Вы здесь

Акон Остбё в Гнесинке

22 декабря 2016

Остбё - автор «Думающего музыканта» («The reflective musician») и «Цветов Мессиана» ( «Messiane`s colours»), проектов, реализованных совместно с Норвежской академией музыки, профессором которой он был до этого года. И, несмотря на то, что Остбё уже не занимается  педагогической деятельностью, он продолжает вести мастер классы и читать лекции по всему миру.
Акон Остбё неоднократно посещал Россию как с сольными выступлениями, так и  в качестве члена жюри первого международного конкурса пианистов им. Скрябина (1995). Он был президентом общества Скрябина в Амстердаме и вице-президентом международного общества Скрябина в Москве (1992). За полную запись Скрябиновских сонат для компании «SIMAX» пианист был удостоен норвежской премии Грэмми.
Исполнительские интересы Акона Остбё также прочно связаны с творчеством Мессиана, учеником которого он был в течение нескольких лет, а впоследствии продолжил с ним совместную работу вплоть до смерти великого композитора. Полная запись одного из самых известных и самых исполняемых сочинений Оливье Мессиана, «Двадцати взглядов на младенца Иисуса»(«Vingt Regards sur l’Enfant Jésus»), состоялась в 1994 году и стала записью месяца по версии британского журнала «Gramophone».
Большинство участников мастер-класса было заранее готово к кропотливой, детальной, но невероятно интересной  и захватывающей  работе вместе с человеком, который не только понимает музыку Мессиана и Скрябина изнутри, но и считается одним из достойнейших её исполнителей. Вот что пишет Остбё в «Признаниях западного человека»:  «В Норвегии я стал считаться специалистом по Мессиану, хотя я ни в коем случае не претендовал на это звание. ... Я почувствовал большое удовлетворение от присуждения ежегодной премии норвежской фирмы грамзаписи за сонаты Скрябина: по крайней мере, это могло послужить более широкому распространению музыки композитора в Норвегии.»

 Рассказ о Мессиане , пожалуй, был самым красочным и насыщенным; видно, что эта тема  невероятно  близка Остбё , и, если бы не регламент, говорить о гениальном  творце он мог бы бесконечно. «Для того, чтобы понимать музыку композитора, нужно понимать и его философию. Когда Мессиану было двадцать, он увидел работы своего знакомого художника; вглядываясь в цвета, он понял, что слышит звуки, и с тех пор открыл в себе возможности синестезии. Это важно знать, исполняя музыку  Мессиана. Представьте себе  целостную, герметичную  систему  ладов ограниченной транспозиции,  содержащую  в себе «прелесть неизбежного». Гармония Мессиана - это не просто тоника и доминанта, это лад в первой и второй транспозиции, словно мы двигаемся из одной красивой комнаты в другую,  ещё более прекрасную. Так он хотел передать магию, создать новый мир, который помогает лучше понимать теорию музыки. Не важно, аккорд это или гамма, вертикаль или горизонталь; главное - цвет, причём не монохромный, а меняющийся» - говорит Остбё и проходит по аудитории с ноутбуком, показывая витражи Шартрского собора,- «Вот то, что вдохновляло Мессиана».
Видео с выступления Остбё в Церкви культуры Иакова (Осло, 2013), на котором игра пианиста сопровождается цветовой анимацией на огромном панно, окончательно разъясняет публике, как именно  работает взаимодействие цвета и музыки. Рассказ про Оливье Мессиана завершается  музыкальной иллюстрацией мессиановского «голубо-фиолетового  с золотым», а затем «золотого с коричневым». И публику это действительно завораживает.
Десятая соната Скрябина, исполненная одним из участников мастер-класса, становится наглядным примером сходств не только в творческой системе  двух любимых композиторов Остбё, но и в их идеологических принципах. Будучи вдохновителем и автором проекта «LUCE-project», Остбё не впервые повторяет, что  Скрябин также использовал в музыке цветовой спектр.  Его поздние сонаты можно сравнить с пьесами из «Двадцати взглядов…», а  «трепетание насекомых»  так сильно напоминает «пение птиц», прослеживающееся в творчестве О. Мессиана.
Помимо программы «минимум»,  касающейся двух любимых композиторов Остбё, участники мастер-класса  смогли  подробно разобрать произведения Равеля и Хиндемита. Комментируя  «La valse» М. Равеля, исполненный студентом академии, Остбё обращает внимание на его характер  и оркестровые краски: «В этом отрывке  характеры начинают смешиваться, и мы входим в состояние хаоса. В принципе, мне нравится всё, что ты делаешь, но  постарайся исполнять  это более цельно, ведь мы не должны чувствовать, что ты играешь на фортепиано. Здесь  ты  должен имитировать оркестр. Равель любил использовать кинематографические приемы. Самое  главное для пианиста - не терять мысль».
Особенно интересным становится услышать «свежую» трактовку вальса, который Остбё не исполнял ранее: «Когда я учился, никто не играл это произведение, сейчас же - это отличная пьеса для конкурса» И здесь слушатель не остается разочарованным, а в очередной раз убеждается в музыкальной чуткости пианиста, виртуозно владеющего тембром фортепиано и сумевшего с первого раза исполнить произведение «по-оркестровому».
Возможно, не каждый  участник мастер-класса  Акона Остбё открыл для себя что-то новое, ведь многое было известно неравнодушной к музыке публике и раньше. Однако мероприятия подобного рода полезны и ценны возможностью непосредственного общения между исполнителем и опытным наставником.  Именно он  может за короткий промежуток времени «перевернуть» и расширить сознание музыканта, заставить посмотреть на исполняемое произведение с совершенно другого ракурса.


Материал подготовила студентка 1 курса ИТК Алексеева Алиса 

 
Алиса Алексеева
Разделы новые: