Гнесинке 125

Преподаватели и выпускники – о том, как поступали, учились и работали в Гнесинке / Владимир Минин

Владимир Минин — художественный руководитель Государственного академического камерного хора, народный артист СССР, ректор ГМПИ им. Гнесиных в 1971-1979 годах.

Я пришёл на должность ректора после Юрия Владимировича Муромцева. И это оказалось рискованным предприятием, потому что Муромцев был свой – он вышел из этого «комбината». А я – «варяг», и мне, конечно, было сложнее. Ещё до ректорства, когда я преподавал в институте, мне были видны некоторые недостатки семейного учебного заведения. Прежде всего, отсутствие должной требовательности к студентам. Я бы сказал, что изначально – это учебное заведение для детей разночинцев, поэтому отношение к ним всегда было такое: «Молодец, деточка, замечательно!» – даже если это очень плохо. Поощрение являлось главной идеей, что естественно: из школы возникло училище, из училища вуз, и сама атмосфера, естественно, сохранялась. Но ведь это разные стадии обучения! Студент в вузе должен учитьСЯ, а этот суффикс «ся» в некоторых случаях забывался, поскольку в институте как бы продолжалась школа, то есть студентов учиЛИ. Поэтому, чтобы влить «новую кровь», я вынужден был пригласить крупных музыкантов-исполнителей того времени: Зару Долуханову, Валентину Левко, Владимира Спивакова, Валентина Берлинского, Олега Крысу, из Киева – пианистов Кравченко и Александрова.

На должности ректора я, что называется, воспользовался административным ресурсом и кликнул клич о создании студенческого камерного хора. И студентами, и аспирантами, и педагогами идея был воспринята очень положительно. К занятиям я никогда не принуждал, никого не задерживал: люди приходили, уходили. Лично мне это давало огромное удовлетворение, поскольку тогда в голове у меня уже сложилось представление, каким должен быть камерный хор. Наш первый концерт мы дали год спустя, 23 апреля 1972. Тогда же в «Правде» вышла заметка о том, что появился коллектив со своим почерком. Автором второй публикации был Валерий Гаврилин, который после наших концертов в Ленинграде написал буквально два предложения, но ухватил самую суть. Я бы сказал, что в камерном хоре иная, чем в большом хоре, манера общения со слушателем. Это другое искусство – более тонкое, более глубокое, если хотите. Здесь нужно, чтобы слушатель ощущал, что именно с ним мы делимся своими чувствами. Вспоминаю случай, который говорит о необыкновенной щепетильности людей, с которыми мне пришлось работать. Был такой пианист Анатолий Иванович Ведерников, кристальной честности человек, замечательный музыкант. И вдруг однажды он буквально влетает в мой кабинет и даёт мне пачку денег. А в то время шли приёмные экзамены. Первый раз в жизни видя Анатолия Ивановича в таком нервном состоянии, я понял, какую же обиду нанесли этому человеку! Спрашиваю: «Что это такое?» А он: «Это мне взятку дали». Я посчитал деньги и говорю: «Невысоко же Вас оценили…» Быстро вызвал мамашу абитуриента, высказал ей всё, что по этому поводу должен был сказать, вернул деньги при свидетелях. Всё это меня поразило. Ведь брали, а поди поймай кого за руку. А тут – такой поступок! Чистоплотность музыканта.


Фото: пресс-служба Минин-хора

About the author

+ posts

Вам также может понравиться...