Вы здесь

Пиковая дама - 2016

18 декабря 2016

Этой осенью к знаковому сюжету о Пиковой даме обратились сразу два известных режиссера. Один – Александр Титель, поставивший оперу Чайковского в музыкальном театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, другой – Павел Лунгин, снявший фильм по мотивам пушкинской повести. Почему же загадочная история «Пиковой дамы» взволновала режиссеров именно сейчас? 

 Повесть Пушкина – один из шедевров мировой литературы. Однако многие читатели в нашей стране воспринимают ее через призму заученных со школы штампов или вовсе помнят только в кратком пересказе. «Пиковая дама» же – многоуровневое «сооружение», в котором закрытых дверей и потайных комнат, намного больше, чем кажется на первый взгляд. Блестящий текст Пушкина, написанный лаконично и ёмко, остаётся этаким «карточный ребусом», который талантливые литераторы и художники разгадывают вот уже более 150 лет.

Заданное автором время действия – начало XIX в. – почти всегда переносится: в опере Чайковского – на конец XVIII столетия, у Мейерхольда в постановке театра Станиславского 1935 года  – в 70-е гг. XIX. Александр Титель выбрал десятилетие перед Первой мировой – сложную и очень нестабильную эпоху, когда «старый мир» неизбежно двигался к катастрофе; в фильме Лунгина действие происходит в наши дни. Лейтмотивом у него проходит тема денег и болезненной страсти к миру материальному. 

Помните, у Пушкина: «Пиковая дама означает тайную недоброжелательность». Да, встреча с ней ничего хорошего не сулит, но так ли уж она страшна? В версии Тителя Графиня внешне напоминает актрису Ермолову на портрете Серова: та же благородная осанка, высокая причёска, гордый взгляд. Люди перед ней вяло заискивают, а за ее спиной бросают обидные реплики. При кажущейся отстраненности она как-то удивительно хрупка: за прочным фасадом спряталась одинокая стареющая женщина. Настоящую же даму «с человеческим лицом» мы видим только, когда она напевает меланхоличную французскую песенку, и, когда в комнате Графини появляется Герман. Его выстрел, как бы понарошку, убил ее по-настоящему.

Дама пик у Лунгина, Софья Майер (в исполнении Ксении Раппопорт), по современным меркам и вовсе молодая женщина, только если тителевская Графиня страдает от нереализованности и одиночества, то героиня фильма пресыщена жизнью и обласкана вниманием людей. Она – оперная примадонна на закате карьеры, широко известная за рубежом, в России же почитаема как западная звезда. Перепела на ведущих сценах мира  чуть ли не все существующие партии, причем и как сопрано, и как меццо, а на родину вернулась, чтобы поставить «Пиковую даму» Чайковского. Майер настоящая «хищница», неслучайно ее лейтмотивом становится страстная ария Далилы из оперы Сен-Санса. Героиня Раппопорт имеет ещё и странную привычку – повсюду возит сценические костюмы, надетые на манекены как две капли воды похожие на неё саму.  

Для каждой ситуации у Софьи приготовлена определенная «маска»: для широкой публики она – блистательная певица, для близких людей – расчетливая карьеристка. Каково же истинное лицо Дамы пик Лунгина? Пожалуй, лишь в одном месте она способна «слететь с катушек» –  в игорном доме. Да, певица невероятно азартна, проигрывается в пух и прах, поэтому во все приличные казино Европы вход для нее закрыт. И тут возникает ещё один вопрос: а действительно ли она так мечтала поставить «Пиковую даму» или это всего лишь повод для новой игры (у ее богатого спонсора в Москве свой клуб)? Как и всякий человек, подверженный зависимости, Майер не умеет вовремя остановиться. Оказалось, что эффектное возвращение звезды в столицу – всего лишь блеф; слава, успех, деньги, и, в конце концов, голос – остались в прошлом. Сегодня у нее есть только ожерелье, которое она дарит племяннице, да и то не из бриллиантов, а из обыкновенных стекляшек.
Певица вступает в связь с Андреем (Иван Янковский), исполнителем роли Германа. Ей льстит то, что он молод и буквально с детства фанатично предан ее таланту. Как режиссера новой постановки ее подкупила страстность, истовость и смелость артиста, который намерен спеть эту партию во что бы то ни стало. В итоге Майер «испепеляет» молодого человека, вытравливая из него всякие чувства и желания. Дама и Герман погибли, а Софья и Андрей превратились в «живых трупов».
Партию Лизы в постановке Майер, исполняет ее молодая племянница, по случайному совпадению тоже Лиза (Мария Курденевич). Если у Пушкина и Чайковского несчастной девушке уготована смерть, то в фильме влюбленную барышню ждет неожиданное перевоплощение. Скромная и совестливая в начале, в конце она оказывается, как будто двойником своей тетки, и повторяет ее судьбу: начинающей солистке уже гарантирована блестящая карьера, да и ее копия – манекен – уже имеется.
Современного колорита придают фильму «криминальные элементы» – люди из бандитских группировок, для которых и талант, и человеческая жизнь имеют вполне конкретный денежный эквивалент. 

В спектакле Тителя такой зацикленности на материальной составляющей жизни нет. Скорее, новая версия «Пиковой дамы» очень родственна другим работам режиссера, например, «Войне и миру» Прокофьева и «Евгению Онегину» Чайковского. Всё те же лаконичные декорации (из постановки в постановку переходят античные колонны, ряды стульев), монохромность цветов, отсутствие провокационности и акцент на психологическом театре. В «Пиковой даме» режиссер несколько увлекся идеей грядущей общественной катастрофы, поэтому сложилось впечатление некоторой недосказанности: кажется, вот-вот начнётся что-то страшное, но этого так и не происходит. Герои Тителя искренни и несчастны, их судьбы разрушились, как карточный домик, и безо всякой политики. 

Есть ли мотив неизбежности или неминуемого рока в музыке Чайковского?  Конечно, есть, но композитору, в отличие от режиссёров, интересны как раз трагедия отдельного человека, а не события внешнего мира, пусть даже и глобальные. К тому же, Чайковскому посчастливилось не увидеть «века волкодава», а если бы и довелось… Впрочем, это уже другая история.
Павел Лунгин в нескольких интервью подчеркивал, что взял за основу даже не столько пушкинский сюжет, сколько оперу Чайковского, поэтому музыке отведена в фильме особая роль. Арии и оркестровые эпизоды из «Пиковой  дамы» настолько прекрасны и самодостаточны, что режиссер не упускает возможности показать их, почти не купируя. Кстати, фонограммы для актеров записывали солисты Большого театра. Лунгину было важно продемонстрировать ещё и контраст между артистами-небожителями на сцене и тем, что происходит за кулисами. Как известно, там, где заканчивается музыка, начинаются интриги, сплетни и борьба за место под солнцем.

Безусловно, очень интересно посмотреть, как же все-таки поставила «Пиковую даму» главная героиня фильма. И, надо сказать, спектакль у нее получился весьма любопытным: мистическая атмосфера, абстрактные декорации, летающие карты и Графиня – настоящая Баба-Яга, старая и страшная. Жаль, что у зрителей нет возможности увидеть его целиком. 
Конечно, языки оперного театра и кинематографа очень сильно отличаются, но есть все-таки то, что их объединяет – им одинаково интересен Человек. «Пиковая дама» Тителя и Лунгина – это, прежде всего, история людей в поиске своего счастья. Для кого-то это любовь, а для кого- то – игра. Наверное, поэтому и в спектакле, и в фильме почти отсутствует мистическая составляющая, а таинственная Дама пик – всего лишь женщина, пусть и сложной судьбы.


Материал подготовила студентка 3 курса ИТК Ирина Севастьянова

 
Разделы новые: