Дмитрий Шишкин: «Критика – двигатель уважающего себя исполнителя»

17 декабря В Большом зале Консерватории вместе с Российским национальном оркестром выступит лауреат XVI Международного конкурса имени П. И. Чайковского Дмитрий Шишкин. В интервью нашей газете пианист рассказал о жизни до и после конкурса. 

Дмитрий Шишкин

– Дмитрий…

– Сразу хочу предвосхитить твой вопрос про конкурс. Для меня он всегда был чем-то заоблачным. Участие в конкурсе Чайковского – это главная цель моей жизни, это то, к чему я хотел прикоснуться, то, что хотел прочувствовать. Я очень рад, что участвовал в нем целых два раза, но ещё больше рад, что смог занять второе место.

– Можно сказать, что цель выполнена? К чему стремиться дальше?

– Я по натуре целеустремленный человек, который находится в  постоянном поиске чего-то нового. Сейчас в моей жизни большие изменения: гастроли, мастер-классы, общение с новыми интересными людьми. Цели стали менее конкретными, ибо после такого серьезного конкурса на любого исполнителя ложится определённый груз ответственности: надо поддерживать достигнутый уровень и расти профессиональном плане. Наверное, мою цель можно сформулировать очень просто: учиться и качественно делать то, что ты должен делать.

То есть до конкурса таких целей ты себе не ставил?

– Ну, конечно же ставил, просто я не думал об этом. Желание выступить именно на конкурсе перевешивало всё остальное. Каждую минуту я мысленно  представлял своё будущее выступление, оно мне снилось, я был одержим им. Возможно, благодаря этой «болезни» мое совершенствование шло опосредованно. Сейчас я успокоился, у меня появилось, как я называю, критическое мышление, я избирательнее отношусь ко всему новому. Мама говорит, что я вырос. Может быть, она права.

Кстати, твоя мама – известный педагог по фортепиано. Переживала ли она за тебя во время «болезни»? Оказывает ли она на тебя влияние сейчас?

– С двух лет и по сей день моя мама – моя крепость. Все, чему я научился в своей жизни, я научился от неё. Её сумасшедшая энергетика привила мне любовь к музыке настолько, что на вопрос «кем ты хочешь быть, когда вырастешь?», я отвечал безапелляционно: музыкантом. При подготовке к конкурсу мама делала всё возможное, чтобы облегчить мне быт, и я мог больше заниматься музыкой. Сейчас мое каждое утро начинается со звонка маме. Мы обсуждаем планы на день, она до сих пор даёт советы по всем жизненным вопросам. 

Наверно, вы нечасто видитесь. Насколько плотным стал твой гастрольный график после конкурса?

– С июля, после окончания конкурса, у меня не было ни одного выходного дня. Россия — Германия — Австрия — Швеция — Финляндия — Китай — Япония, за эти полгода я посетил эти страны, играя в разных городах. Прошло более 70 концертов в режиме нон-стоп. Половина из них – коммерческие предложения, вторая половина – выступления с Валерием Гергиевым в качестве призовых за конкурс. Исполнилась ещё одна моя мечта – продуктивные путешествия, когда ты одновременно изучаешь мир и делаешь свою работу.

Надеюсь, что, как говорится, дальше – больше. Дмитрий, отличается ли европейская публика от российской?

– Признаюсь, что играть в Европе (особенно в Германии) мне комфортнее, чем в России. Там более жёсткие требования к репертуару, нужно играть более классично, что ли. Зрители взыскательнее, а критики – критичнее. Очень мотивирует. Но там, например, Метнера практически не исполняют, а без произведений этого замечательного композитора я не мыслю себя как исполнитель. На концертах в России я наблюдаю много молодежи. Приятно осознавать, что интерес к классической музыке здесь жив. Также хочу сказать, что мне приятно играть в небольших российских городах: в них понимаешь, что искренние чувства и тёплые слова в твой адрес стоят куда дороже любых коммерческих предложений. Люди в российской провинции живые, они не испорчены метастазами капитализма. 

А что насчёт критики в твой адрес? 

– Критика – двигатель уважающего себя исполнителя. От неё никуда не денешься, но без неё не станешь сильнее. Но я не хочу придавать особого значения словам журналистов: мне нужно заниматься делом. А если пишут, значит интересен, не пишут – не интересен. 

– Давай поговорим о твоём предстоящем концерте с Михаилом Плетнёвым. Это твой первый опыт с РНО?

– О, нет! С РНО мы «дружим» уже четвёртый год и дружба эта взаимная. С 2016 года, когда состоялся наш первый совместный концерт, где мы играли Гуммеля и Сибелиуса, Плетнёв стабильно приглашает меня выступать с его оркестром по три-четыре раза за сезон. Наверное, это уже традиция.

Какую программу вы подготовили на этот раз?

– Для меня Михаил Васильевич – кумир детства и юношества. Он и сейчас поражает меня своей работоспособностью и широтой кругозора. Каждый раз Плетнёв предлагает зрителю неожиданные репертуарные повороты. 17 декабря не станет исключением: в первом отделении будет звучать симфоническая музыка М. И. Глинки, а во втором – два фортепианных концерта (Прокофьев и Скрябин). 

Фото: Дина Якушевич (https://vk.com/benneeyeh_photos)