Тет-а-тет

Святослав Голубенко: «Нас вынудили жить по сценарию дистанционного обучения»

Как сохранить работу творческого вуза в условиях ограничений из-за пандемии? Какие ошибки совершили гнесинцы прошлой весной и насколько сложно организовать учебный процесс в очно-дистанционном режиме сегодня? Вместе с проректором по учебной работе РАМ имени Гнесиных Святославом Голубенко подводим итоги весенней самоизоляции и рассказываем о нынешней ситуации.

Насколько неожиданной для академии стала новость о переходе на дистанционное обучение весной?

Сказать, что было шоковое состояние, – это ничего не сказать. После первых сигналов из Министерства культуры и Министерства образования мы срочно стали думать о том, как будем жить в ближайшее время (ректор находился в командировке, но мы всё время оставались на связи). В начале никто не верил, что вуз уйдет на удалёнку: думали, мы что-то ограничим, но это будет кратковременная история. После первой недели шока пришло осознание: дистанционное обучение – это, скорее всего, надолго.

Было ли желание сохранить очное посещение максимально долго?

Было желание «выкрутиться» из обязательств, которые навешивались на нас сверху: мы подчеркивали, что у нас все-таки творческое учреждение, музыкальное учреждение, что мы не можем все занятия перевести в дистант. Однако вуз был вынужден действовать по указаниям Министерства образования, Министерства культуры, правительства Москвы, Роспотребнадзора. Все их документы говорили об одном – мы должны максимально закрыть всё, что можно, поскольку ситуация сложная, непрогнозируемая. Очень многие педагоги, заведующие кафедрами приходили к руководству с просьбой: «Разрешите хотя бы студентам приходить в академию и заниматься – особенно тем, у кого дома нет инструмента». Но нас все равно заставили прекратить очные занятия.

И мы начали заниматься на гнесинском портале ДПО (дистанционное профессиональное образование). Смогла ли эта платформа реально помочь академии в тот период?

Это сложный вопрос. Портал изначально разрабатывали для того, чтобы проводить в дистанционном формате курсы повышения квалификации в рамках национального  проекта «Культура». Этот ресурс так и назывался –портал дополнительного профессионального образования. Весной он был «переименован» в портал дистанционного профессионального образования и в сложившейся ситуации оказался одним из тех ключиков, с помощью которых мы не свалились в хаос, когда каждый педагог что-то делает, и это никак невозможно контролировать.

Мы анализировали итоги использования портала ДПО в период с апреля по июнь 2020 года. И аналитика показала, что сама система чрезвычайно сложна для использования, она требует больших усилий от педагогов и не всегда отвечает современным запросам студентов.

При этом портал ДПО решал важную проблему, которая довлела над нами. ДПО – наш, гнесинский ресурс, и в случае возможных проверок нам бы никто не сказал, что мы пользуемся системой без лицензии или без договора. Это важный момент, о котором часто забывают.

Как принималось решение о проведении государственных экзаменов в условиях карантина? До последнего надеялись на очную форму?

Да. Но после майских праздников стало понятно: даже если мы сдвинем сроки проведения очных экзаменов, то столкнемся с проблемой недостаточной подготовки студентов. Была и еще одна проблема: официальные ограничения на проход в здание академии были сняты только в начале июля.

Кроме того, при проведении экзаменов в дистанционном формате возникали неравные условия для студентов-выпускников. Есть учащиеся, которые могут сделать запись – инструменты у них под рукой или есть возможность записаться на приличном инструменте. А как быть студентам, которым хороший инструмент не найти: что делать арфистам, ударникам?.. Поэтому для тех специальностей, в образовательном стандарте которых была предусмотрена возможность проведения госэкзаменов не в полном объёме, мы оставили лишь выпускную квалификационную работу. В училище, например, это сделать было невозможно, потому что образовательный стандарт не даёт возможности что-то отменять, менять формат госэкзаменов. Там пришлось проводить всё полностью, с записями. Академия вынуждена была это сделать, но это исключение из правил – мы не хотим, чтобы те, кто не понимает тонкостей нашего обучения, могли потом сказать: «Ну вот, вы можете записывать, а раз вы можете, значит, а почему бы так не делать и дальше….»

А в консерватории всё записывали.

Да, консерватория пошла по другому пути. Я знаю, что и многие другие вузы пошли на это. Но в академии к записям было единодушное остронегативное отношение: нас не устраивает, никого из музыкантов это не может устроить. Это право каждого вуза –принимать решение. Мы думаем, что поступили верно.

Как в такой ситуации работала команда администрация/педагоги/студенты? Вы довольны?

Это очень сложный вопрос, но быть недовольным в этой ситуации неправильно. В любой спонтанно возникающей ситуации возникают непредвиденные сложности, которые рождают проблемы. На взаимодействие и педагогов со студентами, и администрации с педагогами и студентами стало уходить гораздо больше времени. Например, чтобы информация чётко доходила до педагогов и студентов и правильно воспринималась, её нужно было донести персонально до каждого.

Даже на «технически-бытовом» уровне в первые месяцы возникали сложности – например, как теперь принимать и выдавать справки студентам? Администрации не всегда было непонятно, как действовать, что требовать от студента.

Тем не менее, абсолютное большинство педагогов и студентов в эту ситуацию вошли с пониманием. Всё происходящее очень сильно закалило всех. Да, какие-то огрехи имелись, но так было и в очном формате: кто-то не хочет учиться или недоволен педагогом, чаще всего виной тому личные причины, личные обстоятельства. В целом все контакты выстроились в ином, «цифровом» формате, и это не может не радовать.

Нынешний формат обучения сочетает и очные, и дистанционные занятия. Какие основные трудности приходится преодолевать теперь? Какой процент педагогов и учащихся полностью ушел на удалёнку?

Основная проблема осени 2020 года заключается в том, что мы вынуждены были работать в смешанном режиме, хотя начало учебного года еще не предвещало уход в дистант, пусть и частичный.

Очный, привычный нам всем формат обучения остался только для практических дисциплин, мелкогрупповых, индивидуальных занятий. Основной массив теоретических дисциплин и групповых занятий мы перевели в дистанционный формат. Говорить о точном процентном соотношении я бы не стал: каждая неделя вносит свои коррективы – отдельные группы обучающихся уходят на карантин, другие – выходят из него.

Главная трудность такого смешанного режима – «подгонка» расписания под текущие условия. Из-за того, что дисциплины, следующие друг за другом, могли проводиться в дистанционном, а затем в очном режиме (или наоборот), нужно вносить изменения для удобства и педагогов, и студентов.

Мы перешли на новую платформу – Google. Справляются ли с ней педагоги и студенты?

Да, сайт и доменная зона Гнесинки базируется на платформе Google, и у нас есть официальная лицензия, которая позволяет пользоваться всеми возможностями этой платформы. Думаю, она гораздо удобнее и понятнее для педагогов, чем ДПО. Кроме того, она позволяет администрации вуза контролировать учебный процесс.

Весной мы научились многим вещам, и не только техническим. Мы пришли, например, к осознанию того, что читая лекцию в онлайн-формате, нужно воспринимать себя  по-другому, нужно использовать другие методы подачи информации. Этот период мобилизовал ресурсы, скрытые в каждом педагоге, и многие из них стали спокойнее относиться к электронным технологиям.

В сентябре-октябре мы обучили преподавателей работе в системе GoogleClassroom: постарались максимально понятно объяснить педагогам механизмы работы с обучающимися в дистанционном формате. У всех студентов и преподавателей теперь имеются корпоративные электронные адреса, которые значительно упростили взаимодействие в дистанционном формате. Еще раз подчеркну: сотрудниками учебных подразделений была проделана колоссальная работа.

На нынешнем этапе готовность Академии к дистанционном формату гораздо выше, чем весной. Тогда мы были вынуждены начать жить по такому жёсткому сценарию, но надеемся, что он не повторится. Живое общение – пожалуй, самое главное.

Вам также может понравиться...