертмейстеры»).

В этот вечер два исполнителя объединили три инструмента: рояль (Анна Резник), гусли и голос (Дмитрий Волков), а также музыку русских композиторов 19-21 веков, достаточно разнообразную.

В первом отделении были представлены произведения, связанные с фольклорной тематикой: «Концерт для гуслей с оркестром» В. Бибергана, две песни из оперы «Садко» Н. Римского-Корсакова, русская народная «Не одна во поле дороженька» и Прелюдия А. Лядова для фортепиано. Во второй части музыкального вечера прозвучали сочинения С. Рахманинова и его современника С. Борткевича, а также романсы из цикла «Берегите землю» В. Беляева и даже песня А. Бабаджаняна «Верни мне музыку».

Открылся концерт сочинением современного композитора Вадима Бибергана,  в творчестве которого немаловажное место занимает музыка для народных инструментов. Интересно было услышать интерпретацию Д. Волкова и А. Резник. Гусли здесь зазвучали в сопровождении рояля, а не русского народного оркестра.

В первой части сочинения «Струны вещие», – неторопливое повествование, чем-то напоминающее былину. Контрастная вторая часть, «Хоровод с лешим», – музыкальная картинка с изображением танцующих сказочных персонажей. Заключительная «Веснянка» воссоздает атмосферу старинного обряда кликания весны. Исполнительская техника гусляра была отменной, однако его игра сопровождалась излишним количеством жестов, которые выглядели не совсем естественно. Эта манерность отвлекала внимание публики от музыки.

В целом,  пению Д. Волкова не хватало разнообразия музыкальных красок, и особенно это ощущалось в романсах Рахманинова. Были и технические, интонационные неточности, но самое главное – не был понятен собственный взгляд музыканта на исполняемые произведения. Его голос явно уступал гуслям и фортепиано.

Совершенно иной подход к исполнению был у Анны Резник. Более сдержанная внешне, она концентрировалась на музыке. В каждом произведении, мастерски исполненном, пианистка создавала яркий художественный образ.

Самым запоминающимся номером стал цикл С. Борткевича для фортепиано «Фантастические пьесы» из шести разнохарактерных миниатюр. Наиболее интересной показалась третья пьеса под названием «Пробуждение». За словом, которое обычно ассоциируется с ранним утром и бодрствованием, скорее всего, кроется философский смысл. Пробуждение здесь символизирует возрождение героя к новой жизни. Может быть, именно поэтому третья пьеса оказалась самой экспрессивной в цикле.

Они объединили три инструмента, вместе встречающиеся не так часто, и это оказалось интересной идеей. Вокруг неё можно и нужно было построить весь вечер. Из всей программы концерта лишь в двух песнях из оперы «Садко» удалось её оплатить. И этого оказалось недостаточно.

by Ангелина Дудикова