Вы здесь

Парк американского периода

19 ноября 2016

 

Сцена Камерного зала филармонии 3 ноября напоминала магазинчик-барахолку какого-нибудь городка в Америке. Обычно такие места завалены всяким хламом, но здесь были представлены исключительно ценные экспонаты – различные клавишные: рояль, почти разобранное пианино, портативный орган, пианола... Будто ты вовсе и не слушатель в концертном зале, а турист. Забрел в пыльную лавчонку и с любопытством всё разглядываешь. Наконец, на сцену вышел ведущий Рауф Фархадов. Ах да, это же «Американские горки» Алексея Любимова, Петра Айду и Александра Зенина на фестивале «Другое пространство». Концерт интерактивного жанра: исполняли музыку композиторов США (от Айвза до Адамса), показывали фильмы 20-х годов и рассказывали об авторах и инструментальных диковинках. 

Прогулку по «американскому парку» начали с кино: ленту «H2O» (1929) Ральфа  Стайнера давали с «Музыкой для Александра Колдера» Джона Кейджа. Правда, эта пьеса появилась намного позже, в 1950-м, но отлично сочеталась с визуальным рядом. Из названия несложно догадаться, что фильм посвящен воде: брызги, мощные струи и потоки, рябь течений и расплывающиеся круги... Был там и совсем необычный ракурс съемки, напоминавший монохромную живопись. Музыка –  холодная и с металлическими призвуками – тоже передавала эффект жидкости. Саундтрек к фильму за препарированным фортепиано создавал Алексей Любимов – автор идеи этого концерта. 

Ещё одно произведение Кейджа, «Сюиту для детского пианино», маэстро сыграл, как ни странно, на настоящем детском пианино. В начале казалось, что этот маленький клавишный, величиной с обувную коробку, поставлен на сцене просто так, для антуража. Но выяснилось, что на нем все-таки можно что-нибудь сыграть. «Инструмент ужасен,» – сразу заверил публику Алексей Борисович. У пианино отсутствовали черные клавиши (их место заняли нарисованные красные), да и дребезжащий строй был весьма специфичен. Музыкант нашёл столь необычный артефакт на одном из развалов в Париже. Однако в эстетику Кейджа пианино вполне вписывалось: известно, что композитор мог извлекать звуки из чего угодно.  
В произведениях Генри Кауэлла рояль выступал в роли эоловой арфы: и Петр Айду играл на струнах инструмента почти как повелитель ветров. А «Музыка в квинтах» Филиппа Гласса, исполненная на портативном органе, представляла собой просто эквилибристический номер, потому что не сбиться в запутанных повторениях фигур –дорогого стоит. И Айду с этой «квинтовой скороговоркой» превосходно справился. 

В «Nunataks» («Одинокие пики») Джона Лютера Адамса звуков, в отличие от предыдущей композиции, было немного, но каждый из них ценился на вес золота. Слушатель мог наблюдать интереснейший процесс «жизни» музыкальных линий от рождения и пика до постепенного затухания и полного исчезновения. Автор этого сочинения сейчас живет на Аляске, поэтому неизбежно возникали ассоциации с заснеженными пейзажами и северным сиянием. 

Иные способы музицирования были связаны с пианолой – аппаратом для игры на фортепиано. Пик популярности инструмента пришёлся на эпоху немого кино. Как выяснилось, репертуар пианолы не исчерпывается только лишь веселенькими регтаймами: есть, например, сложнейшие произведения Конлона Нанкэрроу, Джорджа Антейла и Джеймса Тенни, и их, кроме как на «Другом пространстве», больше нигде и не услышишь, потому что такие «пианистические головоломки» редко кто возьмётся решать. Все сочинения показывал Александр Зенин – руководитель музея кинотехники и один из популяризаторов пианолы в России. В его коллекции представлены поистине уникальные ролики, многие из которых «списаны с рук» композиторов или первых исполнителей.  Для пианолы создал несколько сочинений и Игорь Стравинский. Композитор этот аппарат использовал как своеобразного робота-исполнителя: пьесу «Piano rag music» трудно сыграть на обычном рояле, а «механическим пальцам» подвластно почти всё.

Обрамлял основную часть концерта фильм «Манхэттен» 1921 года с документальными съёмками жизни Нью-Йорка. Первые небоскребы, океан, кишащие толпы людей – в общем, такую Америку видели когда-то Стравинский, Прокофьев и Рахманинов. Для полного погружения в атмосферу почти столетней давности фильм сопровождался регтаймами на пианоле в оригинальном исполнении Скотта Джоплина. На раритетной дорожке сохранились не только темпы и нюансы музыканта, но и мелкие неточности. Специально для этой демонстрации пианино подвергли радикальной настройке: пред концертом его разобрали, а потом собрали заново.

Музыкальное путешествие по стране свободы завершили русской музыкой – 5-й прелюдией Сергея Рахманинова. Звуковую дорожку этого ролика записали в начале прошлого века с живого исполнения самого композитора.


Материал подготовила студентка 3 курса ИТК Ирина Севастьянова

 
Разделы новые: