Вы здесь

В поисках идеального звука

23 октября 2014
 
...Третий звонок. Рассаживаются последние слушатели, выходят оркестранты. Вдруг на сцене гаснет свет и появляются две фигуры с маленькими фонариками, спешно проходящие к центру. Это – дирижер Теодор Курентзис и тенор Стив Дэвислим. Курентзис включает лампу своего пюпитра, и вслед за ним, оказывается освещенной часть оркестрантов. Публика замерла в ожидании. Словно издалека доносятся глухие звуки ударных, к которым присоединяются гитара и духовые: секстет струнных играет вступление первой песни. Наконец загорается вторая лампа и вступает солист. Первый номер, - пожалуй, самый эксцентричный, - богат спецэффектами: игра тембров, солист с рупором, мелодекламация в кульминационный момент... Все это вводит зачарованного слушателя в  уникальный мир Шуберта, увиденный глазами немецкого композитора Ханса Цендера. 
Не являясь обычным оркестровым переложением, созданная в 1993 году версия Цендера представляет хрестоматийный цикл очень новаторски. «Зимний путь» здесь - череда красочных звуковых картин. В одном из интервью Курентзис заметил, что мы не просто слышим музыку - мы способны "видеть слухом". И действительно, эта интерпретация шубертовских песен очень визуализирована, она порождает самые разные ассоциации: завывающая вьюга, "жужжание" летнего дня, переклички охотников в лесу и простодушные наигрыши губной гармошки… Все эти образы возникают  во многом благодаря необычному составу оркестра, в котором есть даже шумовые инструменты.
Завораживают акустические находки композитора: музыканты появляются в разных частях зала и за сценой, соло и дуэты духовых инструментов исходят как будто из других, "параллельных"  пространств. На репетиции дирижер долго искал нужный звук,  отправлял оркестрантов в самые разные точки, пока не находил идеала. Ансамбль духовых и ударных за сценой производил впечатление чего-то ирреального, мистического. Как объяснил Курентзис, «это играют музыканты-призраки». 
Безусловно, наша жизнь кардинально отличается от времен Шуберта, но его творения по-прежнему актуальны и значимы. Версия Цендера может вызвать споры и даже негативные оценки, но, мне кажется, что, спустя полтора века, она открывает новые смыслы и образы «Зимнего пути». Потрясающе выстроенная музыкальная драматургия цикла заставляет воспринимать его как настоящий моноспектакль. Правда, дирижер, принимающийся за столь необычную партитуру, всякий раз должен выстраивать произведение заново, в зависимости от акустических особенностей концертного зала. 
Российская премьера "Зимнего пути " состоялось весной этого года в Перми. Многое из задуманного дирижер сумел воплотить и в Москве, хотя протагонист, Стив Дэвислим был небезупречен. У австралийского тенора весьма приличное немецкое произношение, но ему часто не хватало мощности звучания, поэтому сольная партия звучала недостаточно насыщенно. Репетиция перед концертом была очень продолжительной: более трех часов маэстро и музыканты оркестра оттачивали каждый номер, искали и пробовали. Побывав на ней, понимаешь, сколько труда вложено в это экстравагантное выступление, ставшее одной из интереснейших московских премьер. 
... Песня «Шарманщик», завершавшая цикл, постепенно «истаивала». Гасли лампы, звучание становилось все тише, а в самом конце сцена погрузилась в абсолютную темноту.

Материал подготовила студентка I курса ИТК Ирина Севастьянова

 

 
Разделы новые: