Вы здесь

Елена Кравцун: "Карьера музыкального журналиста - это сложный, долгий, но очень интересный путь"

23 декабря 2014
 С недавнего времени РАМ им. Гнесиных набирает студентов на профиль «Музыкальная журналистика и редакторская деятельность в СМИ». Это направление является весьма популярным, так же как и профессия журналиста в современном мире. Однако, поступившие часто не знают, каким образом нужно развиваться.  Корреспондент газеты «Коммерсантъ» и по совместительству студентка 5-го курса «Гнесинки» Елена Кравцун открыла свой рецепт успеха в карьере музыкального критика, она  дала множество полезных советов начинающим специалистам.
 
—Сегодня ты работаешь в «Коммерсанте», это респектабельная известная  газета. Расскажи с чего ты начинала, куда писала в первые годы своей деятельности? 
 
— В начале пути  важно понять, что публиковаться в именитых изданиях ты начнешь только, когда наработаешь солидное портфолио. Поэтому я старалась писать для различных некрупных онлайн-изданий, через некоторое время я попала на радио "Орфей" и у меня появилась возможность писать о классической музыке и делать интервью. В целом, я публиковалась в газете «Московская правда», в онлайн-журнале классической музыки «Classica FM»,  журналах «Музыкальная академия»,  «Музыкальная жизнь», «Баку», «Cosmopolitan», «Allure». Также я работала в пресслужбе Фестиваля современной музыки имени  Кара Караева. Сейчас пишу для "Коммерсанта" и "Огонька". 
 
— Это всегда была музыкальная тематика или нет?
 
—Нет, не всегда. На сегодняшний день, помимо музыки я пишу о contemporary art, балете и театре, было время, когда я писала и в рубрики lifestyle, fashion, светская хроника.
 
— Ты говорила, что всегда знала, что хочешь стать  музыкальным критиком. Но в раннем детстве у всех бывают мечты о будущей профессии, у тебя были какие-то необычные мечты?
 
— Я не могу сказать, что это были супернеобычные мечты. Многим девочкам свойственно хотеть быть балериной, и в пять лет я тоже мечтала об этом, но не сложилось, потому что я сломала руку и не смогла поступить в осенний набор. В итоге, немножко опоздала по возрасту и все равно занималась два года балетом, но балериной так и не стала, к сожалению, а может быть и к счастью. Потом я хотела стать археологом на волне увлечения фильмами про Индиану Джонс. Тоже, как видите, обошлось.  Далее я хотела стать великой пианисткой.  То есть не просто пианисткой, а именно великой. Я учила все эти гаммы, этюды по 10 часов. Но в какой-то момент поняла, что очень люблю литературу, книги, журналы. И где-то в возрасте пятнадцати лет я поняла, что музыку и литературу можно совместить. 
 
—Ты уже точно знала, каким путем к этому можно прийти?
 
— Нет, я просто много читала. Это были журналы, которые мне покупала мама «Vogue», «Elle», какие-то газеты.  В классе 10-11 я выбрала специализацию «журналистский класс», ходила на курсы по журналистике при институте, но в итоге, я  пошла в музыкальный колледж.
 
— Все-таки так получилось, что ты пришла к этой профессии, несмотря на то, что училась в музыкальном училище, а потом в РАМ им. Гнесиных...
 
— Да, мне кажется, что журналисту не обязательно трубить пять лет в ВУЗе. Это академическое образование несколько убивает остроту и полноту восприятия жизни. Журналистам скорее нужен некий экспресс-курс и своя специализация. Допустим, медицина, инженерное дело или политика, история. И вот, когда историк начинает писать в журналистских жанрах, это более компетентно, чем  журналист, который учился на журфаке и начинает писать о том, в чем он не разбирается.  Для  меня идеальный пример, когда человек получил узкую специализацию в каком-то деле и  профессионально может написать об этом, рассказать простым языком, так, чтобы это было понятно абсолютно всем.
 
— Помнишь ли ты свой самый первый  журналистский опыт? Когда и где он состоялся?
 
— Мой первый журналистский опыт — школьная газета, я писала про музей. В колледже я публиковалась в нескольких воронежских газетах. Более или менее значимая публикация  случилась в институте, это был журнал «Музыкальная жизнь» и  статья про молодежное отделение композиторов России «МоЛот».  Плюс уже в это время я работала редактором сайта радио «Орфей».
 
— Расскажи про свои самые яркие командировки.
 
— Очень меня заинтересовала командировка в Пермь, куда я ездила на Дягилевский фестиваль. Очень необычный  город – белые ночи, река Кама, много старинной архитектуры, постройки, расписанные граффити. Это сочетание неотреставрированной аутентичной застройки  и стрит-арта производит довольно сильное впечатление. 
Совсем другой опыт был в Нижнем Новгороде на фестивале электронной музыки «Alfa Future People». Это был первый в России самый настоящий рейв: три дня non stop электронной музыки, выступали диджеи, которые входят в списки «Forbes»  самых высокооплачиваемых диджеев в мире. Очень порадовала по-европейски слаженная организация, сама программа фестиваля помимо музыки включала знакомство с новейшими технологиями: бал роботов, машины Tesla, 3D-принтеры. Атмосфера была очень friendly.
 
— А с какими знаменитостями тебе уже удалось пообщаться?
 
— Люк Бессон, рэпер Pusha T, r&b певец Redfoo, Леонид Агутин, Теодор Курентзис, Владимир Юровский, Туган Сохиев, Алена Долецкая, Эдуард Бояков, так сразу всех и не вспомнишь...
 
— Ты сейчас на пятом курсе в Академии.  Исходя из своего личного опыта, можешь сказать, чего тебе не хватало, что хотелось бы восполнить, учась в «Гнесинке» или все было отлично?
 
— Я очень благодарна родному вузу за все, это были потрясающие годы учебы. Если говорить о том, чтобы хотелось еще, то я с удовольствием прошла бы курс современного искусства, как например, есть при Пушкинском музее или ГСЦИ. Мне кажется, что в целом больше надо говорить о современном искусстве, современной музыке, устраивать  воркшопы и public-talk, больше с современными композиторами общаться, ходить на современные постановки. На самом деле институт  — это уже такое место, где каждый сам выбирает, чем он хочет заниматься и чем хочет интересоваться. Но, на мой взгляд, современная музыка не должна заканчиваться Шнитке, Пяртом и т. д. в курсе современной музыки. Мне бы хотелось большей погруженности в то, что происходит здесь и сегодня, а не то, что было 500 лет назад. Жоскен Депре
— это конечно круто, но мы живем сейчас.
 
— А что ты посоветуешь студентам, которые сейчас находятся на первом, втором курсе академии?
 
— Я посоветую ни одного дня не сидеть дома, все время куда-то ходить, потому что это очень развивает.  Смотреть оперы, слушать концерты. Обязательно нужно общаться как можно больше с людьми своего круга, для того, чтобы быть, что называется, «в тусовке»,  заводить связи.  Обязательно ходить в театры, потому что это заставляет задуматься о себе, о том, какое место ты занимаешь в мире.  Я понимаю, что мало чего можно успеть с насыщенным учебным графиком, но надо преодолевать какую-то лень и хотя бы три-четыре раза в неделю куда-то идти. Это должен быть очень широкий круг. Не нужно ограничиваться, допустим, Хиндемитом или Бахом. Можно пойти и послушать джаз, рок или фолк. 
 
— Что ты можешь  посоветовать начинающему музыкальному журналисту? Что для начинающего музыкального критика является важным?
 
— Прежде всего, нужно много читать. Во-первых, читать тех людей, которые уже давно в этой профессии, и которые понимают как и что нужно писать. Очень интересно всегда сравнивать мнения критиков. Допустим, пошел ты на концерт Владимира Юровского с его симфоническим оркестром и наследующий день читаешь статьи в «Ведомостях» , «Коммерсанте» , допустим, в газете «Известия» и в «Российской Газете». И ты сравниваешь – как написано, кто какие впечатления вынес и еще вдобавок сравниваешь со своими личными переживаниями. Начинающему журналисту нужно либо соглашаться с авторитетами, либо если он не согласен, то объяснять себе почему — это очень важно для формирования собственного мнения. У музыкального журналиста обязательно должно быть собственное мнение, иначе, что ты будешь ретранслировать людям?  Профессиональный журналист не может себе позволить лишь руководствоваться принципом «понравилось – не понравилось», он должен объективно судить, какое место это явление занимает в истории искусства, насколько качественно это сделано и, в конце концов, будет ли это продаваться. Потому что искусство – это и бизнес тоже. Об этом надо помнить и, конечно, знать авторов, которые работают в этой сфере. Потому что сфера довольно узкая, элитарная и круг авторов не велик.
 
 Во-вторых, обязательно много слушать разной музыки и разных исполнителей. Если выбирать специализацию классическая музыка, то громкие концерты стараться не пропускать. Допустим, в этом году приезжал Риккардо Мути, вы были на этом концерте, в следующем году пришли на него же, а он уже как-то по-другому играет или какую-то новую программу привез. И у вас уже есть слушательский опыт, вы можете проследить эволюцию или деградацию музыканта. Наслушанность очень важна
 
Также нужно читать очень много художественной литературы для того, чтобы язык развивался. Чтобы это не были какие-то грубые штампы, и речь не изобиловала клише. Потому что музыкальная критика, как и арт-критика вообще, славится очень утонченным языком. 
 
Нужно обязательно писать тексты. Вышел новый альбом у артиста, послушал-написал. Пусть это не будет нигде опубликовано, зато именно так набивается рука. Необходимо не бояться подходить к известным людям взять комментарий, перешагивать через свою зону комфорта.  Обязательно писать в разные издания, предлагать свою кандидатуру, хотя бы на роль стажера. Карьера музыкального журналиста — довольно долгий и тяжелый, но, безусловно, интересный путь, потому что сначала ты зарабатываешь репутацию, а репутация потом начинает работать на тебя, но от этого момента может пройти и пять, и десять лет. 
 

Материал подготовила студентка I курса ИТК Ломаченкова Юлия

 

 

 
 
Разделы новые: