«Мне нравится находить в человеке прекрасное»

Пятого октября — День учителя. В преддверии праздника мы поговорили со студентом Гнесинки Игнатом Гаджиевым, искренне увлечённым педагогической деятельностью. Игнат рассказал о том, почему он выбрал профессию музыкального педагога, какую систему образования считает эталоном и чему преподаватель может научиться у своих учеников.

Игнат, для вас педагогика — искусство, наука или философия? Что в большей степени? 

— Педагогика — некий конгломерат, объединяющий и все прекрасные виды искусства, и философию, и психологию. Для меня педагогика — это неисчерпаемый мир чего-то нематериального, что нельзя потрогать руками. В её основе лежит любовь к человеку. Как в искусстве человек с любовью создает произведение, также и преподаватель с любовью взращивает «зёрна». 

— Вы сейчас делаете акцент на духовном начале, но ведь педагогический процесс вполне материален: это область реальной жизни в самых разных её проявлениях…

— Тогда я скажу так: педагогика — синтез всех прекрасных жизненных явлений, которые можно найти в нашем мире.

Именно поэтому вы, получив образование теоретика, стали студентом профиля «Музыкальная педагогика»?

— Мне интересна область музыковедения, но я всегда чувствовал, что работа с детьми приносит гораздо больше удовлетворения. Мне всегда нравилось находить в человеке прекрасное и помогать ему раскрыться. Когда ты это делаешь, получаешь огромное удовлетворение, чувствуешь, что приносишь пользу обществу, и это очень мотивирует. Я хотел бы посвятить жизнь детям… и студентам.

— Чему, по-вашему, педагог может научиться у ученика? И возможно ли это вообще?

— Конечно, да. Можно научиться прощению, потому что дети гораздо мудрее, чем взрослые. Ребенок — чистый человек, он несет в себе много мудрости. Ребенок никогда не помнит плохого. Если взрослый, например, его даже ударит, он через минуту забудет, потому что ребенок не живет прошлым. Это помогает ему чувствовать радость, счастье, любить. Сердце ребенка безгранично переполнено любовью. 

Ребенок — это неогранённый алмаз, который надо постараться довести до совершенства. И чтобы это сделать, преподавателю необходимо понять желания и пристрастия ребенка.

Какие учебные дисциплины помогают студенту Академии сформировать педагогические качества?

— Конечно, прежде всего, педагогика, музыкальная педагогика, история педагогики. Музыкальная педагогика помогает разобраться в психологии детей, обучаемых с раннего возраста, в особенностях методики, вариантах подачи материала, в новых течениях, в отличиях разных педагогических систем. Также важна история педагогики, которая позволяет нам учитывать опыт предыдущих поколений. 

А педагогическая практика?

— В вопросах воспитания детей практика приоритетна. Благодаря ей складывается реальная картина: что делать, как этот процесс происходит, чего не делать, какие ошибки не стоит совершать. 

— Есть ли у вас желание и намерение познакомиться с принципами музыкальной педагогики, практикуемыми в других странах?

— Конечно. Мне очень нравятся различные методики,  которые используются в зарубежном образовании, например, методика Карла Орфа. Это — невероятное открытие XX века. Карл Орф — великий человек; ему удалось благодаря любви к детям найти универсальный подход, раскрывающий творческий потенциал каждого ребенка. В зарубежной педагогике вообще сильна идея гуманизма.

— А в отечественной системе этого разве нет?

— Мне кажется, что у нас ребенок порой воспринимается как какое-то несовершенное существо, которое нужно воспитывать и «доводить до ума», но не как личность, имеющая право на собственное мнение. А маленький человек должен расти в атмосфере уважения. Надо прислушиваться к его мнению, не унижать его, не давать понять, что он глупее взрослых. Это абсолютно устаревший и неправильный подход. 

— Можете ли вы привести примеры «правильного подхода», используемые в зарубежной музыкальной педагогике?

— Эталоном образования для меня всегда была финская система. Она на сто процентов демократична. Ребенку предоставлена полная свобода развития. Он не ограничен никакими рамками, не травмируется. Нет строгой оценочной системы, любой результат можно улучшить. В финской системе большое внимание уделяется творческому развитию как одному из важнейших аспектов жизни. 

Это здорово, потому что в наше время очень не хватает доверия к ребенку. Когда человек формируется в условиях запрета, у него появляются психологические зажимы и ему гораздо труднее выразить себя, воплотить в жизнь творческие стремления. Многие дети сами считают, что они далеки от творчества и не способны ничего создать. Но ведь это неправда. Каждый человек способен заниматься искусством: музыкой, рисованием, пением, чем угодно. Главное, чтобы для этого не было бюрократических, стереотипных ограничений. Любой ребенок — отдельная вселенная, отдельный мир.

Текст: Петр Сафонов