Своими глазами

Конференция «Исследования молодых музыковедов»: день первый

В Российской академии музыки имени Гнесиных 29 марта стартовала Всероссийская научная конференция аспирантов и студентов «Исследования молодых музыковедов». За 13 лет существования этот проект зарекомендовал себя как значимый и важный для начинающих исследователей, а их работы нередко становятся ключом для понимания новой или же, наоборот, забытой музыки.

По традиции Татьяна Ивановна Науменко – учредитель конференции и проректор по научной работе – открыла заседания вступительным словом. Затем прошли две секции: в первой затрагивались темы, связанные с различными аспектами исследования одного сочинения, во второй – жанр, стиль и творческий метод в музыкальном искусстве. Заседания вели аспиранты РАМ имени Гнесиных Александр Саржант и Дарья Калашникова, которые также выступили с сообщениями в первой секции.

Темы выступлений порадовали разнообразием и самобытностью подхода, охватили разные эпохи и жанры: от музыки XVIII века до «темы Хедвиги» из киносаги о Гарри Поттере. Остановимся подробнее на некоторых докладах.

О некоторых особенностях интонационной стилистики в опере В.С. Серовой «Уриель Акоста»

Щевелева Ангелина (Уфимский государственный институт искусств имени Загира Исмагилова; студент 3 курса; музыковедение; науч. рук. докт иск., проф. Е.Р. Скурко)

В своем докладе Ангелина Щевелева рассказала о специфике музыкального языка«Уриель Акоста», представив оперу в контексте структуры общества концаXIX века. Говоря о непростом творческом пути автора сочинения Валентины СеменовныСеровой – первого российского профессионального композитора-женщины,музыкального критика и общественного деятеля – исследователь обратила внимание напроблему гендерного неравенства. «Идея оперы – одиночество, противостояниеобществу, женское неравенство – все они созвучны с личностью Серовой», – отметила Ангелина. Щевелева выделила 2 сферы влияния на формирование музыкального языка оперы: первая связана с лирико-драматической концепцией Чайковского, вторая – сладовыми особенностями еврейской жанрово-бытовой и синагогальной музыки. Еврейская музыка в контексте оперы – главный интонационный пласт.

Романс для скрипки с оркестром Ральфа Воан-Уильямса «Взлетающий жаворонок» в русле художественных исканий рубежа XIX-XX веков

Храпов Константин (Новосибирская государственная консерватория имени М.И. Глинки; студент 3 курса; музыковедение; науч. рук. канд. иск., и.о. доцента Т.В. Смирнова)

Композитор Ральф Воан-Уильямс – не самая популярная личность у отечественных музыковедов. То ли от того, что трудов о нем – полторы книжки, то ли от того, что в принципе музыка композиторов Британии очень долго не могла пересечь российских границ. Поэтому почти каждая работа, связанная подобной темой, очень ценна. А между прочим, как мы узнали из доклада, в XX веке композиция «Взлетающий жаворонок» была так высоко оценена публикой во всем мире, что на радио спокойно конкурировала со Вторым концертом Рахманинова.

Философия в музыке: специфика второй фортепианной сонаты Айвза «Конкорд, Массацусетс, 1840-1860»

Конькин Глеб (Московская государственная консерватория имени П.И. Чайковского; студент 3 курса; музыковедение; науч. рук. док. иск., проф. К.В. Зенкин)

Если в названии темы вы видите сочетание философии и музыки, а далее имя Чарльза Айвза, значит, будет что-то интересное. Глеб Конькин рассказал о том, как Айвз почти 40 лет работал над сонатой «Конкорд, Массачусетс, 1840-1869», почему интерпретация зависит в том числе от нашего опыта и собственного восприятия и как композитор писал свои философские воззрения, которые в дальнейшим выразил в «очерках перед сонатой».

Две страсти сэра Уильяма Гершеля

Горелик Яна (Российская академия музыки имени Гнесиных, студент 1 курса; науч. рук. докт. иск., проф. И.П. Сусидко)

«Это нормально, если мы, музыканты, не знаем, кто такой Уильям Гершель, так как все же эта личность намного известнее в астрономических кругах», – начала свое выступление Яна Горелик. Чтобы расставить все точки над i, нужно указать важный момент. Человек занимался музыкой, играл, как многие в XVIII веке, на нескольких музыкальных инструментах – органе, скрипке и гобое. Все развивалось логично, пока Гершель вдруг не открыл для себя астрономию, а затем открыл для всего мира Уран, седьмую по удаленности от Солнца планету. Гершель утверждал, что самая главная заслуга человека – «открыть, обнаружить, ввести в употребление». Но музыка даже после такого – во всех смыслах астрономического – успеха, не отошла для Уильяма Гершеля на задний план. Она была его основным источником вдохновения и дохода. Интересно, что Гершель написал цикл симфоний в 24 тональностях. Это уникальный случай: композиторы писали циклы фуг, прелюдий, пьес, но цикла из 24 симфоний – ни до, ни после не было.

«Метаболы» и «метаморфозы» как творческое задание в музыке композиторов XX века

Салаурова Алиса (Российская академия музыки имени Гнесиных; студент 3 курса; музыковедение; науч. рук. канд. иск., доц. И.С. Захарбекова)

Решительная подача и уверенный тон Алисы Салауровой сразу расположили к себе. Все-таки подача доклада играет ключевую роль в выступлении и, к несчастью, не каждый докладчик конференции смог отличиться подобной референцией. Студентка рассказала о структурных изменениях звукового комплекса на примерах произведений Хиндемитта, Вебера, Штрауса, Дитьё и Бриттена. Каждый композитор пришел к своему собственному пониманию преобразования музыкальной ткани. Пауль Хиндемитт, например, в своих «Симфонических метаморфозах» прибегает к преобразованию за счет тембров,Анри Дитьё в «Метаболах» стремится к превращениям в рамках звуковысотного, ритмического и тембрового изложения, а Штраус цитирует и преобразовывает сам тематизм.

Hedwig’s theme и ее трансформация в киносаге о Гарри Поттере

Ащеулова Анастасия (Российская академия музыки имени Гнесиных, студент 2 курса; музыковедение; науч. рук. докт. иск., проф. Т.В. Цареградская)

«Вингардиум Левиоса», или как очаровать публику в конце первого дня конференции, точно знает Анастасия Ащеулова. Ее доклад с подробным анализом одной из культовых композиций из мира кино оказался таким красочным, что люди в зале смущались, ощущая вкус ностальгии по сказке «про мальчика, который выжил». Квазибарочное трёхголосие темы в ее первоначальном варианте погрузил знатоков музыки, докторов наук, профессоров, и, конечно, студентов в мир волшебства. Над «Hedwig’s Theme» на протяжении всей истории поттерианы работали многие композиторы. Джон Уильямс сочинил ту самую тему для челесты, Уильям Росс, Патрик Дойл, Николас Хупер, Аластер Кинг и Александр Деспла привнесли в музыку новые художественные средства выразительности, расширили образное наполнение тем в зависимости от сюжетной логики и драматургии каждой части. Ирина Петровна Сусидко, доктор искусствоведения, музыковед и профессор, так впечатлилась докладом, что предложила всем после конференции пойти и посмотреть Гарри Поттера.

About the author

Вам также может понравиться...