Вы здесь

«Я стараюсь придерживаться педагогических советов Арама Ильича...»

15 января 2015

- Кирилл Евгеньевич, вы учились в консерватории в классе Арама Ильича Хачатуряна. Расскажите, пожалуйста, как он преподавал, и какие его принципы  Вы воплотили в своём преподавании? 

Как Вы знаете, Арам Ильич преподавал и в консерватории, и в академии. Мы были одна семья – класс Хачатуряна. Не были разрозненности на два учебных заведения. Поэтому часто занимались и в консерватории (35 класс) и в академии (61 класс). Или ходили к нему домой. Однажды я спросил у своего учителя: «Вам, наверное,  тяжело преподавать и тут и там. Так почему Вы не останетесь только в консерватории на полной ставке? Тем более, близко от дома. (Арам Ильич очень любил пешие прогулки и до работы всегда ходил пешком).  На что я получил следующий ответ: «Знаете, я не могу этого сделать.  После 1948 года (а он уже преподавал) мне так жестко намекнули в консерватории, что в моих услугах уже не нуждаются. Я, конечно, расстроился, что не буду преподавать.  В тот же вечер мне звонит Елена Фабиановна со словами «Ну что, Арамчик, мы ждём тебя. Хотим,  чтобы ты вел у нас композицию. Конечно, я сразу согласился. Она поддержала меня в трудный момент и поэтому я не могу бросить академию». 
До конца работал здесь и там.

Его педагогическое кредо  – молодой композитор должен чувствовать опору на свои национальные корни, культуру и вырабатывать свой индивидуальный стиль. Последнее же он считал вершиной, итогом деятельности композитора. Без этой важной составляющей никогда не будет собственного лица. Найти себя через освоение искусство своего музыкального народа. Это главное, чего и я придерживаюсь в своём педагогическом опыте. Стараюсь эти педагогические заветы поддерживать.

- Почему пришли работать сюда, а не в консерваторию?

Знаете, я приходил сюда два раза. Первый – по направлению. После окончания аспирантуры я был ассистентом у Арама Ильича в академии, на тот момент, институте. Также имел и своих учеников.  Проработав лет пять, я ушел из гнесинского института. А потом в 1989 мне  звонят из Москвы. На тот момент я находился в Рузе, работал над новым сочинением. Звонил ректор института Сергей Михайлович Колобков. Он предложил занять пост заведующего кафедрой композиции. Недолго раздумывая, я решил принять предложение. С этих пор я тут прижился.

- Многие говорят, что в академии особенная атмосфера. Прокомментируйте, пожалуйста

Знаете, очень может быть. Здесь чувствуется  семейная основа. Родное и мягкое отношение к каждому. А если строгость – не со зла, а чтобы ученик лучше старался. Знаете, я подумал, что тут есть вот ещё какое отличие. Так исторически сложилось (я имею в виду композицию), что в консерваторию  поступают, в основном, москвичи. Технически подготовленные, эрудированно обученные люди. Закончившие московские средние учебные заведения. Там присутствует некая рафинированная обстановка, ориентация на западные веяния.  Они хотят быть больше католиками, чем папа римский (смеётся).  В Гнесинке – студенты со всей страны, что оправдывает название РОССИЙСКОЙ. Более живая кровь, есть  откуда брать творческий потенциал. Академия  как ничто иное лучше подтверждает главное педагогическое кредо Арама Ильича. 

- Пару слов к юбилею академии, напутствие на будущее

Гнесинский дом развивается самобытным путем. Ему ничего не надо. Он будет расти, будет процветать. Главное, чтобы не нарушали этот живой организм, чтобы ему меньше мешали. Мы ждём лишь поддержки. Например, композиторам. Надо, чтобы исполняли произведения молодёжи в оркестре. И относиться друг к другу с большей любовью. Если так будет  развиваться гнесинский дом, то это будет замечательно.


Материал подготовила студентка III курса ИТК Ярославна Мясина

 

 

 
Разделы новые: