Рубрика: Студенческая жизнь

Всё самое интригующее в стенах гнесинской Академии.

#гнесинецнедели Андрей Игнатьев

V Международный студенческий конкурс исполнителей на народных инструментах вузов СНГ с проведением мастер-классов прошел в РАМ им. Гнесиных с 20 по 24 октября. «БФ» побеседовала с гнесинцем недели Андреем Игнатьевым, участником конкурса в номинации «Баян, аккордеон».

– Андрей, что ты сегодня исполнил и кто выбирал программу?

– Программу выбирал сам. Играл «Из-под камушка» Александра Владимировича На-Юн-Кина, нашего, гнесинского педагога. Сочинение не очень известное, его студенческая работа по классу «Композиции». К сожалению, он недавно умер. На-Юн-Кин был великолепным джазистом и импровизатором.

Далее – «Каприччио» В. Золотарёва, сочинение тоже очень интересное. К нему двойственное отношение: многие считают его очень виртуозным. Да, безусловно, технически оно сложное, но вот виртуозным я его не считаю. Ну и, конечно же, Бах. Органная C dur из «8 маленьких органных прелюдий и фуг».

–Как ты считаешь: всё сегодня получилось?

– К сожалению, в Бахе немного сбился, запутался в правой руке. Это очень неприятно.

– Программа сложная. Вероятно, ты веришь, что мы можем совершенствоваться, прыгая выше головы?

 – Если музыкант берет программу чуть выше своего исполнительского уровня, то это однозначно  – стимул. Стимул этот уровень приобретать!

Даже если не получается?  

–Да. Лучше продолжать работать. Мы все-таки учимся.

– Почему ты выбрал баян?

– Это – забавная история. Я хотел быть инжинером-радиотехником, учиться в Московском авиационном институте. В школе был в классе с математическим уклоном, и все мои друзья потом туда поступили. Но наступил момент, когда стало понятно: надо будет сдавать ЕГЭ. Я этого очень не хотел. В тот момент я как раз недавно перешёл на баян. И подумал: а почему бы не попробовать поступить в колледж? Поступил сразу.

Ты сказал: перешёл. На чем ты играл до этого?  

– До этого я пел в хоре. Лет в 12 взял баян в руки. Достаточно поздно.

– Как думаешь, помешало ли это в чем-то?

– Возможно.Большинство моих сокурсников в школьные годы объездили столько конкурсов, – огромный опыт! Я за всю жизнь не смогу в таком количестве поучаствовать. Но несмотря на то, что я был лишен такой возможности, я наверстываю сейчас.

– Какие у тебя планы на будущее?  

– Сначала доучусь. Как и многие, я параллельно с учебой работаю, концертмейстером в гнесинском училище. И дальше я буду также работать по профессии, по специальности: «Баянист». Дорога натоптана, по ней и иду.

 – Есть удовлетворение от того, что ты делаешь?

– Да. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Я чувствую отклик публики, и сам получаю радость.

– А какую музыку в свободное время слушаешь?

– Я увлекаюсь бардовской песней. Визбор, Окуджава, Никитини так далее. Сам пою. Очень люблю барочную музыку: Cкарлатти, Баха, Вивальди. Она дает мне тот настрой, который я очень люблю, то нужное состояние души: спокойствие, и при этом – что-то живое.

– Пишешь своё?

 – Иногда, очень редко, когда есть время. В прошлом семестре написал сочинение для ансамбля, хотелось что-то оригинальное сделать и,в принципе,получилось. Но в основном я пишу стихи. Это проще, мне кажется.

– Можешь чем-то поделиться или это очень личное?

– Быть может… не знаю… наверно…

Хожу-обхожу тропы чьи то,

И всякий, услугою скверной

Толкает вперед нарочито. Спешу за моментом угнаться,

Толкаю зевак за собою,

Не видя, что тропы разнятся,

Маршрута не чувствуя сбоев.

В итоге мы все в том же темпе,

С чужой колеи не слезаем,

Идем, и с улыбкою терпим…

Быть может… наверно… не знаю…

Волшебная флейта. Театр-студия им. Ю. А. Сперанского

22 октября в Концертном зале РАМ имени Гнесиных была представлена опера В. А. Моцарта «Волшебная флейта». Исполнители – студенческий оркестр Академии и учащиеся вокальных факультетов РАМ имени Гнесиных и Венского университета музыки и исполнительского искусства .

Оперы Моцарта в репертуаре студенческой студии уже давно стали традицией. Но впервые в подобной постановке приняли участие студенты другого вуза, Венского университета музыки: Йоханна Уолрот (партия Памины) и Клемен Адамле (партия Папагено). Ребята чудесно вписались в коллектив и в общую дружную гнесинскую атмосферу.

Опера «Волшебная флейта» написана на немецком языке. И в постановке Российской академии музыки вокалисты пели на языке либретто. А вот разговорные диалоги решили вести на русском. Гости из Австрии даже не поленились выучить несколько русских слов и фраз для разговорных диалогов: Йохана Уолрот использовала в разговорном диалоге слово «нет», а Клемен Адамле и вовсе исполнил целую разговорную сцену, комическую, где Папагено встречается с Папагеной.

Венский солист Клемен Адамле и студентка вокального факультета Академии Мария Городецкая сыграли с юмором и очень живо, прекрасно дополнив друг друга. Студенты покорили публику не только прекрасным пением и игрой, но и декорациями, костюмами танцевальными номерами. Декорации создавала Ирина Дерябина,  студентка ГИТИСа. Ольга  Иванова, режиссер театра Покровского, работала над постановкой. Одна из ее идей, представить Царицу Ночи в образе Статуи Свободы, произвела сильное впечатление на зрителей! Результат порадовал публику – опера и правда получилась волшебной!

От барокко до джаза: экскурс в историю музыкальной импровизации

Тотальный музыкальный диктант, вызвавший настоящий переполох в академии, не помешал традиционным «Университетским субботам», и на очередной встрече прошёл мастер-класс доцента и кандидата искусствоведения Инги Александровны Пресняковой.