Рубрика: Интервью

Общение есть история. «Без фальши» представляет самые интересные диалоги с самыми интересными людьми.

Музыканты о «непонятной» музыке

Продолжаем серию интервью на тему «Современная музыка».

О ее возможностях, преимуществах и недостатках рассуждает студент I курса по специальности «Композиция» Владимир Жеребцов

Что для тебя современная академическая музыка?

Я думаю, что современная музыка ведет свой отсчет с тех пор, когда композиторы начали проводить эксперименты – с музыкальными формами, принципами, концепциями, и на первый план вышла проблема созданиянового. Для меня эта музыка связана со множеством различных направлений, которые представляют и символизируют возникновение этого нового. Например, стохастическая музыка, сериализм, алеаторика и так далее. Если касаться временных рамок, то я бы вел отсчет с нововенской школы, то есть с начала XX века. 

Значит, ты считаешь, что кардинальный перелом произошел в XX веке и с тех пор ничего не менялось? 

Это официальная, общепринятая точка зрения, и я ее придерживаюсь.

Ходишь ли ты на концерты «актуальной музыки»

Очень редко, но случается. Из событий последнего времени меня заинтересовал и подтолкнул к размышлениям мастер-класс по импровизации в Шуваловской гостиной. Некоторое количество людей – исполнителей и слушателей – распределили в пространстве. Исполнители отбивали различные ритмические формулы через определённые временные промежутки. Зрители и слушатели сопоставляли звучания, доносившиеся отовсюду, и пытались осмыслить их как единство или как разрозненные элементы.

Каких современных композиторов ты знаешь? 

Шнитке, Губайдулина, Денисов, в первую очередь. Есть также в большей степени консерваторы, чем радикалы, например, Родион Щедрин и Сергей Слонимский. Из более молодого поколения я мог бы назвать разве что Мартынова. 

Чем творчество современных «продвинутых» композиторов привлекает или отталкивает? 

Композитор полагает, что способен создавать нечто в рамках абсолютно любых концепций, на основе любого музыкального языка. Это и отличает современную музыку от музыки предыдущих столетий  – отсутствие границкак таковых. Игра с этими границами, игра с ощущениями слушателя – вот этой беспредельностью возможностей и характеризуется эпоха. Отталкивает же неубедительное воплощение идей, возникших на основе этих беспредельных возможностей. 

Приходилось ли тебе играть современную музыку? Как исполнитель с какими трудностями ты сталкивался? 

Да, приходилось. Многие произведения не связаны с естественным переживанием, и это надо как-то преодолевать, навязывать себе восприятие современной музыки как естественной. Это могут быть неожиданные,совершенно непредсказуемые crescendo. То же самое касается штрихов, атаки, туше… Это интересно и способствует самоисследованию, но в то же время усложняет исполнение. Сложно и то, что современная музыка не укладывается в рамки аккордов, предполагаемых звучаний; трудно предугадать, что будет дальше. Очень часто нет никакой закономерной связи между соседними тактами или созвучиями. 

Какие проекты, фестивали, связанные с современной музыкой, ты знаешь? 

Союз композиторов. Еще мастер-классы, проводимые в том числе и в нашей академии. 

Как ты считаешь, какие позиции Россия занимает в сфере современной музыки

Думаю, что все это нашим государством не особо поощряется и финансируется – не так, как, например, во Франции, Австрии и других странах Европы. Бедствующее, нищенствующее положение у нас занимаетсовременная музыка. Внимание большинства музыкантов направлено на музыкальное искусство прошедших эпох, то есть традиционное, классическое. Что же касается актуального творчества – то это большая проблема, которую необходимо решать. 

Почему современная музыка тебе как композитору не очень интересна?

Потому что я предпочитаю опираться на опыт тех, кто придерживается  традиционных направлений. Если у меня появится стремление отразить что-то новое в своей музыке, то пусть это возникнет само собой. Мне бы не хотелось ориентироваться на своих современников.

Музыканты о «непонятной» музыке

Что такое современная академическая музыка? Это время, направление или набор композиторских имен? 

Вопросы, на которые непросто дать однозначный ответ. Современная — значит та, которая рядом с нами. Но то, что создается сегодня, не всегда отличается от того, что создавалось намного раньше. Сложная, не всегда понятная, рассчитанная в первую очередь на интеллектуальное восприятие, но вместе с тем и притягательная – современная музыка однозначно вызывает интерес и оказывается в центре дискуссий.

Студенты РАМ им. Гнесиных отвечают на эти и другие вопросы и рассуждают на тему современного музыкального искусства. 

Что для тебя современная академическая музыка? 

Екатерина Ключникова (фортепиано/музыкальная журналистика), II курс: 

Современная музыка делится для меня на две части. Первая — это музыка второй половины двадцатого века. И вторая часть – это музыка тех, кто пишет сейчас, молодых композиторов.

Диана Михеева (народные инструменты, домра, IV курс): 

Для меня это та музыка, которая начинается с XX века. 

Лидия Кошевая (композиция, V курс) 

По времени — наверное, последние 20 лет, с начала 2000-х. А по направлениям – сложно сказать: сейчас такое буйство разных школ! 

Павел Аксенов (инструменты эстрадного оркестра, тромбон, II курс) 

Это та музыка, которая появляется сейчас и существует рядом с нами. В наше время очень сложно придумать что-то новое, и на авансцену выходит не музыка, которую создает человек, а сам человек, личность. 

Игорь Романов (инструменты эстрадного оркестра, гитара, II курс) 

Это та музыка, которая родилась из классической в определённый момент, (насколько я помню, в послевоенное время), и, как следствие, стала новым направлением. Для меня современная музыка – это и музыка к фильмам, и концерты выдающихся музыкантов. 

Максим Санин (инструментальное исполнительство, ударные, III курс) 

Наверное, можно считать современной музыкой весь XX век и то, что создается сейчас, в том числе творчество молодых композиторов.

Денис Добровольский (музыковедение, IV курс) 

Для меня это, скорее, новейшая музыка последних двух десятилетий. Мне кажется, все зависит от техники композиции, от новизны звучания. Сейчас есть современные композиторы, сочинения которых напоминают музыку начала XX века, и это немного не то.

Денис Добровольский

Ходишь ли ты на концерты современной музыки? Или на постановки современных опер, перформансы? 

Екатерина Ключникова 

Бывает. Я хожу и на концерты, где звучит только современная музыка и на те, где есть произведения, как классиков, так и современных композиторов. Постановки современных опер пока не смотрела.

Диана Михеева

Признаюсь честно, мне иногда бывает сложно понять современные оперы. Не так давно я была на «Отелло», на современной постановке. У меня даже протест какой-то возник, потому что некоторые элементы спектакля оскорбляли мое восприятие. Если говорить о современных мюзиклах, то это здорово. 

Лидия Кошевая

Да, хожу активно. Люблю концерты Студии новой музыки, МАСМа, всегда хожу на программы Altro Coro. Люблю синтез искусств, когда перформансы и хеппенинги всякие происходят. Но я стараюсь посещать и концерты «старых мастеров». Эта музыка может быть не такая прогрессивная, но, тем не менее, часто вызывает эмоции, что, мне кажется, очень важно. 

Павел Аксенов

Меня это интересует, но я редко посещаю такие мероприятия.

Игорь Романов 

Я бывал на концертах академического вокала. На одном из последних звучала музыка французских композиторов — насколько я помню, как современных, так и классиков.

Максим Санин

Хожу, но не могу сказать, что мне всё понятно. Кстати, недавно я как ударник участвовал в современной постановке оперы «Влюблённый дьявол». 

Денис Добровольский 

Да, последние полтора года в основном я хожу на концерты современной музыки. А если выбираю концерт с классико-романтической программмой, то иду ради имен, ради хороших исполнителей.

Екатерина Ключникова

Когда последний раз ты посещал(а) одно из таких событий? И какое? 

Диана Михеева

Недавно я была на юбилейном концерте одного современного композитора. Музыка очень интересная – не сказать, что Прокофьев или Шостакович… Что-то простое, как саундтрек из фильма, неоклассика, наверное. Не скажу, что мне это близко, потому что это чуть-чуть примитивно.

Лидия Кошевая

В начале года я ходила на концерт Студии новой музыки «Авангард и фольклор». Они играли Сысоева, Берио – фольклор, прочитанный новым языком. Концерт вызвал хорошие эмоции и произвел яркое впечатление. 

Павел Аксенов

Давно, в прошлом году. Это был концерт моего друга в Новосибирске. Там звучала его музыка, и музыка других ребят, которые учатся в консерватории.

Максим Санин

Недавно я был на концерте, где ансамбль «Студия новой музыки» исполнял музыку Эдисона Денисова. Во многом этот концерт стал для меня открытием. 

Денис Добровольский 

Совсем недавно ходил на «Орфические игры». Очень люблю Электротеатр «Станиславский» – это место для экспериментов.

Максим Санин

Каких современных композиторов ты знаешь? 

Екатерина Ключникова

Что-то мне Маноцков первым приходит в голову. Еще Смит, Шульхофф. Стравинский, конечно — всегда новый и разный. Еще минималисты: Павел Карманов, Стив Райх, Терри Райли. Преподаватели Московской консерватории, Гнесинки. Вот, например, в гнесинской десятилетке преподаватель школы, кларнетист и композитор Антон Прищепа сделал проект «Gnessin counterpoint». 

Диана Михеева

Честно говоря, затрудняюсь с ответом. Мне очень нравится американский композитор Джон Уильямс. Ханс Циммер, кинокомпозитор – это просто моя любовь.

Лидия Кошевая

Из тех, кто в последнее время мне очень близок, — Кайя Саариахо, Стин-Андерсен, Хаас, Пярт. Еще Валерия Авербах, это композитор из Челябинска, она сейчас живет в США. Из русских композиторов ориентир для меня — наверное, мой профессор, Алексей Львович Ларин.

Павел Аксенов

Я мог бы назвать ребят из Новосибирска — там есть несколько  композиторов. 

Игорь Романов 

Ханс Циммер, Эндрю Норман, Людовико Эйнауди. Из джазовых – Уинтон Марсалис, Ренди Брекер, Скотт Хендерсон. Их очень много.  

Максим Санин

Я как ударник могу назвать композиторов, которые имеют непосредственное отношение к ударным инструментам — Ксенакис, Кейко Абе, Живкович. И еще Денисов. 

Денис Добровольский 

Клаус Ланг для меня – один из самых интересных зарубежных композиторов. Мне нравится музыка Т. Мюрая, К. Саариахо, Ж. Гризе, С. Шаррино; есть интересные вещи у Г. Ф. Хааса. Из русских – А. Ретинский, Д. Курляндский. Также, недавно я узнал о британских композиторах – Дж. Уиксе, К. Фоксе и М. Финнисси. 

Лидия Кошевая

Чем современная академическая музыка принципиально отличается от того, что ты изучаешь в курсе истории музыки?

Павел Аксенов

Возможно, современную музыку отличает больший концептуализм, большая конструктивность. То, что происходит сейчас – это итог исторического развития. Ничего кардинально нового придумать невозможно, потому что все новое основано на опыте предыдущих лет. 

Игорь Романов 

Я думаю, в современной музыке больший простор, другие идеи. Это отказ от шаблонов и неких правил. Все стремятся к какому-то фьюжну. 

Максим Санин

В каком-то плане музыка стала менее мелодичной и более резкой. Думаю, так произошло потому, что в мире происходили огромные изменения — всё ускорялось, преобразовывалось, создавалось что-то новое. И музыка – это  реакция на мировые события. 

Денис Добровольский 

Изменился взгляд композитора на музыкальный материал и на возможности работы с ним. В сочинениях также усилилась концептуальная сторона. Если говорить о звуковой реализации, то первое, что отличает, — это особенности звуковысотной организации. 

Игорь Романов

Чем она привлекает или, наоборот, отталкивает? 

Екатерина Ключникова 

Она непонятна для нас, мы к ней не привыкли. А привлекает новизной, конечно. Привлекает злободневностью. Музыка XXI века такая же, как и наш век. С другой стороны, лично меня именно этим она и отталкивает, потому что мне не очень нравится наше время — всё слишком быстро, торопливо, слишком на бегу, мы не сильно задумываемся о том, что делаем, обесцениваются какие-то человеческие понятия, которые должны быть общечеловеческими. 

Диана Михеева

Ну, конечно, привлекает всякими «фишечками», нововведениями. Мосолов, например, ввел такие интересные вещи, как урбанизация или урбанизм. Привлекает тем, что это всегда что-то новое. Чем отталкивает? Расскажу подробнее об одном концерте. Музыка два часа крутилась на одном месте, было ощущение, что композитор развивал одно-единственное тематическое ядро. И все это до ужаса просто — никаких переходов, ничего такого, что могло бы тронуть душу. Слишком нецепляюще, примитивно, хотя представлено это было очень эффектно. 

Лидия Кошевая

Привлекает своей непредсказуемостью. Это всегда что-то новое, чего я еще не знаю. Отталкивает тем, что она очень часто бездушна, совершенно халтурно выполнена. Часто люди не видят граней между новаторским, интересным и просто повторением чего-то, что было в XX веке. Часто за трюками, за концепцией не скрывается вообще ничего, мысли нет. Я за то, чтобы в музыке все-таки присутствовала душа, как бы нова и концептуальна эта музыка ни была — это всегда должно быть ради чего-то, осмысленно. 

Павел Аксенов

Меня в современной музыке привлекает не сама музыка, как ни странно, а люди, которые ее исполняют и пишут. Интересно наблюдать за их открытиями. Она может отталкивать только тех людей, которые слишком консервативны. 

Игорь Романов 

Не могу сказать, почему мне это нравится или не нравится. Наверное, это вопрос вкуса. Думаю, что это происходит на эмоциональном уровне. 

Максим Санин

Отталкивает, наверное, своей непонятностью, своим сумбуром в какой-то степени. А привлекает тем, что каждый может найти в ней что-то своё, потому что она заставляет переживать и сочувствовать. Но, для того, чтобы её понять, нужно подготовиться. Привлекает ещё и тем, что при прослушивании вызывает иногда какие-то новые ощущения и эмоции, быть может, не совсем привычные

.Денис Добровольский 

Меня всегда привлекала музыкальная сторона. Я имею в виду тембры и их сочетания. Интересно наблюдать, что с ними происходит, как они смешиваются и образуют разные звуковые текстуры. Что отталкивает, не знаю. Я всегда стараюсь найти что-то, за что можно ухватиться, какие-то интересные моменты. 

Диана Михеева

Приходилось ли тебе играть современную музыку? Что в ней трудно для исполнителя?

Екатерина Ключникова

Я играла Бартока, Хиндемита, вокальные циклы Задерацкого. Сложно в этой музыке то, что она написана «от головы». Сначала ты должен считать структуру, разобраться в ней, разложить по полочкам, а потом до тебя дойдёт, какие чувства и мысли закладывал автор. 

Диана Михеева

Я с народной кафедры. Лет двадцать назад наши профессора начали интенсивно налаживать связь с современными композиторами. И сейчас мы исполняем много музыки Броннера, Подгайца. Они пишут для мандолины, домры, балалайки. Сложности, конечно, есть, но эти авторы тесно сотрудничают с исполнителями: всегда рассказывают о содержании, помогают разобраться с техническими трудностями, и это здорово. 

Лидия Кошевая

Да. Но мне не приходилось исполнять современную музыку, которая была бы сверхсложно написана. Как правило, самый большой камень преткновения – это когда исполнитель берется за партитуру и понимает, что он просто не может разобраться в количестве значков, ремарок. И просто разобрать нотный текст – это уже такое количество времени, что не остается никакого желания работать дальше. Второй пункт: исполнители как бы готовы, им как бы интересно, но они в процессе работы так и не доходят до понимания, про что это. Но если есть желание и интерес, можно сыграть что угодно. 

Павел Аксенов 

Конечно, приходилось. Иногда современную музыку пишут люди, не очень опытные в инструментовке — им не хватает более конкретного знания многих инструментов, для того, чтобы написать правильную, логичную партию для исполнения. Технически это порой странно сделано. В современной музыке часто используются какие-то сложные технические приемы. 

Игорь Романов 

Да. Современная музыка ритмически менее организованная. Сложности бывают технические. Иногда, например, в наших гитарных произведениях  появляется трудноисполнимая мелизматика. 

Максим Санин

Да, приходилось. И основная сложность – это переменные размеры. Но, если мы этому обучены, то это не составляет труда. В основном могу отметить технические сложности, но и они преодолеваются. Бывает так, что одному человеку приходится играть сразу на нескольких инструментах. И, как правило, эта музыка требует от исполнителя огромной концентрации. 

Денис Добровольский 

Да, я что-то разбирал для себя, например, «Двенадцать нотаций» П. Булеза. Играл музыку С. Райха. Бывает, разбор произведения занимает много времени. Из трудностей можно отметить довольно продолжительное время разбора произведения. Это связано в основном с ритмическими сложностями и новыми фактурными изобретениями. Технические трудности есть везде, но это вполне реально исполнить. Здесь очень важна точность, детальная проработка. 

Павел Аксенов

Какие проекты, фестивали, связанные с современной музыкой, ты знаешь? 

Екатерина Ключникова 

Дягилевский фестиваль, наш проект Gnesin Contemporary Music Week. «Резиденция», например.

Диана Михеева

Я знаю, что у Святослава Липса есть современный проект, концерты которого проводятся несколько раз в год. 

Лидия Кошевая

Дягилевский фестиваль в Перми, например. Мне очень нравится, что появилось движение современной музыки у нас в Гнесинке – Gnesin Contemporary Music Week. 

Павел Аксенов

Фестиваль Art Music. Gnesin Contemporary Music Week. 

Игорь Романов 

Слышал о Gnesin Contemporary Music Week. 

Максим Санин

«Другое пространство». Ансамбль «Студия новой музыки» при консерватории постоянно создает необычные и интересные проекты. 

Денис Добровольский 

Gnesin Contemporary Music Week. «Другое пространство», «reMusik», «Территория» и отчасти Дягилевский фестиваль. Но, мне кажется, что основные фестивали современной музыки сосредоточены все-таки в Европе.

Как тебе кажется, Россия сейчас какие позиции занимает в области современной музыки? А в каких странах современную музыку любят, ценят и финансово поддерживают? 

Екатерина Ключникова 

На мой взгляд, у России позиции не самые передовые. Но у нас в принципе исторически идёт отставание. Время такое сейчас, что политики не сильно смотрят на искусство вообще. Оно, наверное, считается ненужным для общества. Причем это не только у нас, но и на Западе — везде всё одинаково.

Лидия Кошевая

Думаю, что не лидирующие и не отстающие. Мы гонимся за Европой, может быть, слишком подражаем ей. В Западной Европе, особенно в Германии, Австрии, Франции, отношение иное. Сейчас, по-моему, Скандинавия поднялась, Дания. В Финляндии появляются новые имена.

Павел Аксенов

Я думаю, мы немного отстаем от европейских стран, но отставание невелико. Другое отношение в странах Северной Европы – Норвегии, Финляндии, Швеции.

Игорь Романов

Думаю, Европа впереди. А поддерживают современную музыку в Италии, Франции, Германии. В США. 

Максим Санин

Мы точно не первые, потому что уделяем мало внимания современной музыке. Мне кажется, нужно приглашать специалистов из-за рубежа или самим ездить на стажировки за границу. Думаю, что, например, в Англии, Италии, Франции все это находится на совершенно другом уровне. 

Денис Добровольский

Мне сложно судить, потому что я не жил за границей. Говоря о России, могу предположить, что мы достаточно изолированы. Некоторые проблемы есть и в образовании – педагоги иногда бывают консервативны. Думаю, что в Европе — Германии, Франции, Италии – ситуация совершенно иная.

Диана Михеева

Не думаю, что лидирующие. У нас очень богатая славянская культура, старинная и самобытная. Нам следует опираться на нее, и тогда будет что-то свое, особенное. Я думаю, что в Европе, особенно в Германии, и в Америке отношение к современной музыке гораздо лучше. 

«Мне нравится находить в человеке прекрасное»

Пятого октября — День учителя. В преддверии праздника мы поговорили со студентом Гнесинки Игнатом Гаджиевым, искренне увлечённым педагогической деятельностью. Игнат рассказал о том, почему он выбрал профессию музыкального педагога, какую систему образования считает эталоном и чему преподаватель может научиться у своих учеников.

Игнат, для вас педагогика — искусство, наука или философия? Что в большей степени? 

— Педагогика — некий конгломерат, объединяющий и все прекрасные виды искусства, и философию, и психологию. Для меня педагогика — это неисчерпаемый мир чего-то нематериального, что нельзя потрогать руками. В её основе лежит любовь к человеку. Как в искусстве человек с любовью создает произведение, также и преподаватель с любовью взращивает «зёрна». 

— Вы сейчас делаете акцент на духовном начале, но ведь педагогический процесс вполне материален: это область реальной жизни в самых разных её проявлениях…

— Тогда я скажу так: педагогика — синтез всех прекрасных жизненных явлений, которые можно найти в нашем мире.

Именно поэтому вы, получив образование теоретика, стали студентом профиля «Музыкальная педагогика»?

— Мне интересна область музыковедения, но я всегда чувствовал, что работа с детьми приносит гораздо больше удовлетворения. Мне всегда нравилось находить в человеке прекрасное и помогать ему раскрыться. Когда ты это делаешь, получаешь огромное удовлетворение, чувствуешь, что приносишь пользу обществу, и это очень мотивирует. Я хотел бы посвятить жизнь детям… и студентам.

— Чему, по-вашему, педагог может научиться у ученика? И возможно ли это вообще?

— Конечно, да. Можно научиться прощению, потому что дети гораздо мудрее, чем взрослые. Ребенок — чистый человек, он несет в себе много мудрости. Ребенок никогда не помнит плохого. Если взрослый, например, его даже ударит, он через минуту забудет, потому что ребенок не живет прошлым. Это помогает ему чувствовать радость, счастье, любить. Сердце ребенка безгранично переполнено любовью. 

Ребенок — это неогранённый алмаз, который надо постараться довести до совершенства. И чтобы это сделать, преподавателю необходимо понять желания и пристрастия ребенка.

Какие учебные дисциплины помогают студенту Академии сформировать педагогические качества?

— Конечно, прежде всего, педагогика, музыкальная педагогика, история педагогики. Музыкальная педагогика помогает разобраться в психологии детей, обучаемых с раннего возраста, в особенностях методики, вариантах подачи материала, в новых течениях, в отличиях разных педагогических систем. Также важна история педагогики, которая позволяет нам учитывать опыт предыдущих поколений. 

А педагогическая практика?

— В вопросах воспитания детей практика приоритетна. Благодаря ей складывается реальная картина: что делать, как этот процесс происходит, чего не делать, какие ошибки не стоит совершать. 

— Есть ли у вас желание и намерение познакомиться с принципами музыкальной педагогики, практикуемыми в других странах?

— Конечно. Мне очень нравятся различные методики,  которые используются в зарубежном образовании, например, методика Карла Орфа. Это — невероятное открытие XX века. Карл Орф — великий человек; ему удалось благодаря любви к детям найти универсальный подход, раскрывающий творческий потенциал каждого ребенка. В зарубежной педагогике вообще сильна идея гуманизма.

— А в отечественной системе этого разве нет?

— Мне кажется, что у нас ребенок порой воспринимается как какое-то несовершенное существо, которое нужно воспитывать и «доводить до ума», но не как личность, имеющая право на собственное мнение. А маленький человек должен расти в атмосфере уважения. Надо прислушиваться к его мнению, не унижать его, не давать понять, что он глупее взрослых. Это абсолютно устаревший и неправильный подход. 

— Можете ли вы привести примеры «правильного подхода», используемые в зарубежной музыкальной педагогике?

— Эталоном образования для меня всегда была финская система. Она на сто процентов демократична. Ребенку предоставлена полная свобода развития. Он не ограничен никакими рамками, не травмируется. Нет строгой оценочной системы, любой результат можно улучшить. В финской системе большое внимание уделяется творческому развитию как одному из важнейших аспектов жизни. 

Это здорово, потому что в наше время очень не хватает доверия к ребенку. Когда человек формируется в условиях запрета, у него появляются психологические зажимы и ему гораздо труднее выразить себя, воплотить в жизнь творческие стремления. Многие дети сами считают, что они далеки от творчества и не способны ничего создать. Но ведь это неправда. Каждый человек способен заниматься искусством: музыкой, рисованием, пением, чем угодно. Главное, чтобы для этого не было бюрократических, стереотипных ограничений. Любой ребенок — отдельная вселенная, отдельный мир.

Вадим Репин: «Самый трудный метод – академический. Самый легкий – пускать пыль в глаза»

Мостмежду востоком и западом. Лучшие музыканты России, которые покоряют сердца слушателей во всём мире. Величайший скрипач современности Вадим Репин. Всё вместе это рождаетуникальное событие в мире музыкальной культуры, Транссибирский арт-фестиваль, который в этом году проходит в шестой раз, с 21 марта по 13 апреля.

«Для меня идеал композитора – это суперуниверсал»

Биография композитора Лидии-Марии Кошевой весьма необычна. Музыкой она начала профессионально заниматься в 17 лет. Сегодня, в 24 года, Лидия – студентка IV курса РАМ имени Гнесиных. Она учится в классе А.Л. Ларина, занимает призовые места на престижных композиторских конкурсах, а 17 марта 2019 года у неё состоялся первый авторский вечер в концертном зале музея Н.Г. Рубинштейна.
Мы поговорили с Лидией-Марией о её выборе, о трудностях, которые возникают на творческом пути, о вдохновении, о семье и о многом другом…

Валерий Гроховский: «Любое искусство – штучный товар»

Конкурс Gnesin Jazz закончился совсем недавно. В связи с этим мы поговорили с легендой жанра и членом жюри конкурса,  пианистом Валерием Гроховским. О вкусах, молодом поколении и его удивительной жизни.

Что такое арт-проект «Площадка»?

Совсем недавно в Национальном культурном центре Украины в Москве состоялся арт-проект «Площадка». Символично, что в свой маленький юбилей «Площадка» вернулась именно в тот зал, где зимой 2016 года была презентована впервые.

#гнесинецнедели Даша Валетова

В Гнесинке нередко можно встретить людей с очень странными, витиеватыми судьбами. Даша Валетова — академическая вокалистка, второкурсница училища, которая сменила несколько профессий, вернулась из эмиграции и нашла рациональное зерно в творчестве.

За ними будущее: о новом поколении музыкальных педагогов

Так уж устроена жизнь человека: рождение, детство, отрочество и зрелость. Мы проходим свой длинный путь: познаем жизнь и себя, учимся . Но к счастью, всегда есть люди, которые нас на этом пути поддерживают. Это не только семья, но и педагоги . Они воспитывают в нас целеустремленность, веру в собственные силы. Своими воспоминаниями об учителях и желании стать частью этой профессии поделились студенты «Музыкальной педагогики» РАМ им. Гнесиных.

— Почему ты решила стать педагогом?

Екатерина Миронова: Мне интересен процесс творчества и взаимодействия с людьми. Наблюдая, как человек меняется, ты лучше узнаешь себя самого, открываешь в себе новые качества, думаешь, что нужно сделать, чтобы продолжать саморазвиваться. Это очень помогает.

Полина Евдокимова: Основная причина, по которой я выбрала профессию педагога – это возможность работать с людьми, причем разных возрастов. Это могут быть и дети, и взрослые. Очень интересно, ведь есть ответ, реакция людей, которым ты рассказываешь или показываешь. Это хорошая возможность передать кому-то собственные знания, в том числе и те, которые когда-то в меня вкладывали мои педагоги!

Анастасия Зоткина: Очень нравится работать с детьми. Меня увлекает сам процесс обучения. Нравится смотреть, как дети взрослеют, меняются и развиваются.

Ирина Патиянц: У меня мама учитель, филолог, преподаёт в общеобразовательной школе. Так что, наверное, это наследственное. В детстве я всегда любила играть в школу. И, когда решила связать свою жизнь с музыкой, обнаружила, что мне педагогика очень нравится, несмотря на то, что раньше я обучалась как исполнитель. Когда у меня в колледже была педагогическая практика, педагогика и психология, я поняла, что меня это интересует. 

Анна Никольская: Пока что я недостаточно серьёзно отношусь к своей специальности. Я закончила Гнесинское училище как дирижёр-хоровик и поняла, что мне этого достаточно. Идти в ВУЗ на хоровое дирижирование не хотела. Думала поступить на вокальное, но некоторые обстоятельства складывались против этого. На ситуацию повлиял мой преподаватель по специальности, т.е. по дирижированию. Его бывшая учительница была зав. кафедрой музыкальной педагогики, и он посоветовал проконсультироваться у неё. Я долго этому противилась, потому что в училище Гнесиных есть мнение, что идти после него в академию несолидно. Но я для себя решила, что лучше получить многогранное теоретическое образование, чем какую-то узкую специализацию. Так я выбрала музыкальную педагогику.

Игнат Гаджиев: Профессия педагога – одна из самых древних и одна из самых благородных профессий. Она направлена на обогащение духовного мира ребёнка, на то, чтобы он стал полноценным членом общества и просто хорошим человеком. Мне сказали, что я должен так думать (смеётся). Шучу! Я правда так думаю.

— Был ли у тебя опыт преподавания? Если да, то какие остались впечатления от работы с детьми?

Екатерина: Да, я работала с детьми. У меня был мальчик на педагогической практике, с которым я занималась фортепиано. Ему было 15-16 лет, и так получилось, что он учил ту же программу, кторую я когда-то тоже играла.То есть, я занималась с подготовленным учеником. Поэтому, это была очень интересная творческая работа. После практики он поступил в Мерзляковское училище, и я очень рада, что смогла ему помочь.

Полина: У меня был опыт преподавания, положительные впечатления, потому что дети – самые отзывчивые люди, особенно дошкольники. Им всегда все интресено, например, когда разучиваешь с ними песню или делаешь какие-нибудь движения. И тебе становится приятно, когда ты видишь искренний интерес в их глазах.

Анастасия: Я преподавала в секторе педагогической практики в своем колледже. У меня была возможность поработать с детьми разных возрастов, как с трехлетними, так и с подростками. Впечатления остались самые положительные. А вот находить общий язык было проще со старшими детьми.

Ирина: Я занималась не только с детьми, но и со своими сверстниками. Это всегда для меня очень большое вдохновение, это то, что делает меня счастливой. Мне очень нравится объяснять, помогать людям. Здорово, когда ты человека чему-то учишь:  поработал, и у него начинает это получаться. С детьми очень весело, они непосредственные. Уроки проходят в шутливой игровой форме,  с ребенком сразу становится лучше, даже если настроение плохое, ведь ты взаимодействуешь с ним на его уровне.

Анна: Я вела детский хор, и в училище у меня была педпрактика – тоже детский хор. Мне очень понравилось! Это интересно, и я хочу дальше развиваться в этом направлении, ведь очень люблю детей и быстро нахожу с ними общий язык. Я хочу быть педагогом.

Игнат: Я устроился работать на 3-м курсе колледжа. Когда я начал преподавать, думал, что мне будет тяжело, что не смогу поладить с детьми, и они меня не будут воспринимать всерьёз: я не выгляжу пожилым опытным преподавателем. Но мы сошлись в характерах. Я не позиционировал себя как педагога, который будет доминировать, заставлять учиться. Я не создавал собственного культа, а просто хотел максимально приблизиться к детям, дать им понять, что педагог – это не враг, а друг. Это тот, кто направит, поможет, подскажет. Я им никогда не ставил «тройки». Видимо поэтому они почти не пропускали занятия. Ну и, в общем, опыт оказался очень благоприятным. Дети меня любили, расставаться с ними было непросто.

— Какую задачу должен поставить перед собой педагог, чтобы не только научить детей, но и помочь в дальнейшем развить их творческий потенциал?

Екатерина: Все должно начинаться с заинтересованности. Не просто ходить на уроки и выполнять поставленные задачи, а именно найти индивидуальный подход к каждому ученику. Это не должно быть навязчивым — главное, чтобы ученик проявил искренний интерес к предмету. Большая редкость, когда ребенок сразу же начинает увлекаться музыкой, едва услышав звуки. Все зависит от реакции ребенка и его способностей. Каждый воспринимает по-разному. Например, один слышит музыку и остается к ней равнодушным, а другой послушает, и ему захочется ее повторить, подобрать на инструменте. Задача педагога – не только научить ребенка теории, но и вызвать у него отклик. Поэтому, занимаясь, ребенок должен понимать, для чего он все это делает — даже если просто сидит над одним пассажем час!

Полина: Как говорят врачи, «не навреди». Если у ребенка есть талант, то его надо подпитывать, давать то, что ему интересно, и сверх того, что прописано в программе, особенно если рассматривать профессиональные учебные заведения. Детей нужно увлечь, и тогда они сами захотят приходить и что- то делать. Поэтому, самое главное – заинтересованность.

Анастасия: Прежде всего, педагог всегда должен быть максимально подготовлен к уроку, знать все аспекты преподаваемой темы. Изначально выстроить план, по которому будет проходить обучение. Если на одном уроке материал не будет подан в нужном ключе, а на втором, наоборот, тема будет хорошо изучена и понята учениками — дети не сделают «большой прыжок», ведь развитие должно быть постепенным. Также педагог должен любить детей и быть интересным для своих учеников, чтобы они с удовольствием ходили на занятия и даже проявляли инициативу.

Ирина: Педагог не должен замыкаться на ремесле, его задача – всячески пробуждать в ребенке интерес к другим вещам. Для того чтобы заинтересовать ребенка и развить в нем какие-то творческие качества, нужно самому быть заинтересованным и разносторонним человеком.

Анна: Нужно изучить много литературы по методике работы с детьми. Учитель должен стать авторитетом для ребёнка, тогда он будет слушать преподавателя, смотреть на него с открытым ртом. Когда я вела уроки, дети на меня так не смотрели, потому что у меня ещё не было того самого авторитета и опыта.

Игнат: На самом деле, всё очень просто. Когда ребёнок видит, что педагог увлечен своим делом, т.е. музыкой – это уже наполовину мотивирует его продолжать заниматься. А второе – ребёнок должен видеть во всём этом смысл. Если ты ему показываешь, что он способен создать что-то прекрасное, способен творить, тогда, естественно, ребёнок будет заинтересован в развитии, хотя бы для того, чтобы его похвалили. Если одного из этих двух нет: либо ты не заинтересован в своём предмете, либо всё время критикуешь ребёнка, – тогда никому ничего не надо. Критиковать можно студента, так как у него уже есть устаканившееся мировоззрение, но не ребёнка, потому что он сразу начнёт обижаться.

Поэтому если у ученика появляются хоть какие-то малейшие склонности к творческой деятельности, это надо поощрять моментально. Иногда можно говорить, что он делает что-то не так, но только с юмором. Например, однажды мой ученик пришёл на урок с невыученным сольфеджио, проговорил номер нотами без интонации, и я ему сказал: «Нууу… Тимати бы оценил», – и все поняли, что я имею в виду. И ребёнок не обиделся. Он понимал, что я его «подколол», но не смеялся. Это умение, не обидев человека, сказать ему о его недостатках – одно из самых главных качеств, необходимых в профессии педагога.

— Есть ли у тебя педагоги, на которых ты стараешься равняться? Какие качества ты в них ценишь?

Екатерина: В целом — это искренность. Но в педагоге-музыканте должны быть и другие важные качества. Их, кстати, можно расслышать в его исполнении: профессионализм, отношение к делу, как всё это преподносится. Но самое важное – это индивидуальный подход к ученикам, который позволяет увидеть и развить в них лучшее.

Полина: У меня есть несколько педагогов, на которых я равняюсь и считаю их мастерами своего дела. Эти люди помогли мне решиться на то, чтобы заниматься музыкой и пойти в педагогическую деятельность. Среди них мой первый педагог Елена Николаевна Свешникова. Она – видная фигура в музыкальном мире, особенно, в хоровой сфере. Елена Николаевна – тот человек, от которой получаешь невероятный заряд энергии, позитивных эмоций. Она могла подобрать такую прекрасную программу, которая всем нравилась, и ученики могли с восторгом работать над ней. Елена Николаевна каждому ученику уделяла огромное внимание, помогала развить талант и никогда не мешала творчеству. Это здорово, и я считаю это важным пунктом в педагогической деятельности – позволять ребенку заниматься любимым делом и творить. И второй преподаватель в училище, которому я благодарна, это Оксана Евгеньевна Мишина, заведующая нашей кафедрой. Она – эталон педагога, который способен научить педагогике. Мне иногда казалось невозможным, что человека можно научить преподавать — это либо есть, либо нет. Но она смогла, вызвала во мне интерес к профессии, которой я теперь занимаюсь.

Анастасия: У меня нет кого-то одного, о ком я бы могла сказать: «Это лучший педагог в моей жизни!» Их много, человек восемь наберется точно. Они относятся к своим ученикам с пониманием, стараются понять, научить, найти подход. Эти педагоги мне нравятся, потому что они меня заинтересовывают. На их уроках совершенно другая атмосфера: ты не просто пришел на урок, отзанимался и ушел. Дело ведь не в этом, а в общении, обмене информацией.

Ирина: Мне всегда везло с педагогами. Именно они оказали наибольшее влияние на формирование моей личности. Я считаю, что мои педагоги – компетентные профессионалы, они разбираются в том, что преподают. Также они очень добрые и великодушные люди, хорошо относятся к тебе как к человеку, в чем-то снисходительные; с ними можно о многом поговорить. Но в то же время мои учителя — строгие и требовательные.

Анна: Да, есть педагоги, которые мне нравятся. Это преподаватель по русскому языку и культуре речи Миночкина Галина Анатольевна – сочетание ума, женственности, утончённости. Её уроки мне напоминают сериал (в хорошем смысле). Потому что если ты пропустишь один урок, на следующем ты уже не включишься. Ещё мне нравится учитель по истории Шабашова Елена Владимировна — за её мягкость, ум и женственность. Ну и я очень люблю своего преподавателя по дирижированию из училища — Савинкова Петра Алексеевича — за его доброту, понимание и, одновременно, требовательность.

Игнат: Один мой педагог по анализу на уроке абсолютно всё делала с юмором. Кстати, в обычной жизни она простая, скучная, как она сама про себя говорила, «домохозяйка Оля, которая слушает армянское радио». Но она это всё делала не только для смеха, но и для того, чтобы максимально уменьшить дистанцию между студентом и педагогом. Конечно, всегда будет субординация, всегда будет «ты/вы», но атмосфера урока анализа напоминала какие-то компанейские посиделки. Другой пример — педагог по методике музыкальной литературы. Я просто восхищался этой женщиной! Она всегда относилась ко всем своим студентам с большой любовью, спрашивала про наши дела, успеваемость. Невероятная тактичность и неспособность обидеть, при этом — никакой маски, всё абсолютно от чистого сердца. И у меня остались о ней самые тёплые воспоминания, и я очень стараюсь делать, как она. В современных музыкальных школах это трудно, но, всё-таки, когда от педагога исходит такое отношение, ребёнок сразу это чувствует.

— Как будущий педагог, что бы ты посоветовала родителям, которые сомневаются: отдавать ли своего ребенка в музыку?

Екатерина: Важно, чтобы ребенка прослушал педагог. И когда выяснится, что у него есть музыкальная одаренность, то педагог должен убедить родителей в необходимости развивать эти способности. Особенно важен момент, когда ребенок начинает познавать музыку, например, что-то сочинять. Для него это способ самовыражения. Но думаю, что сомнения всегда остаются. И в этом плане каждому профессионалу будет интересно прочитать книгу Г. Нейгауза «Об искусстве фортепианной игры». Это своего рода Библия для музыкантов, потому что там можно найти ответы на все вопросы.

Полина: Если ребенок сам захотел пойти в музыкальную школу, проявил интерес к какому-либо инструменту или к пению, то я посоветовала бы родителям довериться ребенку и отдать его учиться музыке. Потому что если присутствует интерес, то ребенок будет этим заниматься. Но здесь, конечно, уже стоит вопрос о тщательном выборе музыкальной школы.

Анастасия: Не родители должны отдавать, а ребенок сам должен захотеть пойти туда. А если родители все-таки сомневаются, то пусть, например, сводят его на отчетный концерт ДШИ, где представлены различные направления. Он посмотрит и, возможно, скажет: «А мне вот это понравилось больше. Я хочу этим заниматься». Не понравилось это, значит нужно присмотреться к другому направлению. Сомнения развеиваются на практике.

Ирина: Я убеждена, что музыкальные способности есть у всех людей, просто они проявлены и развиты у всех в разной степени. Если ребенок интересуется музыкой, то, естественно, его нужно отдавать в музыкальную школу, потому что музыка очень развивает не только мозг, но и творческие способности, воображение, расширяет кругозор, дает возможность общаться с интересными людьми. Это очень многогранный опыт. А если ребенок не интересуется музыкой, то не надо его заставлять ею заниматься. Не надо плодить людей, которые ненавидят занятия фортепиано и сольфеджио, и которые о годах, проведенных в музыкальной школе, вспоминают с ненавистью. Каждый должен заниматься тем, что ему нравится, делает его счастливым и довольным жизнью.

Анна: Я бы сказала, что занятия музыкой полезны, прежде всего, для общего развития, а также для развития чувства ритма, музыкального слуха, памяти, мелкой моторики и голоса.

Игнат: Я считаю, что надо отдавать всех детей в музыкальную школу, потому что в каждом ребёнке заложено чувство ритма. Оно дано человеку вместе с его пульсом, а значит, в каждом человеке есть склонность к ритмической деятельности, а ритмическая деятельность напрямую связана с музыкальной. Все дети, конечно, разные, но в каждом ребёнке есть что-то прекрасное, каждый ребёнок может на чём-то играть. Даже если у ребёнка совершенно нет слуха, но есть желание заниматься музыкой, надо его обязательно поощрять. Это поможет ему в жизни, даст много бонусов и, может быть, даже станет его будущей профессией. Некоторые родители относятся к музыкальной школе, как к чему-то, куда можно просто запихнуть ребёнка и забыть про него навсегда, чтобы не волноваться о его вечерних прогулках. Это цинично и неправильно. Необходимо осознавать, что музыкальная школа – это храм искусств, стимул для творчества, а не просто «я пришёл, послушал, спасибо, до свидания». Такого много в обычной общеобразовательной школе. Но это не наш случай. Музыкальная школа развивает и она просто не может быть неинтересной. Многое зависит от преподавателей. Если все педагоги будут преподносить свой предмет с увлечённостью, с собственным отношением, и если они будут вести себя по-человечески, не будут бить ребёнка указкой по голове, то у ребёнка появится отклик. Поэтому желаю родителям не сомневаться!

by Дарья Кинякина

Павел Ио: «Японская музыка не врывается в душу, а приглашает себя слушать»

В Большом зале Московской консерватории в рамках фестиваля «Душа Японии» состоялся концерт, где звучали японские национальные инструменты: кото, сякухати и сацума-бива. Вместе с гостями из Японии выступал Павел Ио – один из немногих русских исполнителей на сякухати, бамбуковой флейте. О классической японской музыке, космосе и о том, как соединить сердца людей, с Павлом Ио побеседовала Лидия Заграевская.