Рубрика: Студенческая жизнь

Всё самое интригующее в стенах гнесинской Академии.

Поиграем перед праздниками?

Подарки, ёлки, оливье, толпы людей в магазинах и метро. Вас тоже, дорогие читатели, захватила предновогодняя суета?

Редакция «БезФальши» подготовила тест об опере. Предлагаем вам отдохнуть и за чашечкой чая с мандаринами вспомнить о прекрасном — о высоком искусстве. А заодно проверить, насколько пополнилась ваша копилка знаний о музыкальном театре по следам осенней конференции «Опера в музыкальном театре: история и современность».

Чтобы начать тест, нажмите здесь

Составители: Анастасия Петровская, Анастасия Деминская, Лидия Заграевская, Полина Столярова, Симонов Вадим, Антон Бобырев, Анастасия Шамшеева

Вспоминая конференцию: взгляд волонтера

11-15 ноября в РАМ им. Гнесиных и ГИИ прошла Международная научная конференция «Опера в музыкальном театре: история и современность». В проведении форума оргкомитету помогало большое количество студентов-волонтеров. Один из них, студент ИТК факультета Андрей Горецкий, в интервью Евгении Зубаревой поделился своими впечатлениями о мероприятии.

Андрей, расскажи, пожалуйста, как ты узнал об этой конференции?

– Нам о ней объявила профессор кафедры аналитического музыкознания Ирина Петровна Сусидко. Она сказала, что будет очень масштабное мероприятие, скорее не конференция, а международный музыковедческий форум. Мне это показалось очень любопытным, потому что опера (особенно немецкая XIX века и XX-XXI веков), входит в круг моих научных интересов. 

После объявления о мероприятии Ирина Петровна попросила вас об участии, или вы сами проявили инициативу?

– Она деликатно, в стиле Ирины Петровны, тонко и изящно об этом намекнула. И поскольку мы – я и Настя Куликова (сокурсница с бакалавриата) – довольно активные люди, мы сразу же решили поучаствовать. Это полезный опыт, и у нас была возможность послушать доклады и пообщаться с участниками.

В качестве кого ты вызвался помогать?

– Изначально я планировал листать презентации, то есть ассистировать участникам, но чуть позже Валерий Сергеевич Порошенков, преподаватель кафедры аналитического музыкознания, попросил меня возглавить музыковедческий корпус волонтеров. В мои обязанности входило не только ассистирование участникам, но и распределение студентов, желающих помочь на этой конференции, в разные аудитории, секции, заседания и так далее.

Ты распределял студентов на месте?

– Нет, все было заранее и очень сложно. Неля Насибулина, студентка-музыковед, составила таблицу, в которой каждый из волонтеров записывался в интересную ему секцию. Потом из того, что получалось, мы уже находили какие-то пробелы и пытались равномерно распределить студентов. 

Сколько человек вместе с тобой помогали в распределении?

– Ещё от корпуса музыкальной журналистики был Вадим Симонов. Если честно, у нас не было четкого разделения. Скорее, каждый человек распределялся, куда хочет, но основной координацией занимался, в основном, я.

Сразу ли удалось всех распределить?

– Ну нет, сразу распределились только в один день. Как ни странно, в самый сложный – среду. Тогда параллельно шли три секции на трёх площадках. Но, поскольку волонтеры были готовы к тому, что это будет безумно загруженный день, все четко распределились заранее. Небольшие накладки возникли со вторником – никто не пришёл к нужному времени. Но в целом таких действительно криминальных провалов или неудач не произошло. Даже многие иностранные участники отметили, насколько блистательно была организована волонтерская деятельность. Каждый из волонтеров помогал изо всех сил, сделал все, что от него требуется и даже больше.

Скажи, что тебе понравилось в организации? 

На каждом уровне были люди, которые чем-то занимались. Координаторы были максимально слажены, особенно преподаватель кафедры аналитического музыкознания Нина Владимировна Пилипенко. Она просто фантастическая! Собственно говоря, каждый педагог, который участвовал, сделал все по максимуму.

Из тех докладов, на которых ты был, какие тебе запомнились и произвели на тебя положительное впечатление?

– Помню все доклады. Первый, который произвёл на меня колоссальное впечатление –  доклад доктора искусствоведения Татьяны Владимировны Цареградской. Доклад ректора РАМ. им. Гнесиных Александра Сергеевича Рыжинского запомнился превосходной подачей материала. Сообщение Ларисы Львовны Гервер, доктора искусствоведения, поразил глубиной проведенной аналитической работы. Интереснейшими были выступления знаменитых музыковедов из Московской консерватории: Галины Владимировны Григорьевой и Евгении Ивановны Чигаревой. В пятницу меня впечатлил доклад Натальи Сергеевны Гуляницкой, доктора искусствоведения, профессора РАМ им. Гнесиных и темой, и элегантным рассказом. 

Тебе удалось побыть и помощником организации, и слушателем. Хотелось бы тебе стать докладчиком? Если да, то какую тему ты мог бы предложить?

– По этому поводу есть знаменитая пословица: плоха та пешка, что не мечтает стать дамкой. Иными словами, я был бы рад подготовить выступление для подобного мероприятия. Что касается темы, то, скорее всего, я бы рассказывал о какой-нибудь из опер Пауля Хиндемита или Рихарда Штрауса. Насколько мне известно, сейчас один из профессоров Московской консерватории готовит публикацию по поводу музыкального театра Рихарда Штрауса. Мне кажется, что на сегодняшний момент оперы Хиндемита более нуждаются в разработке, чем оперы Штрауса.

Международных научная конференция «Опера в музыкальном театре: история и современность» проводится при поддержке РФФИ (№ 19-012-20019\19).

Текст: Евгения Зубарева

Медиакумиры гнесинцев: от «Pitchfork» до Урганта

Какие издания, паблики, журналисты сегодня в топе у студентов академии? Где и какие новости о музыке и искусстве мы читаем, смотрим, слушаем? Чего не хватает российским медиа и чем нас привлекают западные?

Студенты кафедры продюсерства исполнительских искусств задали эти вопросы своим товарищам-гнесинцам – и сделали краткий гид по медиапредпочтениям учащихся академии.  

Виктория Кравцова, факультет музыкального искусства эстрады

– О новостях в мире музыки я узнаю, в основном, из «Инстаграма» любимых музыкантов. Еще читаю интернет-ресурсы о хип-хопе: studio21.ru и the-flow.ru. Из последних прочитанных там текстов мне очень понравилась, например, рецензия «theFlow» на последний альбом Дрейка “Scorpione”: в тексте понятно и подробно описано, что в этом альбоме крутого и что он значит для мировой музыки в целом.

Новости обэлектронной музыке я получаю из пабликов во «ВКонтакте»: “Music next door”, “Новая музыка”.

Из западных предпочитаю «Pitchfork» и «Rolling Stone»: очень круто, когда издания открывают новых артистов. Нашим медиа не хватает «обширности кругозора»: в основном, они сообщают о том, что уже известно, что проплачено или прорекламировано.

Для меня важно, чтобы в издании было написано не только про музыку, но и про что-то, связанное с искусством в целом: куда сходить, что нового посмотреть. У нас об этом, например, рассказывают «The Village», «Нож», «Wonderzine» и иногда «Медуза». И обычно я раз в неделю – в пятницу, как правило, потому что это день премьер – открываю сайты и шуршу: смотрю, что нового, интересного появилось.

Арсений Д., оркестровый факультет

– Основной мой ресурс по классической музыке – это Московская филармония: они часто делают прямые трансляции, и это круто. Еще есть группа во «ВКонтакте» «История музыки», посвященная музыкальному искусству последних двух столетий. А неакадемической музыке посвящена всего одна подписка: «Европа плюс».

Вообще у меня нет необходимости выискивать новости. Я подписываюсь на каналы, но читаю лишь те новости, которые меня цепляют. И это касается не только музыкальной сферы.

На «YouTube» мои подписки очень разнохарактерные: от Невзорова, Дудя, «Snailkick» и Обломова – до Куплинова, «BadComedian» и «Пора валить».

Люблю читать или смотреть про науку – спасибо каналу «TED», формат которого очень подходит для широкой аудитории. Четко, коротко и ясно.

Печатное издание я последний раз держал в руках, наверно, месяца четыре назад: у меня сел телефон, и чтобы не скучать в метро, я взял газету у бабушек, которые их раздают.

Артем Ромоданов, кафедра композиции

– Новости о культуре получаю из сторис в «Инстаграме» – и этого мне хватает, учитывая, что я подписан на множество знакомых музыкантов.
Мне интересны медиаканалы, связанные с реставрацией старинных вещей, с созданием миниатюрных предметов, ювелирных украшений, а также электронных девайсов на микрокомпьютерах. Плюс каналы, посвященные фотоискусству. Также мне интересны исследования и открытия в физике, химии. 
Еще часто смотрю «ТНТ4», «Вечерний Ургант» и канал «Мастерская настроения».
Что касается медийных личностей, то больше всего я симпатизирую Евгению Баженову (BadComedian). 
Как вы могли заметить, я перечислил много ресурсов «не о музыке». Но думаю, что всё, что происходит вокруг человека, который что-то создает, влияет на его творчество. В любом случае каждый пишет о том, что видит.

Анастасия, кафедра продюсерства исполнительских искусств

– Стараюсь просматривать каждый день новостную ленту, которая у меня на 90 % состоит из новостей культуры и искусства.

Из российских изданий читаю, например, «Colta.ru», «Музыкальную жизнь». Из зарубежных – «Rolling Stone», всевозможные рейтинги, чарты Billboard. Еще читаю множество пабликов в VK, например, «Artbox», «Academicart», «Iskusstvo», «Catharthis». Там можно почерпнуть идеи для творчества.

На «Youtube» смотрю, конечно, канал «ВДудь», также есть очень интересный проект «вМесте» – он рассказывает об историях известных людей творческих профессий, об их непростом пути к успеху.

Думаю, что при выборе источников информации будущий продюсер должен ориентироваться на свои интересы и всегда задавать вопрос: «Что мне дальше с этим делать?»

Можно просто оставаться в курсе событий, развивать эрудицию, а можно анализировать информацию и использовать ее в профессиональной деятельности.

Например, полезно быть в курсе таких новостей, как недавнее принятие закона, решающего проблемы с идентификацией музыкальных инструментов на таможенных постах. Ведь это может коснуться нас как организаторов гастролей музыкантов.

Российским медиа, на мой взгляд, всё еще не хватает прозрачной аналитики. Все мы понимаем, что из-за пиратства, серых зарплат и т.д. освещать такую информацию до недавнего времени было затруднительно. Но положительную тенденцию я уже вижу.

Анастасия, кафедра музыкальной звукорежиссуры

– Газеты и журналы не читаю. Хотя, например, смотрю по профессиональной необходимости «Музыкальную жизнь». В пабликах сейчас сижу редко, в основном, подписана на блогеров. Но ничего особенного из блогов не возьмешь, разве что хайп. Доверяю российскому изданию «Peopletalk» и американскому сайту «E! News». 

На телевидении хорошо держится шоу Урганта, потому что гости программы – актеры, певцы, модели. Но нельзя забывать и о телеканале «Культура», на котором можно познакомиться, например, с современными композиторами, молодыми артистами театра. 

Среди радиостанций – «Серебряный Дождь», «Максимум», «Studio21», «Культура». А в приложении «TuneIn» я ищу интересные интернет и FM-радиостанции со всего мира. 

В контенте для меня важна, в первую очередь, актуальность затронутой темы. Во-вторых, необходимы факты и доказательства заявленных тезисов. В-третьих, нужен какой-то экшн. Чтобы было такое… интересное, познавательное и одновременно шокирующее. 

Слава Киладзе, факультет музыкального искусства эстрады

– На мой взгляд, музыкальная журналистика в России – это поле, которое ждет своего пахаря. Я ежедневно слушаю огромное количество русских эстрадно-джазовых исполнителей, но достойных рецензий на их творчество не встречал.
Было бы здорово однажды наткнуться на эдакого Познера индустрии поп-музыки, но пока профессионалы высокого уровня встречались мне, в основном, в академической сфере. Например, очень любопытные статьи и интервью попадаются на портале «ClassicalMusicNews.ru». 

Можно отметить и журнал «MixMag»: здесь публикуют прекрасные рецензии на знаковые в индустрии электронной музыки мероприятия, а также понятные даже несведущему человеку разборы актуальной в электронной музыке техники. 

Вообще, как таковое отсутствие музыкальной журналистики сегодня вполне объяснимо. Ведь сейчас все прозрачно: мы можем свободно подписаться на своих кумиров в социальных сетях и получать информацию об их творчестве из первых уст.
Но если все-таки найдутся в 2020 году ребята, решившие поднять целину российской музыкальной журналистики, то, мне кажется, им стоит сразу освоить формат подкастов или же развиваться на YouTube-платформах. Такая подача поможет привлечь молодую аудиторию и, надеюсь, воспитать у нее хороший музыкальный вкус.

Текст: Елена Агафонова, Лидия Двоенко, Анна Махортова, Мария Онищенко, Елизавета Полушкина, Андрей Чурбанов

Завершился IX фестиваль-конкурс GNESIN-JAZZ-2019

IX международный фестиваль-конкурс молодых исполнителей GNESIN-JAZZ прошел в Большом зале Академии с 4 по 7 декабря. Он по-прежнему остаётся одним из самых престижных джазовых состязаний в России.

Конкурс проводится в номинациях: солист, биг-бэнд, композиция, аранжировка. В жюри этого года — учредитель конкурса Анатолий Кролл, пианист Валерий Гроховский, музыкальный обозреватель  Кирилл Мошков, музыканты Давид ГазаровКристина Крит, Владимир Федоров

В этом году несколько десятков музыкантов из разных стран приняли участие в дистанционном отборе, отправив свои видео-заявки. Лучшие из них были допущены к конкурсному прослушиванию. По словам Владимира Фёдорова, на X юбилейный фестиваль, заявок ожидается ещё больше. Главный редактор конкурса также рассказал о некоторых сложностях, с которыми  сталкиваются судьи на предварительном этапе: «Нам приходится не просто выделять «достойных» – мы должны уместить их в определённое количество конкурсных дней. Люди очень талантливые, и в данном случае это большая проблема!

В этом году дети удивили: всё больше и больше талантливых. Если среди взрослых отсеялась половина, то заявки юных участников практически все были приняты. Я надеюсь, растёт достойная смена». 

Среди участников есть и гнесинцы. Студентка II курса Анна Сердюкова рассказала, почему решила участвовать в конкурсе во второй раз: «Каждый конкурс мне кажется большим шагом в развитии, а этот – еще и праздник джаза. Я уже участвовала в GNESIN-JAZZ (тогда я еще не училась в Гнесинке) – получила звание дипломанта. Но даже когда я довольна результатом, интересно участвовать снова! Сегодня мне хочется сыграть так, чтобы самой понравилось». 

Пианист Гайк Геворкян также поделился впечатлениями о конкурсе перед выступлением: «Сегодня я аккомпанирую своим однокурсникам и товарищам из Ростова-на-Дону, а завтра я буду выступать сольно, исполню свое сочинение «Вспоминая Арцах» (о Родине). Я удивлен, что в этот раз столько участников из Ростова, ведь в прошлом году от нас приезжал только один пианист – люди боятся конкуренции, слышат, каким профессионализмом владеют москвичи. В этом году мы как-то дружненько собрались и приехали представлять наш город». 

Массимо Гидетти: «Не нужно осовременивать музыку»

Девятого декабря в Концертном зале РАМ им. Гнесиных покажут «Травиату». Это обновленная версия спектакля Оперного театра-студии в постановке Ольги Ивановой – к работе над оперой Верди были привлечены и преподаватели из Италии. В рамках программы международного сотрудничества “Erasmus” с русскими певцами занимались три итальянских мастера. Один из них – Массимо Гидетти , профессор Консерватории имени Арриго Бойто – рассказал Анне Калягиной о том, как нужно исполнять Верди, что должно стать основой любой оперной постановки и в чем схожи русские и итальянцы. 

Массимо, в афише Вас представляют как коуча. Какая Ваша главная задача в работе над постановкой?

– Мы, в основном, занимались итальянским языком – работали над произношением студентов. При этом я пытался объяснитьученикам намерения композитора, опираясь на текст и музыку. Все коучи преподают один и тот же предмет, но каждый видит его по-своему, исходя из собственного опыта работы над постановками в Италии. 

– Какие перспективы Вы видите в сотрудничестве Пармской консерватории и академии в рамках проекта“Erasmus”?

– Мне кажется это очень интересным. Я приехал сюда в первый раз и очень надеюсь, что приеду еще. Мне было бы приятно, если бы русские педагоги по вокалу приехали в консерваторию в Парме, чтобы учить наших певцов исполнять русские произведения. Думаю, такие программы дают отличную возможность для обучения разным репертуарам. Но, к сожалению, мы учим студентов русскому репертуару не так много, как вы в России учите итальянскому. 

– Русские студенты хорошо владеют итальянским языком?

– Достаточно хорошо. Если бы он был превосходным, я бы сюда не приехал. Но превосходным он быть не может, и я могу предложить свою помощь, если речь идет о языковых нюансах и оттенках, которые русские преподаватели, возможно, могут не слышать. 

– Наши студенты легко учатся?

– Они очень заинтересованы и учатся достаточно быстро: студенты сразу откликаются и выполняют то, что я предлагаю сделать. У меня осталось хорошее впечатление от этой работы.

– Как Вы оцениваете уровень подготовки наших студентов в целом?

– Очень высоко. Я горжусь тем, что познакомился с академией, потому что это известный вуз, который выпускает в том числе и сильных пианистов (Массимо Гидетти по специальности пианист. – Прим. авт.). Я предполагал, что и академическое пение будет здесь на хорошем уровне. Мои ожидания оправдались: сегодня, например, я работал со студентами из колледжа, которые уже сейчас умеют многое. Они большие молодцы. 

– Вы присутствовали на репетициях Оперного театра-студии. Отличается ли художественное видение «Травиаты» в России и Италии?

– Я видел две репетиции и больших отличий не обнаружил.

– Насколько точно русские артисты трактуют образы героев оперы?

– Я работал с Мариной, которая будет исполнять Травиату. И я попытался как можно точнее объяснить ей чувства, о которых хотел рассказать Верди. В моменты, когда Марина понимала чувства Виолетты, она пела как итальянка. Потому что итальянские и русские чувства в конечном счете одинаковые. Думаю, что в искусстве итальянцы и русские очень похожи.

– Сегодня в России многие режиссеры предлагают столь новаторское видение сюжетов опер, что всем известная музыка становится практически новым произведением. Каковы тенденции в Италии?

– В Италии сохраняют популярность достаточно традиционные постановки, и мне это нравится. А вот в Германии я видел несколько современных спектаклей, которые предпочел бы вообще не видеть… Основой постановки должна оставаться музыка, не может быть по-другому. Я это говорю не потому, что я консерватор. Просто не нужно осовременивать музыку, она всегда современна. Нужно постараться не делать эпатажные вещи, а больше видеть музыку. Музыку именно этого произведения.

– Как должны выступить наши студенты, чтобы Вы высоко оценили их работу?

– Они должны постараться спеть то, что написал Верди. Нужно не только играть, нужно понять и прочувствовать то, что говорят их герои, почему они это говорят. И понять таким образом, чтобы это стало интересным самим артистам. Я желаю им удачи.

Текст: Анна Калягина

Фото: http://massimoguidetti.com/

Светить всегда

В рамках просветительского проекта «Творчество композиторов-гнесинцев» при поддержке оркестрового, народного и вокального факультетов РАМ им. Гнесиных прошел творческий вечер Екатерины Павлюченко «Светить всегда». Ведущей и организатором концерта в Малом зале академии стала преподаватель кафедры теории музыки Ирина Сергеевна Захарбекова.  Исполнители – студенты-гнесинцы, а публику составили люди разных возрастов и интересов. Они пришли послушать произведения молодого автора, многие из которых прозвучали впервые.

Екатерина Павлюченко – выпускница РАМ им. Гнесиных, лауреат международных и всероссийских конкурсов по композиции. Она пишет симфоническую, камерно-инструментальную и вокальную музыку, а также музыку к драматическим спектаклям. Произведений в программе было немного – всего четыре, но зато весомых и зрелых. Открыл творческий вечер смелый, солнечный и жизнеутверждающий концерт для фортепиано с оркестром. Его первую часть в переложении для фортепиано исполнили Иван Тихомиров и Зоя Донцова. Затем прозвучал «Триптих» для трех труб и двух балалаек. Необычное сочетание медных и струнных народных звучало весьма убедительно, выявляя мелодические качества музыки; прекрасно выстроен баланс между инструментами. А «Былина» для гобоя и арфы внесла фольклорный оттенок в «тональность» концерта. 

Кульминацией вечера стал вокальный цикл «Слова-кирпичи» на стихи В. Маяковского для меццо-сопрано, баритона, ударных и рояля. В нем использованы известные стихотворения «Секрет молодости», «Скрипка и немножко нервно», поэмы «Во весь голос» и «Облако в штанах». Важно отметить, что это произведение Е. Павлюченко очень сложное и требует от исполнителя не только музыкального, но и актерского мастерства. Солисты Анна Щербакова и Тимур Кожобеков достойно справились со своими задачами. В их исполнении решительная, четко артикулированная декламация естественно сменялась нежной лирикой. Композитор продемонстрировала тонкое понимание поэзии, что бывает очень не часто. Музыка чутко следовала за словом, а слово становилось музыкой. 

После концерта Екатерина Павлюченко поделилась воспоминаниями детства и юности инекоторыми соображениями о своем творческом методе.

Какие впечатления от сегодняшнего творческого вечера? И как изменились Ваши ощущения после окончания академии? 

Это не первый мой авторский концерт и ощущения, что я как-то стала старше, к сожалению, нет. Наоборот, иногда думаю, что в душе я ребенок. Не могу сказать, что повзрослела. Сейчас давала автограф дирижеру, и для меня это было впервые, как и давать интервью, так как я считаю, что композитор должен давать интервью, когда он уже седой, в летах, а я еще чувствую себя озорной девчонкой.

Как возникла идея концерта? 

Помогла Ирина Сергеевна Захарбекова, она очень хотела, чтобы моя музыка звучала. Я очень люблю Ирину Сергеевну, мы вместе учились на одном курсе. Она мой лучший друг. Не люблю слово «подруга», их бывает много, а она настоящий друг. Если б не она, этот концерт не состоялся. Большое ей спасибо.

В одном из произведений необычное тембровое сочетание – балалайки и трубы. Как оно появилось? Эксперимент?

Эксперимента не было. Всегда пишу только то, что слышу. У меня возникают образы, которые я слышу и вижу, так как очень хорошо развито визуальное видение и образное мышление. Когда-то я окончила художественную школу, и преподаватели хотели, чтобы я продолжила учиться. Была такая ситуация, что приходилось выбирать, куда поступать. Поэтому когда я вижу картины, какой-то образ, этот образ и работает. Дальше просто остается его зафиксировать нотами. Я в детстве хотела стать как Чюрлёнис: писать картины и музыку. Периодически получается что-то такое делать. Увлечение писать картины пока так и остается увлечением, потому что нужно учиться. Не должно быть, как некоторые: намалюют что-то и всё, «художники». Всему надо учиться. Поэтому я не говорю, что я художник, просто любительски что-то там рисую. Профессионально я композитор.

Вокальный цикл «Слова-кирпичи» вдохновлен творчеством В. Маяковского, это ваш любимый поэт. Какой он для вас?

Он для меня в первую очередь сильный, работящий, мужественный, патриотичный и нежно любящий. Глыба, которая может любить. Кстати, из поэтов мне не только Маяковский нравится, я увлекалась Зинаидой Гиппиус. Нельзя брать только Маяковского, он не единственный. Также про композиторов спрашивают. У меня с детства любимый был всегда Римский-Корсаков. Я очень люблю «Снегурочку» и «Царскую невесту». Римский-Корсаков с детства был учитель, у которого я бы хотела учиться. В колледже композицию мне преподавал Андрей Иванович Головин, его композиторские корни восходят к Римскому-Корсакову. И получается так, что когда я поступила к Кириллу Евгеньевичу Волкову, я, таким образом, всё-таки поучилась у Николая Андреевича, потому что Кирилл Евгеньевич часто приводил в пример своего педагога Арама Ильича Хачатуряна, который учился у Николая Яковлевича Мясковского, а тот – у Римского-Корсакова.

Студенческий совет Гнесинки посетил «Территорию успеха»

С 1 по 5 октября 2019 года студенчесикй совет РАМ им. Гнесиных посетил открытый общероссийский образовательный проект «Территория успеха», который проводился в 12 раз на базе центра для одаренных детей в Калининградской области. 

«Территория успеха» — это образовательная площадка по студенческому самоуправлению, внеучебной деятельности образовательных организаций высшего образования и профессиональных образовательных организаций Российской Федерации, а также ведущим направлениям молодежной политики России.

Участниками проекта в этом сезоне стали более 150 активных молодых людей: лидеры и активисты органов студенческого и молодежного самоуправления, студенческих и молодежных клубов, отраслевых и профильных молодежных советов, проектов дополнительного образования, молодежных СМИ, кураторы академических групп, тьюторы, тренеры и специалисты неформального образования, руководители молодежных проектов и центров, специалисты органов по делам молодежи муниципалитетов и регионов страны, а также творческие активные молодые люди и лидеры со всей России.

Проект в этот раз встретил студентов из Калининградской области и других городов России: Москвы, Санкт-Петербурга, Томска, Сыктывкара, Перми, Карачаевска, Архангельска, Саратова, Уфы, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону, Нижнего Новгорода, Иркутска и Севастополя.

«Территория успеха» включает в себя самые перспективные и востребованные направления работы молодежной политики Российской Федерации. Студенты Гнесинки проходили обучение по направлениям программы в следующих областях:

«Студенческое самоуправление 1», «Студенческое самоуправление 2», «Арт-менеджмент», «Медиа», «Проектный менеджмент».

Дополнительно в программе для участников всех направлений  были предусмотрены тренинги личностного роста и личной эффективности по выбору, круглые столы по обмену опытом, командообразующие и творческие мероприятия, мастер-классы, а также экскурсионная программа (остров Канта, Музей Мирового океана /Музей «Фридланские ворота», побережье Балтийского моря).

Основная цель проекта — выявление, подготовка и продвижение студенческого и молодежного актива в сферах общественной деятельности, науки, органов власти и местного самоуправления, институтов гражданского общества, как конкурентоспособного кадрового резерва.

Торжественное закрытие состоялось 5 октября. На мероприятие были приглашены почётные гости в лице: руководителя Агентства по делам молодёжи Калининградской области Дениса Николаевича Калиновского, директора ГБУ КО НОО «Центра развития одарённых детей» Гомана Сергея Станиславовича и федеральных экспертов.

Музыканты о «непонятной» музыке

Продолжаем серию интервью на тему «Современная музыка».

О ее возможностях, преимуществах и недостатках рассуждает студент I курса по специальности «Композиция» Владимир Жеребцов

Что для тебя современная академическая музыка?

Я думаю, что современная музыка ведет свой отсчет с тех пор, когда композиторы начали проводить эксперименты – с музыкальными формами, принципами, концепциями, и на первый план вышла проблема созданиянового. Для меня эта музыка связана со множеством различных направлений, которые представляют и символизируют возникновение этого нового. Например, стохастическая музыка, сериализм, алеаторика и так далее. Если касаться временных рамок, то я бы вел отсчет с нововенской школы, то есть с начала XX века. 

Значит, ты считаешь, что кардинальный перелом произошел в XX веке и с тех пор ничего не менялось? 

Это официальная, общепринятая точка зрения, и я ее придерживаюсь.

Ходишь ли ты на концерты «актуальной музыки»

Очень редко, но случается. Из событий последнего времени меня заинтересовал и подтолкнул к размышлениям мастер-класс по импровизации в Шуваловской гостиной. Некоторое количество людей – исполнителей и слушателей – распределили в пространстве. Исполнители отбивали различные ритмические формулы через определённые временные промежутки. Зрители и слушатели сопоставляли звучания, доносившиеся отовсюду, и пытались осмыслить их как единство или как разрозненные элементы.

Каких современных композиторов ты знаешь? 

Шнитке, Губайдулина, Денисов, в первую очередь. Есть также в большей степени консерваторы, чем радикалы, например, Родион Щедрин и Сергей Слонимский. Из более молодого поколения я мог бы назвать разве что Мартынова. 

Чем творчество современных «продвинутых» композиторов привлекает или отталкивает? 

Композитор полагает, что способен создавать нечто в рамках абсолютно любых концепций, на основе любого музыкального языка. Это и отличает современную музыку от музыки предыдущих столетий  – отсутствие границкак таковых. Игра с этими границами, игра с ощущениями слушателя – вот этой беспредельностью возможностей и характеризуется эпоха. Отталкивает же неубедительное воплощение идей, возникших на основе этих беспредельных возможностей. 

Приходилось ли тебе играть современную музыку? Как исполнитель с какими трудностями ты сталкивался? 

Да, приходилось. Многие произведения не связаны с естественным переживанием, и это надо как-то преодолевать, навязывать себе восприятие современной музыки как естественной. Это могут быть неожиданные,совершенно непредсказуемые crescendo. То же самое касается штрихов, атаки, туше… Это интересно и способствует самоисследованию, но в то же время усложняет исполнение. Сложно и то, что современная музыка не укладывается в рамки аккордов, предполагаемых звучаний; трудно предугадать, что будет дальше. Очень часто нет никакой закономерной связи между соседними тактами или созвучиями. 

Какие проекты, фестивали, связанные с современной музыкой, ты знаешь? 

Союз композиторов. Еще мастер-классы, проводимые в том числе и в нашей академии. 

Как ты считаешь, какие позиции Россия занимает в сфере современной музыки

Думаю, что все это нашим государством не особо поощряется и финансируется – не так, как, например, во Франции, Австрии и других странах Европы. Бедствующее, нищенствующее положение у нас занимаетсовременная музыка. Внимание большинства музыкантов направлено на музыкальное искусство прошедших эпох, то есть традиционное, классическое. Что же касается актуального творчества – то это большая проблема, которую необходимо решать. 

Почему современная музыка тебе как композитору не очень интересна?

Потому что я предпочитаю опираться на опыт тех, кто придерживается  традиционных направлений. Если у меня появится стремление отразить что-то новое в своей музыке, то пусть это возникнет само собой. Мне бы не хотелось ориентироваться на своих современников.

Музыканты о «непонятной» музыке

Что такое современная академическая музыка? Это время, направление или набор композиторских имен? 

Вопросы, на которые непросто дать однозначный ответ. Современная — значит та, которая рядом с нами. Но то, что создается сегодня, не всегда отличается от того, что создавалось намного раньше. Сложная, не всегда понятная, рассчитанная в первую очередь на интеллектуальное восприятие, но вместе с тем и притягательная – современная музыка однозначно вызывает интерес и оказывается в центре дискуссий.

Студенты РАМ им. Гнесиных отвечают на эти и другие вопросы и рассуждают на тему современного музыкального искусства. 

Что для тебя современная академическая музыка? 

Екатерина Ключникова (фортепиано/музыкальная журналистика), II курс: 

Современная музыка делится для меня на две части. Первая — это музыка второй половины двадцатого века. И вторая часть – это музыка тех, кто пишет сейчас, молодых композиторов.

Диана Михеева (народные инструменты, домра, IV курс): 

Для меня это та музыка, которая начинается с XX века. 

Лидия Кошевая (композиция, V курс) 

По времени — наверное, последние 20 лет, с начала 2000-х. А по направлениям – сложно сказать: сейчас такое буйство разных школ! 

Павел Аксенов (инструменты эстрадного оркестра, тромбон, II курс) 

Это та музыка, которая появляется сейчас и существует рядом с нами. В наше время очень сложно придумать что-то новое, и на авансцену выходит не музыка, которую создает человек, а сам человек, личность. 

Игорь Романов (инструменты эстрадного оркестра, гитара, II курс) 

Это та музыка, которая родилась из классической в определённый момент, (насколько я помню, в послевоенное время), и, как следствие, стала новым направлением. Для меня современная музыка – это и музыка к фильмам, и концерты выдающихся музыкантов. 

Максим Санин (инструментальное исполнительство, ударные, III курс) 

Наверное, можно считать современной музыкой весь XX век и то, что создается сейчас, в том числе творчество молодых композиторов.

Денис Добровольский (музыковедение, IV курс) 

Для меня это, скорее, новейшая музыка последних двух десятилетий. Мне кажется, все зависит от техники композиции, от новизны звучания. Сейчас есть современные композиторы, сочинения которых напоминают музыку начала XX века, и это немного не то.

Денис Добровольский

Ходишь ли ты на концерты современной музыки? Или на постановки современных опер, перформансы? 

Екатерина Ключникова 

Бывает. Я хожу и на концерты, где звучит только современная музыка и на те, где есть произведения, как классиков, так и современных композиторов. Постановки современных опер пока не смотрела.

Диана Михеева

Признаюсь честно, мне иногда бывает сложно понять современные оперы. Не так давно я была на «Отелло», на современной постановке. У меня даже протест какой-то возник, потому что некоторые элементы спектакля оскорбляли мое восприятие. Если говорить о современных мюзиклах, то это здорово. 

Лидия Кошевая

Да, хожу активно. Люблю концерты Студии новой музыки, МАСМа, всегда хожу на программы Altro Coro. Люблю синтез искусств, когда перформансы и хеппенинги всякие происходят. Но я стараюсь посещать и концерты «старых мастеров». Эта музыка может быть не такая прогрессивная, но, тем не менее, часто вызывает эмоции, что, мне кажется, очень важно. 

Павел Аксенов

Меня это интересует, но я редко посещаю такие мероприятия.

Игорь Романов 

Я бывал на концертах академического вокала. На одном из последних звучала музыка французских композиторов — насколько я помню, как современных, так и классиков.

Максим Санин

Хожу, но не могу сказать, что мне всё понятно. Кстати, недавно я как ударник участвовал в современной постановке оперы «Влюблённый дьявол». 

Денис Добровольский 

Да, последние полтора года в основном я хожу на концерты современной музыки. А если выбираю концерт с классико-романтической программмой, то иду ради имен, ради хороших исполнителей.

Екатерина Ключникова

Когда последний раз ты посещал(а) одно из таких событий? И какое? 

Диана Михеева

Недавно я была на юбилейном концерте одного современного композитора. Музыка очень интересная – не сказать, что Прокофьев или Шостакович… Что-то простое, как саундтрек из фильма, неоклассика, наверное. Не скажу, что мне это близко, потому что это чуть-чуть примитивно.

Лидия Кошевая

В начале года я ходила на концерт Студии новой музыки «Авангард и фольклор». Они играли Сысоева, Берио – фольклор, прочитанный новым языком. Концерт вызвал хорошие эмоции и произвел яркое впечатление. 

Павел Аксенов

Давно, в прошлом году. Это был концерт моего друга в Новосибирске. Там звучала его музыка, и музыка других ребят, которые учатся в консерватории.

Максим Санин

Недавно я был на концерте, где ансамбль «Студия новой музыки» исполнял музыку Эдисона Денисова. Во многом этот концерт стал для меня открытием. 

Денис Добровольский 

Совсем недавно ходил на «Орфические игры». Очень люблю Электротеатр «Станиславский» – это место для экспериментов.

Максим Санин

Каких современных композиторов ты знаешь? 

Екатерина Ключникова

Что-то мне Маноцков первым приходит в голову. Еще Смит, Шульхофф. Стравинский, конечно — всегда новый и разный. Еще минималисты: Павел Карманов, Стив Райх, Терри Райли. Преподаватели Московской консерватории, Гнесинки. Вот, например, в гнесинской десятилетке преподаватель школы, кларнетист и композитор Антон Прищепа сделал проект «Gnessin counterpoint». 

Диана Михеева

Честно говоря, затрудняюсь с ответом. Мне очень нравится американский композитор Джон Уильямс. Ханс Циммер, кинокомпозитор – это просто моя любовь.

Лидия Кошевая

Из тех, кто в последнее время мне очень близок, — Кайя Саариахо, Стин-Андерсен, Хаас, Пярт. Еще Валерия Авербах, это композитор из Челябинска, она сейчас живет в США. Из русских композиторов ориентир для меня — наверное, мой профессор, Алексей Львович Ларин.

Павел Аксенов

Я мог бы назвать ребят из Новосибирска — там есть несколько  композиторов. 

Игорь Романов 

Ханс Циммер, Эндрю Норман, Людовико Эйнауди. Из джазовых – Уинтон Марсалис, Ренди Брекер, Скотт Хендерсон. Их очень много.  

Максим Санин

Я как ударник могу назвать композиторов, которые имеют непосредственное отношение к ударным инструментам — Ксенакис, Кейко Абе, Живкович. И еще Денисов. 

Денис Добровольский 

Клаус Ланг для меня – один из самых интересных зарубежных композиторов. Мне нравится музыка Т. Мюрая, К. Саариахо, Ж. Гризе, С. Шаррино; есть интересные вещи у Г. Ф. Хааса. Из русских – А. Ретинский, Д. Курляндский. Также, недавно я узнал о британских композиторах – Дж. Уиксе, К. Фоксе и М. Финнисси. 

Лидия Кошевая

Чем современная академическая музыка принципиально отличается от того, что ты изучаешь в курсе истории музыки?

Павел Аксенов

Возможно, современную музыку отличает больший концептуализм, большая конструктивность. То, что происходит сейчас – это итог исторического развития. Ничего кардинально нового придумать невозможно, потому что все новое основано на опыте предыдущих лет. 

Игорь Романов 

Я думаю, в современной музыке больший простор, другие идеи. Это отказ от шаблонов и неких правил. Все стремятся к какому-то фьюжну. 

Максим Санин

В каком-то плане музыка стала менее мелодичной и более резкой. Думаю, так произошло потому, что в мире происходили огромные изменения — всё ускорялось, преобразовывалось, создавалось что-то новое. И музыка – это  реакция на мировые события. 

Денис Добровольский 

Изменился взгляд композитора на музыкальный материал и на возможности работы с ним. В сочинениях также усилилась концептуальная сторона. Если говорить о звуковой реализации, то первое, что отличает, — это особенности звуковысотной организации. 

Игорь Романов

Чем она привлекает или, наоборот, отталкивает? 

Екатерина Ключникова 

Она непонятна для нас, мы к ней не привыкли. А привлекает новизной, конечно. Привлекает злободневностью. Музыка XXI века такая же, как и наш век. С другой стороны, лично меня именно этим она и отталкивает, потому что мне не очень нравится наше время — всё слишком быстро, торопливо, слишком на бегу, мы не сильно задумываемся о том, что делаем, обесцениваются какие-то человеческие понятия, которые должны быть общечеловеческими. 

Диана Михеева

Ну, конечно, привлекает всякими «фишечками», нововведениями. Мосолов, например, ввел такие интересные вещи, как урбанизация или урбанизм. Привлекает тем, что это всегда что-то новое. Чем отталкивает? Расскажу подробнее об одном концерте. Музыка два часа крутилась на одном месте, было ощущение, что композитор развивал одно-единственное тематическое ядро. И все это до ужаса просто — никаких переходов, ничего такого, что могло бы тронуть душу. Слишком нецепляюще, примитивно, хотя представлено это было очень эффектно. 

Лидия Кошевая

Привлекает своей непредсказуемостью. Это всегда что-то новое, чего я еще не знаю. Отталкивает тем, что она очень часто бездушна, совершенно халтурно выполнена. Часто люди не видят граней между новаторским, интересным и просто повторением чего-то, что было в XX веке. Часто за трюками, за концепцией не скрывается вообще ничего, мысли нет. Я за то, чтобы в музыке все-таки присутствовала душа, как бы нова и концептуальна эта музыка ни была — это всегда должно быть ради чего-то, осмысленно. 

Павел Аксенов

Меня в современной музыке привлекает не сама музыка, как ни странно, а люди, которые ее исполняют и пишут. Интересно наблюдать за их открытиями. Она может отталкивать только тех людей, которые слишком консервативны. 

Игорь Романов 

Не могу сказать, почему мне это нравится или не нравится. Наверное, это вопрос вкуса. Думаю, что это происходит на эмоциональном уровне. 

Максим Санин

Отталкивает, наверное, своей непонятностью, своим сумбуром в какой-то степени. А привлекает тем, что каждый может найти в ней что-то своё, потому что она заставляет переживать и сочувствовать. Но, для того, чтобы её понять, нужно подготовиться. Привлекает ещё и тем, что при прослушивании вызывает иногда какие-то новые ощущения и эмоции, быть может, не совсем привычные

.Денис Добровольский 

Меня всегда привлекала музыкальная сторона. Я имею в виду тембры и их сочетания. Интересно наблюдать, что с ними происходит, как они смешиваются и образуют разные звуковые текстуры. Что отталкивает, не знаю. Я всегда стараюсь найти что-то, за что можно ухватиться, какие-то интересные моменты. 

Диана Михеева

Приходилось ли тебе играть современную музыку? Что в ней трудно для исполнителя?

Екатерина Ключникова

Я играла Бартока, Хиндемита, вокальные циклы Задерацкого. Сложно в этой музыке то, что она написана «от головы». Сначала ты должен считать структуру, разобраться в ней, разложить по полочкам, а потом до тебя дойдёт, какие чувства и мысли закладывал автор. 

Диана Михеева

Я с народной кафедры. Лет двадцать назад наши профессора начали интенсивно налаживать связь с современными композиторами. И сейчас мы исполняем много музыки Броннера, Подгайца. Они пишут для мандолины, домры, балалайки. Сложности, конечно, есть, но эти авторы тесно сотрудничают с исполнителями: всегда рассказывают о содержании, помогают разобраться с техническими трудностями, и это здорово. 

Лидия Кошевая

Да. Но мне не приходилось исполнять современную музыку, которая была бы сверхсложно написана. Как правило, самый большой камень преткновения – это когда исполнитель берется за партитуру и понимает, что он просто не может разобраться в количестве значков, ремарок. И просто разобрать нотный текст – это уже такое количество времени, что не остается никакого желания работать дальше. Второй пункт: исполнители как бы готовы, им как бы интересно, но они в процессе работы так и не доходят до понимания, про что это. Но если есть желание и интерес, можно сыграть что угодно. 

Павел Аксенов 

Конечно, приходилось. Иногда современную музыку пишут люди, не очень опытные в инструментовке — им не хватает более конкретного знания многих инструментов, для того, чтобы написать правильную, логичную партию для исполнения. Технически это порой странно сделано. В современной музыке часто используются какие-то сложные технические приемы. 

Игорь Романов 

Да. Современная музыка ритмически менее организованная. Сложности бывают технические. Иногда, например, в наших гитарных произведениях  появляется трудноисполнимая мелизматика. 

Максим Санин

Да, приходилось. И основная сложность – это переменные размеры. Но, если мы этому обучены, то это не составляет труда. В основном могу отметить технические сложности, но и они преодолеваются. Бывает так, что одному человеку приходится играть сразу на нескольких инструментах. И, как правило, эта музыка требует от исполнителя огромной концентрации. 

Денис Добровольский 

Да, я что-то разбирал для себя, например, «Двенадцать нотаций» П. Булеза. Играл музыку С. Райха. Бывает, разбор произведения занимает много времени. Из трудностей можно отметить довольно продолжительное время разбора произведения. Это связано в основном с ритмическими сложностями и новыми фактурными изобретениями. Технические трудности есть везде, но это вполне реально исполнить. Здесь очень важна точность, детальная проработка. 

Павел Аксенов

Какие проекты, фестивали, связанные с современной музыкой, ты знаешь? 

Екатерина Ключникова 

Дягилевский фестиваль, наш проект Gnesin Contemporary Music Week. «Резиденция», например.

Диана Михеева

Я знаю, что у Святослава Липса есть современный проект, концерты которого проводятся несколько раз в год. 

Лидия Кошевая

Дягилевский фестиваль в Перми, например. Мне очень нравится, что появилось движение современной музыки у нас в Гнесинке – Gnesin Contemporary Music Week. 

Павел Аксенов

Фестиваль Art Music. Gnesin Contemporary Music Week. 

Игорь Романов 

Слышал о Gnesin Contemporary Music Week. 

Максим Санин

«Другое пространство». Ансамбль «Студия новой музыки» при консерватории постоянно создает необычные и интересные проекты. 

Денис Добровольский 

Gnesin Contemporary Music Week. «Другое пространство», «reMusik», «Территория» и отчасти Дягилевский фестиваль. Но, мне кажется, что основные фестивали современной музыки сосредоточены все-таки в Европе.

Как тебе кажется, Россия сейчас какие позиции занимает в области современной музыки? А в каких странах современную музыку любят, ценят и финансово поддерживают? 

Екатерина Ключникова 

На мой взгляд, у России позиции не самые передовые. Но у нас в принципе исторически идёт отставание. Время такое сейчас, что политики не сильно смотрят на искусство вообще. Оно, наверное, считается ненужным для общества. Причем это не только у нас, но и на Западе — везде всё одинаково.

Лидия Кошевая

Думаю, что не лидирующие и не отстающие. Мы гонимся за Европой, может быть, слишком подражаем ей. В Западной Европе, особенно в Германии, Австрии, Франции, отношение иное. Сейчас, по-моему, Скандинавия поднялась, Дания. В Финляндии появляются новые имена.

Павел Аксенов

Я думаю, мы немного отстаем от европейских стран, но отставание невелико. Другое отношение в странах Северной Европы – Норвегии, Финляндии, Швеции.

Игорь Романов

Думаю, Европа впереди. А поддерживают современную музыку в Италии, Франции, Германии. В США. 

Максим Санин

Мы точно не первые, потому что уделяем мало внимания современной музыке. Мне кажется, нужно приглашать специалистов из-за рубежа или самим ездить на стажировки за границу. Думаю, что, например, в Англии, Италии, Франции все это находится на совершенно другом уровне. 

Денис Добровольский

Мне сложно судить, потому что я не жил за границей. Говоря о России, могу предположить, что мы достаточно изолированы. Некоторые проблемы есть и в образовании – педагоги иногда бывают консервативны. Думаю, что в Европе — Германии, Франции, Италии – ситуация совершенно иная.

Диана Михеева

Не думаю, что лидирующие. У нас очень богатая славянская культура, старинная и самобытная. Нам следует опираться на нее, и тогда будет что-то свое, особенное. Я думаю, что в Европе, особенно в Германии, и в Америке отношение к современной музыке гораздо лучше. 

«Мне нравится находить в человеке прекрасное»

Пятого октября — День учителя. В преддверии праздника мы поговорили со студентом Гнесинки Игнатом Гаджиевым, искренне увлечённым педагогической деятельностью. Игнат рассказал о том, почему он выбрал профессию музыкального педагога, какую систему образования считает эталоном и чему преподаватель может научиться у своих учеников.

Игнат, для вас педагогика — искусство, наука или философия? Что в большей степени? 

— Педагогика — некий конгломерат, объединяющий и все прекрасные виды искусства, и философию, и психологию. Для меня педагогика — это неисчерпаемый мир чего-то нематериального, что нельзя потрогать руками. В её основе лежит любовь к человеку. Как в искусстве человек с любовью создает произведение, также и преподаватель с любовью взращивает «зёрна». 

— Вы сейчас делаете акцент на духовном начале, но ведь педагогический процесс вполне материален: это область реальной жизни в самых разных её проявлениях…

— Тогда я скажу так: педагогика — синтез всех прекрасных жизненных явлений, которые можно найти в нашем мире.

Именно поэтому вы, получив образование теоретика, стали студентом профиля «Музыкальная педагогика»?

— Мне интересна область музыковедения, но я всегда чувствовал, что работа с детьми приносит гораздо больше удовлетворения. Мне всегда нравилось находить в человеке прекрасное и помогать ему раскрыться. Когда ты это делаешь, получаешь огромное удовлетворение, чувствуешь, что приносишь пользу обществу, и это очень мотивирует. Я хотел бы посвятить жизнь детям… и студентам.

— Чему, по-вашему, педагог может научиться у ученика? И возможно ли это вообще?

— Конечно, да. Можно научиться прощению, потому что дети гораздо мудрее, чем взрослые. Ребенок — чистый человек, он несет в себе много мудрости. Ребенок никогда не помнит плохого. Если взрослый, например, его даже ударит, он через минуту забудет, потому что ребенок не живет прошлым. Это помогает ему чувствовать радость, счастье, любить. Сердце ребенка безгранично переполнено любовью. 

Ребенок — это неогранённый алмаз, который надо постараться довести до совершенства. И чтобы это сделать, преподавателю необходимо понять желания и пристрастия ребенка.

Какие учебные дисциплины помогают студенту Академии сформировать педагогические качества?

— Конечно, прежде всего, педагогика, музыкальная педагогика, история педагогики. Музыкальная педагогика помогает разобраться в психологии детей, обучаемых с раннего возраста, в особенностях методики, вариантах подачи материала, в новых течениях, в отличиях разных педагогических систем. Также важна история педагогики, которая позволяет нам учитывать опыт предыдущих поколений. 

А педагогическая практика?

— В вопросах воспитания детей практика приоритетна. Благодаря ей складывается реальная картина: что делать, как этот процесс происходит, чего не делать, какие ошибки не стоит совершать. 

— Есть ли у вас желание и намерение познакомиться с принципами музыкальной педагогики, практикуемыми в других странах?

— Конечно. Мне очень нравятся различные методики,  которые используются в зарубежном образовании, например, методика Карла Орфа. Это — невероятное открытие XX века. Карл Орф — великий человек; ему удалось благодаря любви к детям найти универсальный подход, раскрывающий творческий потенциал каждого ребенка. В зарубежной педагогике вообще сильна идея гуманизма.

— А в отечественной системе этого разве нет?

— Мне кажется, что у нас ребенок порой воспринимается как какое-то несовершенное существо, которое нужно воспитывать и «доводить до ума», но не как личность, имеющая право на собственное мнение. А маленький человек должен расти в атмосфере уважения. Надо прислушиваться к его мнению, не унижать его, не давать понять, что он глупее взрослых. Это абсолютно устаревший и неправильный подход. 

— Можете ли вы привести примеры «правильного подхода», используемые в зарубежной музыкальной педагогике?

— Эталоном образования для меня всегда была финская система. Она на сто процентов демократична. Ребенку предоставлена полная свобода развития. Он не ограничен никакими рамками, не травмируется. Нет строгой оценочной системы, любой результат можно улучшить. В финской системе большое внимание уделяется творческому развитию как одному из важнейших аспектов жизни. 

Это здорово, потому что в наше время очень не хватает доверия к ребенку. Когда человек формируется в условиях запрета, у него появляются психологические зажимы и ему гораздо труднее выразить себя, воплотить в жизнь творческие стремления. Многие дети сами считают, что они далеки от творчества и не способны ничего создать. Но ведь это неправда. Каждый человек способен заниматься искусством: музыкой, рисованием, пением, чем угодно. Главное, чтобы для этого не было бюрократических, стереотипных ограничений. Любой ребенок — отдельная вселенная, отдельный мир.