Вы здесь

Вселенная звуков

25 мая 2017

Расположенный в Бостоне Музыкальный колледж Беркли (Berklee College of Music) является одним из ведущих американских ВУЗов, специализирующихся на новейших академических и неакадемических музыкальных направлениях. Например, там есть такие специальности, как  «Jazz», «Film Scoring», «Music Therapy» и «Electronic Production and Design».

Ольга Киселева – студентка 3 курса Беркли, приехала в Российскую Академию музыки имени Гнесиных в рамках проекта «Образовательный  мост». На встрече со студентами Академии она рассказала о «саунд-дизайне» – направлении, которое в России становится популярным и востребованным во многих сферах: кинематографе, мультипликации, рекламе, видеоиграх, в театральном искусстве. О том, кто такой «саунд-дизайнер», что он должен делать и к чему нужно быть готовым, если ты оказался в другой стране и учишься в одном из самых престижных колледжей мира, она рассказала в интервью «Без Фальши».

Для многих студентов учеба в Беркли кажется какой-то фантастической мечтой. Многие хотели бы оказаться на твоем месте. Расскажи, как у тебя это получилось?

— В первую очередь, у меня был азарт. Я три года изучала продюсирование, писала музыку в компьютерных программах и поняла, что достигла предела. Пора было собрать весь наработанный материал и что-то с ним сделать. За неделю до своей свадьбы, 16 июня 2015 года, я выпустила альбом, а после у меня было запланировано прослушивание в Беркли. Я рассматривала множество вариантов: и Манхэттенскую школу музыки, и Джульярд, но то, что мне было интересно, оказалось в Бостоне. Я несколько раз съездила в колледж, обошла все факультеты, которые были мне интересны,  расспросила обо всем заведующих кафедр и решила попробовать поступить.

Вступительные экзамены в Америке проходят не так, как в России. Они не требуют глубокого знания теории. В первую очередь, комиссия смотрит на твою музыкальность и потенциал.

Что демонстрировала ты?

— Я исполнила свою песню, повторила ритмы и мелодию, которые они давали, и прочла отрывок с листа. А потом экзаменаторы беседовали со мной минут пятнадцать. Это было удивительно  и нестандартно для меня .

Как ты отреагировала, когда получила письмо с приглашением на учебу?

— Я получила письмо и увидела, что они дают мне стипендию, которая покрывает половину стоимости учебы. Половина –  тоже неплохо, подумала я и согласилась. Моя образовательная программа –  это только музыка, а также очень интересные предметы по истории музыки, музыки африканских диаспор и многие другие. Да, у меня нет гуманитарных предметов, хотя в колледже они есть.

 

Ты много раз употребила слово продюсирование. Давай разберемся в понятиях. В России продюсер  это тот, кто что-то продает. Эта профессия связана с менеджментом.  В чем заключается продюсирование в Америке ?

— Для меня «producer» –  это от слова «сотворить», «сделать». Специалист по «Music production» –  это тот, кто делает музыку. Функция музыкального продюсера — это, например, работа с певцом, который написал песню. Продюсер делает аранжировку, работает над продуктом стилистически. Делает из него настоящий музыкальный шедевр. Он не занимается менеджментом и продажей.

Если сможешь, то расскажи, как устроено музыкальное образование в Америке? Какие плюсы, а какие минусы по сравнению с российским?

— Мне сложно сравнивать, потому что я не изучала музыку в России. Я могу сравнить только гуманитарные науки, так как перед отъездом я полтора года проучилась в Институте коммерции и права, а потом, уже в Бостоне, получила высшее образование в области финансов. Что я заметила, это то, что американское образование основано на практике и примерах, а российское образование – это, в большей степени, – теория. Она настолька высока и обобщенна, что люди теряют связь со специальностью.

Это хорошо или плохо?

— Хорошо все в балансе. Если много практики – тоже плохо. Люди, иногда, забывают подумать, зачем они что-то делают, и все происходит на автомате.   Нельзя все делать по инструкции, нужно думать и анализировать. 

Хотя, в моей жизни был и позитивный опыт. В Бостонском университете, где я училась, был очень хороший баланс теории и практики.

Какая практика в сфере финансов?

— Ты ведешь подсчеты, используя данные, которые сейчас есть на рынке. Ты работаешь с реальными компаниями и цифрами. А еще, что очень важно и чего нет в России, нужно работать в группе. Иногда вам дают задание на весь семестр и вы разрабатываете какой-то проект вместе. В США очень любят презентации. Чуть ли не полжизни ты выступаешь перед людьми и своим классом. Такая разговорная практика очень важна. Тебя учат красиво говорить, правильно и корректно доносить информацию. Учат психологическим приемам –  где дать аудитории расслабиться, а где вставить нужную картинку. 

Многие боятся ехать за границу по разным причинам: плохое знание языка, отсутствие средств к существованию, боязнь «потеряться» в чужой стране или городе. Был ли у тебя какой-то страх? Расскажи, как ты оказались в Америке ?

— Я ехала за границу с гринкартой, и, конечно, это упростило  мне жизнь. Но и мне было нелегко. Да, у меня было право на жильё и на работу, но когда ты едешь в англоговорящую страну и думаешь, что замечательно говоришь на языке –  это глубокое заблуждение. Я столкнулась с первым встречным американцем, попыталась с ним заговорить и поняла, что абсолютно не могу общаться, я его не понимала.

А в чем заключалась проблема, акцент?

— Скорее, быстрый темп речи. Да, плюс ко всему, они говорят с американским акцентом, а мы привыкли к европейскому. После этого я поставила на себе крест, а мне было 18 лет. Я испугалась, что никогда не смогу общаться с людьми, не смогу быть конкурентоспособной, никогда не смогу работать в индустрии, которая связана с языком. Еще раз повторюсь, было тяжело. Мы с сестрой жили на 50 долларов на двоих в неделю и ели гречневую кашу.

В Америке есть гречка ?

— Есть русские магазины. Без них мы бы не выжили. Спустя какое-то время, я поступила в Бостонский университет. Там было очень тяжело. С меня спрашивали язык, а все мои учебники по астрономии, экономике были исписаны. Каждое слово было подписано, потому что я не понимала ничего... Но да, через четыре года я свободно разговаривала и была конкурентоспособной.  Язык был уже не проблемой.

Ольга, скажи, ты аудиал?

— Что это такое ?

Ну, это человек, который воспринимает мир посредством слуха.

— Я думаю, что, в какой-то мере, – безусловно. У меня очень ассоциативное восприятие. Если я слышу какую-то музыку, звук, то сразу представляю картинку. Звуки города оказывают влияние на меня. Сейчас поезд –  это ритм. Я иду по метро и слышу музыку.  Поэтому, скорее всего, да, я –  аудиал. 

Как бы ты определила свою профессию? Продюсер? Композитор? Саунд-дизайнер? Как переплетаются эти ипостаси в твоем творчестве?

— Я объединяю в себе все эти определения. Моя специальность –   это четыре слова: «Electronic music composer for visual media». Я уже говорила, но повторюсь еще. До этого я была только певицей, писала песни и играла на гитаре с группой. Но создавать музыку можно не только в формате песни. Это может быть музыкальная композиция, где музыка подчинена визуальному ряду, танцу, да чему угодно. Я кооперирую в себе все качества: продюсера, композитора и саунд-дизайнера.

Судя по количеству знаменитостей - Бен Бертон, Рэнди Тхом, Ричард Кинг - в Америке  саунд-дизайном занимаются давно.  Я знаю, что в России эту специальность начали преподавать где-то с 2003 года. Как ты считаешь, что нужно сделать нам, чтобы догнать Америку ?

— Молодое поколение –  это будущее. Любую вещь нужно создавать с нуля.  Как появился фейсбук? Людям нужно было общаться. Команда людей создала инфраструктуру,  а затем написали программу. В этой ситуации, отвечая на вопрос, люди должны создавать свои компании. Не знаю, как в России, но в Америке создать свой бизнес очень легко. Действительно, это страна американской мечты. Ребятам нужно продавать себя. Нужно создавать, а не догонять.

Я слышала, что саунд-дизайнер - это человек, который,  должен иметь за спиной профильное или хотя бы высшее техническое образование. И вообще , без хорошей технической подготовки, знания акустики и физики звука,  не получится достичь значительных карьерных высот. Это так?

Конечно, это желательно. Вот у меня был один класс акустики, кстати, это был самый интересный класс, но 90 % студентов не обращают на него внимание. Вообще, я придерживаюсь такой позиции: предела идеалу – нет. Что такое истинное знание? Это постоянное стремление учиться. Ты учишься всегда: в институте, на работе, у коллег. Это вся твоя жизнь. Это бесконечные часы в студии, где ты доводишь какие-то знания до совершенства. Все постижимо, и никаких преград не существует. 

Вопрос, который волнует тех, кто находится в начале пути: что важно знать саунд-дизайнеру и какими навыками он должен обладать?

— Конечно, фантазией. Это первое и последнее. Да, технические навыки можно получить, но если ты не знаешь и не представляешь, как предмет должен звучать, у тебя ничего не получится.  Если у тебя есть воображение и прекрасно работает ассоциативное мышление, ты видишь предмет и слышишь его –  это половина профессии саунд-дизайнера. Еще в этой индустрии важно быть композитором, не достаточно быть просто инженером.

Ну и закончим мы нашу встречу  небольшим блиц опросом.

Самый необычный звук который вы записывали или самый необычный проект?

— Например, я создала звук для электронной руки-амфибии. Это была реклама андроида. Самое необычное, что основой послужил звук полоскания горла. Или мне нужен был звук летающей иголки, и я решила, что это будет свист. В профессии саунд-дизайнера нет правил, и мне это очень подходит.

Какие программы ты используешь в работе?

— «Logic Pro X» и «ProTools».

Назови вещи, которые лежат у саунд-дизайнера в рюкзаке?

— Микрофон или диктофон, блокнот для записи идей и, наверное, парочка шумовых инструментов. Все саунд-дизайнеры, когда что-то видят, хотят понять, как это звучит.

Ты такая же?

— Я превращаюсь в этого человека. Я хочу все записать и все услышать.

Как эта профессия изменила или повлияла на твою жизнь?

—  Это изменило мои уши. Я стала видеть и слышать вещи по-другому. Раньше

звуки ремонтных работ меня беспокоили и возмущали, а теперь я начинаю прислушиваться к ним. Сейчас у меня другое восприятие окружающей среды.  Я начала слышать все инструменты и все тембры. Представляю, как они сочетаются друг с другом. Я начинаю фантазировать, как можно синтезировать эти звуки. Сейчас для меня главное – достичь более глубоких знаний в создании звука из шума. 


Материал подготовлен студенткой II курса ИТК Еленой Филиной 

 
Елена Филина
Разделы новые: