Вы здесь

Искать и не влюбляться

11 ноября 2016

Оперу Бизе «Искатели жемчуга» в Москве не видели почти десять лет. Последним, кто к ней обращался, был Роман Виктюк. Надо сказать, обошелся режиссёр с произведением вольно: сократил почти в два раза и осовременил. После разгромной критики спектакль достаточно быстро исключили из репертуара. Зато в северной столице «Искателей жемчуга» поставили в камерном музыкальном театре «Санктъ-Петербургъ опера» и показали 27 октября в рамках фестиваля «Видеть музыку» на сцене «Геликона».

Как и многие французские композиторы, Бизе находился под влиянием моды на восточную культуру. Возможно, в XIX веке эта опера действительно казалась экзотичной, но сегодня понятно, что это не настоящая ориентальность, а игра в неё, взгляд с Запада на Восток. Действие происходит на острове Цейлон (ныне Шри-Ланка). Главные герои – Надир и Зурга – ловцы жемчуга; в столь опасном деле им, конечно, помогают божества и их земная представительница жрица Лейла. Оба искателя в неё влюблены, однако красавица отдала предпочтение Надиру, нарушив обет целомудрия. Зурга же вынужден уступить девушку другу и в итоге погибнуть вместе с отступниками.

Режиссёр Юрий Александров экспериментировать не стал: действие никуда не переносил и провокаций не устраивал. Более того, его решение оказалось очень удобным для солистов, ведь им не приходилось много двигаться или принимать неудобные позы. Однако опера очень трудна в вокальном отношении. И если Олеся Гордеева и Кирилл Жаровин (Лейла и Зурга) технические «рифы» обошли вполне удачно, то тенору Денису Закирову мастерства не хватило: заниженная интонация мешала ему уверенно брать ноты не только верхнего, но и среднего регистра. Возможно, артисты не сразу приспособились к акустике незнакомого зала. Или виной всему стиль этой оперы (прекрасный и коварный bel canto), требующий от певцов вокальной безупречности, что в условиях «живых» выступлений практически невозможно. 

К сожалению, оркестру под управлением Максима Валькова не удалось отразить всю изобретательность партитуры. Не хватило утонченности и изысканности, а многие прелестные находки композитора –  красочные сочетания инструментов или динамические нюансы – «потерялись» в небрежном и усредненном тутти. К тому же, немного мешали дополнительные шумовые эффекты, которые воспроизводились параллельно с оркестром. 

Значительное оживление вносил хор, артисты которого много двигались и танцевали. Яркие с блёстками костюмы в восточном стиле и длинные волосы делали их похожими на существ из «Аватара». Отдаленная параллель с фильмом прослеживалась и в декорациях: древе жизни посреди сцены и нестандартном заднике с видеорядом. Впрочем, пейзажи и природные явления (картинки, проецировавшиеся с экрана), чем-то напоминали обои рабочего стола на компьютере и не всегда по смыслу совпадали с происходящим. 

24-хлетнего Бизе, конечно, вдохновил не столько далекий Цейлон и культовые обряды, сколько трагическая и прекрасная история любви. И ее в этом сказочном спектакле не хватило: так и осталось непонятным, почему Лейла выбрала невзрачного Надира, а не благородного Зургу. Простенькие мизансцены как будто взятые из студенческой постановки, не заставили сопереживать героям, а внешняя эффектность не выразила тех искренних и глубоких чувств, ради которых – и жизни не жаль.


Материал подготовила студентка 3 курса Ирина Севастьянова

 
Разделы новые: