Своими глазами

Собранье пестрых глав

13 апреля в РАМ имени Гнесиных состоялись заседания первого дня Международной научной конференции «Музыкальная композиция: исторические метаморфозы». О том, как это было, рассказывает Екатерина Салтецкая.

Идеология и власть против науки и любви

На открывшем конференцию пленарном заседании затрагивались самые разные темы: от зарождения научной деятельности в Гнесинском институте до переосмысления культурного наследия Советского Союза в интерьерах сегодняшнего ГУМа. Первой свой доклад представила профессор, заведующая кафедрой теории музыки РАМ имени Гнесиных Татьяна Ивановна Науменко. Когда она описывала младенчество гнесинской науки, главных действующих лиц того периода, возникло ощущение, что перед нами разворачивается хроника военных действий. В сущности, так оно и было: конец 40-х и начало 50-х в ГМПИ прошли под знаком жесткой борьбы с космополитизмом. Диссертации таких гнесинских педагогов, как В. И. Берков, В. Д. Конен, Т. Н. Ливанова, подвергались осуждению, некоторых преподавателей и вовсе рекомендовано было уволить. Слушателям не пришлось довольствоваться одним только воображением – когда пришло время вопросов, профессор кафедры аналитического музыкознания академии – Татьяна Владимировна Цареградская – вспомнила как она, чуть в более позднее время, сама опалила крылья в борьбе за свободу науки. В 1982 году на «Московской осени» она публично заявила, что в сочинениях многих молодых композиторов можно заметить следы влияния Антона Веберна. Через несколько дней в институт пришла бумага, в которой Т. В. Цареградскую обвиняли в левоуклонизме.

Затем с докладом выступил доктор искусствоведения, заведующий сектором теории музыки Государственного института искусствознания Левон Оганесович Акопян. Рассказывая о возвращении композиторов-радикалов XX века к «старым любовям» – традиционным музыкальным практикам, он упомянул о существовании теории, согласно которой авангардное направление в искусстве финансировалось ЦРУ и использовалось как инструмент холодной войны. Эту мысль позже подхватил и развил композитор, профессор кафедры сочинения Московской консерватории Владимир Григорьевич Тарнопольский. В своем похожем на увлекательное свободное рассуждение докладе он заявил, что есть доказательства того, что ЦРУ субсидировало даже заказы Стравинского. В. Г. Тарнопольский обращался и к другим затронутым коллегами вопросам, в частности, высказал свое мнение касательно национального мышления в творчестве Кайи Саариахо, важности пространства перехода, процессуальности в музыке, о которых рассказывала в своем фундаментальном докладе Т. В. Цареградская.

Арифметика, помехи и шумы

После перерыва начались заседания сразу в двух секциях. В шуваловском конференц-зале говорили о музыкальной композиции в XX-XXI веках, а в 26 аудитории – о литературных текстах музыкальных произведений. Первую секцию открыло выступление профессора кафедры истории музыки Нижегородской консерватории Юлии Сергеевны Векслер, которая рассказывала о «Двенадцатитоновых играх» Й. Хауэра. Ее вдохновенный доклад постоянно сопровождали какие-то шумы: щелканье двери, хлопанье окна, проезд машин-поливалок, но ничто не могло сбить исследовательницу. Она с видимой любовью сообщала и о музыкоцентричной философии Хауэра, и о мельчайших особенностях его композиций.

Следующий доклад читался в дистанционном режиме. Андрей Сергеевич Молчанов – заведующий кафедрой теории музыки Новосибирской консерватории – рассказывал о создании композиторами особой системы кодирования и связанными с этим психологическими особенностями восприятия музыкальных произведений слушателем. Затем в этой секции выступила Юлия Николаевна Пантелеева – доцент кафедры теории музыки РАМ имени Гнесиных. Она рассуждала о том, как гамма в ее целостности используется в музыке современных композиторов. В качестве объекта исследования Юлия Николаевна избрала пьесу Арво Пярта для хора а капелла “Solfeggio”. Доклад изобиловал сведениями о симметрии, символике чисел и другими математически точными и изящными выводами об этой восхитительной миниатюре эстонского композитора. После к трибуне вышла Лада Юрьевна Аристархова – доцент кафедры музыкальной журналистики нашей академии. Приводя многочисленные музыкальные примеры, она поведала слушателям о том, как виртуозно Исаак Дунаевский обращался с формой в своей киномузыке.

Лада Юрьевна Аристархова

Китайская опера, кнайфелева алгебра и слова без смысла

В 26 аудитории в этот момент проходил дистанционный доклад профессора Ростовской консерватории – Кисеевой Елены Васильевны. Трясущееся изображение не испортило впечатления от сообщения исследовательницы. Она рассказывала о работе с текстом в современной опере, о таких любопытных моментах, как использование композиторами слов, лишенных семантической нагрузки. Все, что говорила Елена Васильевна было щедро семантически нагружено и держало слушателей в постоянном интеллектуальном напряжении.

Рассказ доцента кафедры истории музыки Нижегородской консерватории – Медведевой Юлии Петровны – был посвящен опере британского композитора Джудит Вейр «Ночь в китайской опере». Юлия Петровна виртуозно проанализировала это произведение, приведя множество любопытных исторических и культурных фактов, а также, например, раскрыв подробности манеры пения в китайской опере. Выступление кандидата искусствоведения, научного сотрудника сектора музыки Российского института истории искусств Георгия Викторовича Ковалевского, который рассказывал о произведении А. Кнайфеля под названием «Айнана», перекликалось с некоторыми предыдущими докладами. Как и Л. Ю. Аристархова он рассуждал о киномузыке и, как и Ю.Н. Пантелеева, направил свое внимание на числовые закономерности музыкального произведения.

В конференц-зале дома Шуваловой в этот момент с рассказом о роли текста в сочинениях Ж. Апергиса выступала преподаватель кафедры продюсерства исполнительских искусств РАМ имени Гнесиных – Татьяна Олеговна Яковлева. Как и Е. В. Кисеева, она говорила о «бессмысленных словах», используемых в музыкальных произведениях. Но в случае с ее героем, Апергисом, это были не выделяющиеся на общем фоне эпизоды, а творческий метод. В частности, Татьяна Олеговна рассказывала о таких увлекательных деталях, как восприятие композитором фонемы как перкуссии, которое восходит к его увлечению индийской культурой.

Последним докладчиком на этом заседании был Антон Владимирович Ванчугов – аспирант Новосибирской консерватории. С большими увлечением и энергией (выступление проходило дистанционно, а ведь к его концу в городе на Оби был одиннадцатый час ночи!) он рассказал о произведении Ираиды Юсуповой «Китеж-19». К сожалению, слышимость не всегда была хорошей, и некоторые детали пропали бесследно на пути из Новосибирска в Москву. 

Несмотря на технические накладки, начало конференции, безусловно, получилось ярким – было представлено немало интересных, глубоких докладов. Продолжение следует.


Фото: Дарья Кинякина

About the author

Archive | + posts

Чтобы просмотреть все записи автора, нажмите на Archive

Вам также может понравиться...