Тет-а-тет

Все началось с Гнесинки

Многолетняя история РАМ им. Гнесиных привлекает особое внимание в юбилейные даты. «Гнесинский комбинат», как называла его Елена Фабиановна, всегда славился своей теплой атмосферой и был домом для каждого гнесинца. Выпускники академии, которая создавалась как музыкально-педагогический институт, передавали полученные здесь знания следующим поколениям. В 60-е годы на базе педагогической практики института было создано так называемое Царицынское училище с заочным обучением. Здесь начинается история Оркестрового струнного отдела Московского Губернского Колледжа Искусств г.Химки, который активно развивается и ведет насыщенную, яркую творческую жизнь. Ангелина Дудикова расспросила преподавателей МГКИ о жизни колледжа, о том, что они думают о состоянии современной педагогики и с какими чувствами вспоминают своих Гнесинских учителей.

Первыми педагогами, работающими на базе педагогической практики, стали выпускники Гнесинки – Т. Н. Казанская (скрипка), Е. К. Эдельштейн (альт), Б.И. Талалай (виолончель). Когда эта организация вошла в состав МГКИ, около года в стенах колледжа проработал Е. К. Эдельштейн, а профессор Б. И. Талалай долгое время тесно сотрудничал с колледжем искусств, был председателем Госкомиссии на выпускных экзаменах.

С 2006 года оркестровым струнным отделом руководит преподаватель по классу скрипки Ольга Викторовна Кузькова.

Вот что она рассказала.

О преподавателях

На отделе представлены все струнные инструменты. Я веду класс скрипки в колледже с 1998 года. Наш отдел – это великолепная профессиональная команда. Замечательные коллеги: Любовь Васильевна Беляева (класс скрипки), выпускница академии Светлана Александровна Королько (альт), Илья Александрович Лидогостер (виолончель), Владимир Валерьевич Козлов (контрабас), выпускник академии Павел Николаевич Алферов (контрабас).

О творческой жизни

Жизнь отдела – это учеба, концерты, фестивали-конкурсы, поездки, творческие встречи. Сегодня сложное время. Дистанционное обучение не даёт нам необходимой для выступлений мобильности. Сейчас как таковой творческой жизни — на зрителя — нет. 1 октября мы участвовали в концерте, посвященном Дню музыки. Сейчас наши концерты выглядят таким образом: видеозапись выступлений выкладывается  на сайте и на YouTube-канале МГКИ и нашего отдела. А студенты и сейчас активно участвуют в конкурсах и побеждают, как и прежде.

Вообще, настоящая творческая жизнь колледжа начала активно проявляться с появлением камерного оркестра, которым руководит Илья Александрович Лидогостер, профессиональный музыкант, артист оркестра Московского театра «Геликон-опера». Скажу, что оркестр — это любимая дисциплина наших студентов.

О сотрудничестве колледжа и Гнесинской академии

Крепкая творческая дружба связывает меня с преподавателями Академии им. Гнесиных, доцентом Оксаной Олеговной Тихоновой (скрипка), старшим преподавателем Надеждой Сергеевной Ивановой (виолончель). Мы встречаемся на творческих вечерах, студенческих концертах. Работаем вместе в составах жюри на международных, всероссийских и областных детских и юношеских конкурсах. Хорошая форма встреч — проведение мастер-классов. Это передача ценного опыта, где раскрывается потенциал наших студентов. С 2020 года педагог нашего отдела Светлана Королько, закончив ассистентуру, стала преподавателем академии по классу альта. Мы очень рады этому факту, связывающему нас с Гнесинской академией. Гордимся нашей коллегой.

О выпускниках колледжа

Большим успехом считаю поступление в РАМ им. Гнесиных студента последнего выпуска Яна Долгова. Ян учился в Чеховской музыкальной школе как скрипач. За 4 года учебы на струнном отделении колледжа добился потрясающих успехов в классе контрабаса. Для нас это очень важный показатель, так как класс контрабаса появился у нас совсем недавно. Выпускница Ковалева Дарья закончила колледж годом раньше, и в настоящее время является студенткой академии.

Наши выпускники учатся в Московской Государственной консерватории им. П.И. Чайковскогоо, много уже выпускников и студентов Академии им. Маймонида. Мы тесно сотрудничаем с педагогами Московского института культуры, где учатся и уже стали выпускниками наши ребята. Кстати, поступают и на факультет звукорежиссуры. Это замечательно, по-моему. Творческие ребята, творческая профессия. Главное, что у них есть желание дальше учиться. Значит, правильно воспитали и научили. Это гордость, конечно.

О преподавателях музыкальных школ

Преподаватели нашего отдела курируют музыкальные школы Московской области, часто выезжают на курсы повышения квалификации педагогов ДМШ, где проводят открытые уроки, мастер-классы, и, конечно, работают в составе жюри детских смотров и конкурсов. Могу сказать, что год от года уровень исполнения среди учащихся школ сильно вырос.

Есть интересные, амбициозные, смелые молодые педагоги, есть «золотой» фонд опытных педагогов. Их результат работы одинаково ценен. Дружу творчески со многими. Сегодняшний уровень уже младшей группы десятилетних детей по сложности репертуара — это колоссальный скачок по сложности и уже мастерству. Но струнный инструмент — очень непростой. Требует много труда, терпения и усидчивости. Индивидуальная кропотливая работа с детьми дается только людям с большой любовью к профессии и детям.

Благодаря творческой дружбе с педагогами детских музыкальных школ идет приток ребят. Это важно, это результативность педагогической работы отдела: нас знают, и к нам идут учиться. Кстати, отдел ежегодно проводит Областные открытые конкурсы, как выпускников музыкальных школ, так и исполнителей на струнных инструментах от 10 лет. Реклама отдела для нас — наиважнейшее дело.

О поступлении

Мы уже давно держим достойную планку конкурса поступления на нашем отделе. Когда есть конкуренция, борьба за место — это подстегивает абитуриента. Но сама работа в приемной комиссии непростая. Это связано с тем, что для абитуриентов балл аттестата о среднем образовании при поступлении является определяющим показателем. Ситуация на момент зачисления всегда непредсказуемая. Москва рядом, поступают во все колледжи одновременно. Мы работаем по набору честно и обьективно. Результат есть, приток увеличивается. Что нас очень радует.

О воспитании

Основной педагогический принцип – это воспитание.

Для меня культура общения, как и внешний вид своих студентов, всегда во внимании. Я очень серьезно отношусь к тому, как ребята выглядят на занятиях и концертных выступлениях. Культура должна проявляться и в поведении, и в речи, и просто в общении со своими сокурсниками. Я уж не говорю об общении с педагогами. И вопрос дисциплины очень важен. Учу быть организованными, сосредотачиваться на главном — выборе своего пути  и профессии.

О взаимоотношениях

Я активна в социальных сетях, причем и в тех, где активны наши студенты. Сейчас все очень быстро меняется, и важно быть в процессе этих изменений, понимать язык молодежи, знать круг их интересов. Сейчас, в век соцсетей, сохранять дружеские отношения сложнее. На дистанционном обучении мы с этим столкнулись. Все наши видеоматериалы с выступлениями студентов мы выкладывали в группы. Каждый педагог получал право увидеть, обсудить, высказаться. Совсем непросто быть объективным: не обидеть ни ученика, ни его наставника. 

Думаю, что все педагоги в индивидуальном порядке налаживают личный контакт с каждым студентом и его родителями. Тем не менее, порой бывают сложные отношения с ребятами. Как правило, это вопросы дисциплины. Но они же еще дети – им по16, а то и по 15 лет, нашим первокурсникам. Им сложно. Помогаем.

О дружбе  

Я дружу со студентами, стараюсь, во всяком случае. Дружба в общении, помощи, подсказке очень нужна и важна.

Привести всех студентов, особенно первокурсников, к пониманию общих целей и задач – серьезная работа. Старшие курсы уже прошли эту школу, и они нам помогают.

Когда ребята уходят от нас уже с дипломами, — это слезы и счастья, и сожаления. Когда студенты приходят к нам после выпуска – это дорогого стоит. То, что я сейчас разговариваю со своей выпускницей на уровне творческого интервью, это ли не подтверждение того как мы, педагоги и студенты, дружны?

О первокурсниках

Я всегда говорю первому курсу: «Вы пришли учиться профессии, это ваш выбор. А профессия требует очень большого труда и дисциплины. И если вы настроены работать, педагоги готовы вам помочь и отдать весь свой опыт». Самый сложный курс. Организация себя в быстром течении времени, дорога от дома и обратно, быт «падает» им на голову. Время проходит очень быстро и уже первая сессия, паника, страх. Вот где наши нервы и выработанное годами терпение. Справляемся.

О работе

Свою работу я люблю. Со скрипкой с 6 лет. Других профессий не имею. Считаю — педагог по призванию.

Каждый год до семи студентов по специальному инструменту, как и другие исполнительские дисциплины. Моя любимая педагогическая дисциплина — «Методика обучения игре на инструменте», педпрактики. «Захватывающая» свободное от занятий время работа зав. отделом — отчеты, учебная документация. Нагрузка есть, зарплата есть и, главное, регулярная. Лично мне достаточно для того, чтобы путешествовать, иметь машину и жить в современной квартире в замечательном районе с красивой природой Подмосковья. Я счастливый человек: занимаюсь любимым делом и еще получаю за это деньги.

О студентах и образовании 30 лет назад и сегодня

Сейчас молодежь быстро взрослеет, начинает заниматься делом, чтобы порой самим обеспечить себя куском хлебом. Это удел уже многих.

Растет число хороших музыкантов, но Москва не может вместить всех, особенно оркестры. Педагогами становятся, безусловно, и многие наши ребята. Но конкуренция жесткая. Поэтому, нужно высококачественное обучение. Многие не выдерживают. Ищут себя, жизнь расставляет свои точки и запятые. В нашем практическом образовательном процессе мало что изменилось: мы, как и все до нас, обучаем высокому инструментальному ремеслу, которое базируется на опыте великих педагогов. И делаем это так, чтобы человек был востребован в жизни. Мое отношение к студенчеству и педагогике не изменилось абсолютно. Другое дело — стандарты, указания, документация. Это большая наука образовательного процесса. Переходим на новые технологии. Учимся.

Молодость во все времена одинакова. Успевают и любить, и семьи создавать, и детей воспитывать. Кругозор меняется, как и сама жизнь, они знают то, в чем мы уже порой мало понимаем. Особенно в современных медиатехнологиях. Жизнь стала жестче, требуется быстрое реагирование. А вот здоровья не хватает, тогда ребята были крепче. Физическая культура была, экология позволяла, гуляли на воздухе больше. Сегодня болеют, а заболевания в процессе обучения, конечно, мешают, тормозят точно.

О творческой жизни в колледже

Обычно колледж бурлил: постоянные концерты, выезды. У нас разноликая палитра специальностей – есть балетный филиал, филиал народно-прикладного творчества, театральное отделение, танцы, эстрада, вокал. Струнники сотрудничают с разными отделами колледжа. Наши студенты — участники различных концертных, творческих мероприятий.

В апреле всегда проходило очень важное событие – День открытых дверей.  Юбилей: 75 лет отметили! Но, в настоящее время концертов становится меньше, исключительно на сайтах в интернете.  

О себе

Если на выступлении, концерте, спектакле получаю удовольствие от услышанного и увиденного, то я очень сильно «подпитываюсь», у меня поднимается настроение, хочется работать, ожидание завтрашнего дня радует. Но бывает и наоборот. Жаль потраченного времени, хотя отрицательный результат, считаю, тоже результат. Я не ною, как и не унываю. Особенно люблю слушать исполнителей высокого класса своей специальности. Я учусь в такие моменты: знакомлюсь с репертуаром, оттачиваю свои навыки, а потом переношу в работу своим студентами. У меня достаточно свободного времени, чтобы ездить и слушать живую музыку. Люблю сцену, концерты. Бываю на фестивалях. Сейчас мне очень нравятся музыкальные фестивали на природе. Мы только что были в Новом Иерусалиме в Истре. Потрясающие музыканты и коллективы выступали.

Я театралка. Всегда ищу премьеры, интересные концерты.

Помимо этого, я очень люблю просто гулять на свежем воздухе и бывать в красивых местах. Я активно занимаюсь спортом – фитнес, бассейн. Стараюсь держать себя в форме.

Вообще для меня самое важное – друзья и семья. Еще важно быть самодостаточным человеком, знать себе цену и свое место.

Об игре на инструменте

Сейчас я практически не играю, но руки помнят. Конечно, на уроке, чтобы что-то показать, я беру инструмент. На удивление, именно дистанционное обучение диктовало необходимость регулярно заниматься, потому что на видеоуроках надо было больше играть. Я за это время научилась пользоваться своим электронным пианино: отдельно записывала свое сольное исполнение на скрипке, аккомпанемент, а потом сводила все вместе. Получались такие визуальные открытки. Что-то из этого отсылала своим родным. Для них это было большой диковинкой, потому что обычно я перед близкими не играю.

Я училась в Уральской государственной консерватории. У меня были замечательные педагоги. Связь с моим педагогом по специальности — ныне профессором консерватории в Колумбии — я поддерживаю и сейчас, как и с друзьями-сокурсниками.

Последнее мое большое выступление было во время поездки в Голландию вместе с моим интервьюером. Мы участвовали в летней школе, исполняли много барочной музыки. Мне довелось быть концертмейстером Большого симфонического оркестра. Играли квартеты Бетховена, участвовали в смешанных ансамблях. Это было очень ответственно. Я быстро вспомнила всё (смеется). Да, сейчас я играю меньше. Но этим должны заниматься мои студенты, а я обязана знать профессиональные хитрости и точно, понятно показывать.  

Наша следующая героиня — Лариса Александровна Королева, выпускница РАМ им. Гнесиных, преподаватель теоретических дисциплин в МГКИ.

Расскажите немного о своей учебе в академии им. Гнесиных. Кого из преподавателей вспоминаете?

Я окончила академию в 1983 году, и она дала мне очень много. Все это, конечно, помогло мне в дальнейшей педагогической деятельности.

Среди моих педагогов — Рузана Карповна Ширинян, Евгений Францевич Витачек, Александр Георгиевич Чугаев, Олег Борисович Степанов, Наталья Сергеевна Гуляницкая. Уже в те времена они были маститыми, очень знающими. Они отличались уникальными знаниями, широчайшим кругозором, и помогли нам сделать так, чтобы наша специальность стала для нас нужной и интересной.

Еще я училась у Виктора Кельмановича Фрадкина, и всегда вспоминаю о нем с большой теплотой. Это человек, который знал все. Многое из того, чему он меня научил, я до сих пор помню и использую в своей работе.

Многие считают, что состояние современной педагогики оставляет желать лучшего. А что думаете Вы? 

Часто в педагогику приходят люди, которые не очень любят эту профессию, преподавание, не очень любят студентов. Более того, некоторые не вполне владеют своей профессией, не умеют преподавать, хотя заканчивали хорошие ВУЗы и колледжи.

Какой сейчас в колледже конкурс для поступающих?

Губернский колледж искусств всегда набирает учащихся, и у нас конкурс на все отделы. Наборы на бюджет сами по себе не очень большие, но, наверное, больше и не надо.

Опишите сегодняшнего абитуриента

Это обычный шестнадцатилетний человек, который окончил музыкальную школу. А музыкальные школы сейчас оставляют желать лучшего. Обучение (я имею в виду уроки сольфеджио) состоит из огромного количества писанины при отсутствии практических занятий. Часто приходят дети, которые мало что знают, слышат и мало что умеют. Потому что они привыкли писать, а не заниматься практическим слушанием, написанием диктантов, пением с листа и т.д. Такой тип обучения — когда дети заполняют рабочие тетради — приносит большой урон. Наверное, их можно использовать, но только в разумных пределах.

Как Вы выстраиваете отношения со студентами?

У меня групповые занятия, и, как правило, с группами есть хороший контакт. Дети поступают в какие-то ВУЗы, в том числе в Гнесинскую академию. С некоторыми студентами я и после их выпуска общаюсь.

Кстати, в моей группе по сольфеджио и другим теоретическим предметам учился Александр Миминошвили, который сейчас является приглашенным солистом Большого театра. Вот с ним я тоже поддерживаю связь, а он меня зовет на свои спектакли.

Какие еще выпускники колледжа стали знаменитыми?

Например, Андрей Коробейников, который учился у нас на фортепианном отделении. Владимир Холстинин, лидер группы «Ария», тоже учился в нашем колледже на эстрадно-джазовом факультете. И не только они.

Ваша нагрузка Вас устраивает?

Вполне. Я стараюсь не работать чрезмерно: у меня только три дня. Этого вполне достаточно.

Сравните музыкальное образование 30 лет назад и сейчас

Сейчас работать и учиться легче. Раньше мы брали клавир на сутки и собирались у кого-то дома. Ночью сидели и учили этот клавир или партитуру. А сегодня можно просто открыть интернет, все посмотреть, скачать и послушать. Это прекрасно.

Что касается минусов, то сейчас, я бы сказала, все стало более формально. У нас отчасти формальное преподавание, мы пишем очень много бумажек, не всегда нужных и знакомых. Каждый из нас, кроме этого, обязан подтверждать свою категорию каждые пять лет. Проработав сорок с лишним лет, мы еще должны доказывать, что имеем право преподавать.

Что бы Вы изменили в современной системе музыкального образования?

Я считаю, что советское образование — одно из самых лучших. Его нет смысла менять. А с возрастающими возможностями интернета, наоборот, это образование должно стать еще более значимым, чем когда-либо.

Как Вы переживали дистанционное обучение?

Нормально. Все освоили, работали на платформе Zoom. Да, конечно, лучше учиться, что называется, живьем, но, с другой стороны, лучше работать удаленно, чем не работать вообще.

Расскажите о культурной жизни колледжа

До пандемии у нас постоянно были какие-то выездные концерты, мастер-классы. Лично я проводила областные и региональные олимпиады по теоретическим предметам. Мы участвовали в дистанционных круглых столах с разными городами. Я ездила на курсы повышения квалификации, показывала свою работу, привозила студентов. Надеюсь, скоро все станет как прежде.

А что интересно лично Вам? Как Вы проводите свободное время?

Люблю ходить по выставкам, люблю театр. Недавно была в Большом — смотрела оперу «Евгений Онегин». Еще в свободное время мне нравится слушать хорошую музыку.

Беседуем со Светланой Борисовной Михеевой – выпускницей РАМ им. Гнесиных, композитором и преподавателем теоретических дисциплин в Колледже искусств.

Когда Вы выпустились из академии?

Я училась в Гнесинке с 1983 по 1988 год. Поступила на два факультета: фортепианный (к Олегу Драгомировичу Бошняковичу) и композиторский (к Николаю Ивановичу Пейко). На третьем курсе вышла замуж и оставила фортепиано. В итоге получила только диплом композитора.

С какими чувствами вспоминаете свои институтские годы?

В Гнесинке царил необыкновенный дух. Это удивительное ощущение причастности к великому искусству, великим музыкантам, великой музыке. Мне очень нравились педагоги и обстановка в институте. В общем, это были очень хорошее и счастливое время.

Что Вам дали студенческие годы, чему важному Вы научились?

Я все время вспоминаю Николая Ивановича Пейко. У нас были очень близкие отношения «учитель-ученик», да и просто человеческие. Я у Пейко была любимой ученицей: он мне всегда помогал и поддерживал в трудные жизненные моменты. Вообще, Николай Иванович был для меня образцом — добрый, честный, принципиальный, умный и талантливый. Я всегда на него ориентировалась и как на композитора, и как на человека. И он, и мой педагог по фортепиано – Олег Бошнякович – настоящие личности. В школе (я училась в Гнесинской десятилетке) индивидуальную гармонию нам преподавал Алексей Алексеевич Степанов – очень умный человек и великий теоретик, автор учебника по гармонии.

Сейчас Вы поддерживаете связь с кем-то из своих педагогов или однокурсников?

Я поддерживаю отношения с педагогом Гнесинской академии Геннадием Владимировичем Черновым. Это профессор кафедры композиции. Я была на его 70-летии, на концерте в Большом зале академии. Там я встретилась со всеми педагогами кафедры и моими однокурсниками – Алексеем Вульфовым, Иваном Вишневским и другими.

Что скажете о современной музыкальной педагогике?

Многое зависит от родителей. Я абсолютно уверена в том, что воспитание и образование начинается с детства, с семьи. Если родители невежественные, безграмотные и некультурные, то как они могут вырастить культурного, талантливого человека? Это невозможно. Бывают, конечно, случаи, когда ребенок из простой семьи добивается колоссальных результатов за счет своего таланта, усилий, своей целеустремленности. Но это исключение. 

Многое зависит от кадров. Скажем, в академии Гнесиных и в нашем колледже это высококлассные специалисты. Вот, например, скрипачка Ольга Викторовна Кузькова, прекрасный педагог и исполнитель. Мне очень нравится, как она играет. Кроме того, ее студенты исполняли мои сочинения. Она удивительно тонко, четко, талантливо работает со своими учениками. Отношусь к ней с большим уважением.

Наши теоретики – тоже профессионалы высочайшего уровня. Сейчас в колледж приходят молодые преподаватели, закончившие Московскую консерваторию. Еще у нас работает молодая преподавательница, Светлана Владимировна Щербакова, аспирантка Гнесинской академии. Очень тонкий профессиональный человек. Конечно, надо омолаживать коллектив — у нас, в основном, все уже пенсионеры. 

В колледже ощущается нехватка кадров?

Нет. У нас многие работают по совместительству. Сюда стремятся, потому что у нас неплохая зарплата и хорошая обстановка.

Кто он, сегодняшний студент?

По сравнению с моим поколением явно понизился уровень общего кругозора студентов, уровень культуры. Многие просто элементарно безграмотные. Они делают такие ошибки в словах, что складывается впечатление, будто человек вообще никогда не учился в школе. То, что они не вылезают из компьютеров, дает о себе знать. Они мало читают, мало смотрят, мало ходят в театры и на концерты. Не все, конечно.

Некоторые, например, даже не знают, кто такой Верди. У меня был один студент, который на вопрос, кто такой Верди, ответил: «Он музыку сочинял». А когда я спрашиваю студентов об операх Верди, они молчат.  

Моя цель как педагога — расширять их кругозор, приобщать к музыке, рассказывать о живописи, литературе, поэзии. Вот, например, всем известный факт: Куприн в «Гранатовом браслете» упоминает Вторую сонату Бетховена, Largo Appassionato. Когда мы проходим творчество Бетховена по «Анализу» или «Гармонии», я играю ребятам это сочинение и задаю вопрос: «В каком произведении русского писателя использована эта музыка?». И никто не может ответить. Значит, на литературе им это не объясняли. Да что там: многие не то что не читали Куприна — даже не знают, кто это такой.

Что для вас важнее – воспитать человека и музыканта или вымуштровать профессионала?

Воспитание важнее. Вообще-то, этим занимается сама жизнь, а мы, педагоги, должны только корректировать процесс. Конечно, мы через взаимодействие с музыкой воспитываем в студентах какие-то благородные чувства и важные качества. Когда молодые люди приобщаются к прекрасному, утончается и их восприятие жизни.  Но надо и муштровать, иначе студенты вообще ничего делать не будут. Должны быть профессиональные результаты, потому что практически все ребята поступают дальше. Они не будут благодарны педагогу, который их ничему не научил.

Как Вы налаживаете личный контакт с учеником?

К студентам надо относиться с уважением и сочувствием. В колледже они же еще совсем юные, не сформировавшиеся личности, очень ранимые, тонкие. Даже самый грубый, казалось бы, подросток все равно в душе — ранимый цыпленок, которого надо и пожалеть, и приласкать, и поддержать добрым словом. Студентов надо любить, как и вообще людей. Если педагог для учеников является образцом человека и профессионала, то они будут тянуться к нему и пытаться быть на него похожим.

Ваша нагрузка Вас устраивает?

Я работаю четыре дня в неделю, меня это вполне устраивает. Больше мне не надо.

Студенты в Ваше время и сейчас – в чью пользу сравнение?

Сейчас у них есть доступ к учебникам, литературе, записям, нотам. Плохо то, что молодежь сегодня, прежде всего, хочет зарабатывать большие деньги. Вот такая материализация, отсутствие идеалов — это, конечно, плохо. У нас такого не было: мы жили духовными ценностями.

Что Вы бы изменили в системе музыкального образования?

В колледже у теоретиков я бы ничего не меняла. Вообще, каждый педагог имеет право преподавать так, как он считает нужным. Я как работала 32 года назад, так и сейчас работаю. Никто за мной не следит, никто не тыркает, никто не проверяет. В материальном плане нам, конечно, стало легче. Можно найти больше литературы — книг, учебников.

Конечно, мы заполняем бумажки, но это всегда было. 30 лет назад приходишь к врачу, а он пишет и пишет, а на тебя даже не смотрит. Это было и 50 лет назад, и всегда будет. Но, если человек воодушевлен и стремится к чему-то более высокому, чем просто к получению зарплаты, то он всегда найдет способ себя реализовать и как педагог, и как музыкант, и как человек. 

Что скажете о дистанционном обучении?

Дистанционное обучение — это не обучение. Есть такой анекдот: «Почему соловей поет, а воробей чирикает? Потому что воробей окончил консерваторию дистанционно».

Как вы участвуете в творческой жизни колледжа?

Я уже на протяжении 25 лет каждый год даю концерты из своих сочинений. Их исполняют студенты разных отделов. Прошлый год был единственным, когда мой авторский вечер не состоялся – в силу всем известных причин. Ребята с теоретического отдела всегда ходили с классными руководителями в театры, на концерты и выставки.

Чему посвящаете свободное время?

Раньше я любила путешествовать — объездила всю Европу. Обожаю Петербург. Конечно, хожу в музеи. Как только где-то новая выставка, я уже там. Естественно, бываю на концертах. В Театре Покровского (сейчас его присоединили к Большому) пересмотрела практически весь репертуар — многие оперы по три, по четыре раза.

А книги?

Мои любимые писатели — Цвейг, Джек Лондон. Очень люблю Анну Ахматову. Я написала много вокальных сочинений на ее стихи. Из советских поэтов — Евтушенко. Из зарубежных — Камю, Уайлд, Шоу. Вот недавно взяла в библиотеке пьесы Шоу, огромный том. Дома уже книги некуда ставить, и я перестала их покупать.

Что советуете читать студентам?

Русскую классику: Бунина, Куприна, Толстого. А то получается так, что, когда рассказываешь им какой-нибудь анекдот про писателя или персонажа, они не смеются, потому что не понимают, о чем идет речь. Важно знакомиться и с зарубежной литературой. Это нужно для того, чтобы студенты не были людьми, которые ноты знают, а в головах у них ничего нет.

Один из молодых педагогов колледжа — Светлана Александровна Королько, преподаватель по классу альта.

В прошлом году она закончила ассистентуру, училась в классе профессора, народной артистки России Александры Евгеньевны Францевой.

Светлана, с какими чувствами вспоминаете академию?

Со смешанными. Я из Хабаровска, и мое студенчество связано с проблемой социализацией в Москве. Мне было очень тяжело привыкать к этому ритму жизни, к расстояниям, к общежитию. Я была очень домашним ребенком, и это сказывалось на моем внутреннем состоянии, и, соответственно, на учебе.

Спустя пять лет я, наверное, просто выросла и осознала, что мне не хватает уверенности в себе, что я многого не успела сыграть и сделать. Для того, чтобы раскрыть свои профессиональные качества дальше, я поступила в аспирантуру. Потом я работала в музыкальной школе. Вот там я уже начала понимать постановочную «кухню», научилась общаться с детьми и родителями.

Когда долго работаешь в одном учебном заведении, начинаешь как будто задыхаться, не хватает движения. Придя в колледж, я поняла, насколько важно побывать в разных звеньях образовательной цепочки, как воспитывать ребенка с первого класса, чтобы он мог хорошо играть в колледже.

Но через 6 лет стало ясно, что надо двигаться дальше. И я решилась на поступление в ассистентуру. Для меня это был вызов самой себе. Снова оказаться в роли ученика и играть перед профессурой было очень полезно. И через это я увидела, как много еще могу дать своим детям в колледже. Я очень сильно поменяла язык преподавания. Все это произошло благодаря тому, что два раз в неделю я сидела на всех уроках у Францевой. Человеку, который посвятил своей профессии около 50 лет, достаточно сделать ученику 2-3 замечания, и он уже играет совершенно по-другому.

Необходимо постоянно учиться, общаться с другими преподавателями и учебными заведениями. Это колоссальный обмен опытом. В нашей профессии самое важное то, что мы можем передать своим ученикам.

Вы сотрудничаете с академией?

Да. Сейчас у меня есть один ученик в академии – Константин Бойцов. До пандемии у меня возникла такая идея: объединить технические зачеты, обыгрывания программ, концертные выступления учащихся колледжа и академии. Для моих детей в колледже это всегда волнительно. Наш первый в этом году технический зачет прошел именно так. Мы все вместе собрались, послушали друг друга, каждый высказался. У студентов появился азарт, им стало интереснее заниматься. Потом они все вместе ходили к скрипичному мастеру Владимиру Калашникову.

Как Вы начинали работать в колледже?

Сначала я вела подготовительный класс и несколько теоретических предметов, рассчитанных на струнников.  А через год у меня было уже два студента по специальности. Я их сразу начала готовить на конкурсы. Когда моя студентка Настя Павлюк заняла второе место на конкурсе им. Оганесян (это был ее первый конкурс), для меня это стало огромным вдохновением. Когда к тебе попадает очень талантливый студент, то это помогает раскрыться и ему, и педагогу. За такую возможность я благодарна судьбе.

Кого из преподавателей академии Вы бы отметили?

Валиду Махмудовну Келле — невероятно вдохновенный человек, любящий свое дело. На первом курсе на меня сильное впечатление произвела Дина Константиновна Кирнарская. У нее оригинальный подход к преподаванию истории музыки. Благодаря ее лекциям я поняла, что музыка не существует отдельно от жизни, что композиторы – тоже люди. У нас же обычно композиторов обожествляют! Во время учебы в академии я зачитывалась биографией Вагнера, и это мне тоже помогло понять, что жизнь и музыка всегда переплетаются.

Конечно, каждый день вспоминаю Александру Евгеньевну Францеву (смеется). Я ее очень люблю. Вспоминаю своего педагога по камерному ансамблю Игоря Андреевича Чернявского. На этом предмете у нас с пианистом Сергеем Волюжским сложился ансамбль, который существует и сейчас. Мы заканчивали академию со сложнейшей альтовой сонатой Шостаковича. И очень признательны нашему педагогу за то, что он в нас верил и очень много с нами занимался. Потом мы учились у Валерия Петровича Самолетова, который тоже в нас многое вложил. Тимур Каримович Мынбаев, дирижер нашего оркестра, всегда нас вдохновлял. Несмотря на жесткость, он был очень харизматичным человеком и личностью огромного масштаба. Когда я училась в ассистентуре, у меня сложились теплые отношения с преподавателем английского языка Еленой Николаевной Борисовой.

С кем из преподавателей или однокурсников сейчас общаетесь?

С Францевой. С однокурсниками, в основном, общаемся в соцсетях. Годы академии дали не только профессиональные, но и дружеские контакты.

Вы учились в колледже в Хабаровске. Почему из всех возможных ВУЗов выбрали именно Гнесинку?

Я приехала со своим педагогом Олегом Петровичем Кудиным. Мы пришли прослушиваться к Александре Евгеньевне. Она сказала, что у меня есть шанс поступить, и я больше никуда не подавала документы.

Что Вам дали годы обучения в академии?

Во-первых, школу. В колледже у меня был очень хороший педагог, но он был скрипач. А альтовая школа все-таки несколько отличается от скрипичной. Во-вторых, появился совершенно другой репертуар. Еще — общение с профессорами. Когда я поступила в академию, они мне казались полубогами. И сейчас они для меня остаются масштабными личностями, которые многого добились в жизни и в профессии.  

В каком режиме Вы сейчас играете на альте?

Я играю на концертах в колледже и в академии. После пандемии планирую исполнить очно свою программу, которую играла онлайн на выпуске из ассистентуры. Я поддерживаю форму, потому что для меня важно не только рассказать студентам, как нужно играть, но и показать это.

Как Вы думаете, что сейчас происходит в сфере педагогики?

Смена эпох. У молодежи поменялось мировоззрение, и она не понимает, чем жили люди прошлого века. Я это очень сильно чувствую. Со студентами, которые пришли ко мне 6 лет назад, я общалась на одном языке. Те, которые начали приходить два года назад, — абсолютно другие дети. У них, возможно, те же самые ценности, они тоже любят свою семью, тоже хотят заниматься музыкой, но вот что-то внутри них стало совершенно другим. И мне приходится искать другие слова, выстраивать с ними другие отношения. Я считаю, что нам, педагогам, сейчас надо менять подход.

Когда я начинала работать в школе, можно было спокойно позвонить и сказать: «Я вот такой-то человек, ищу работу по такой-то специальности. Есть ли у вас свободные места?». Когда я так сделала, мне ответили «Да». Я приехала, со мной провели собеседование. Так как у меня было хорошее образование, меня приняли без испытательного срока. Сейчас, насколько я знаю, в школах очень большой конкурс. Очередь из желающих работать – это десятки человек. Сегодня директора могут выбирать преподавателей. Работы стало меньше, чем 10 лет назад.

Нарисуйте портрет сегодняшнего абитуриента колледжа

Они не очень понимают, куда они идут. И уже студентам приходится объяснять, что в учебном заведении, связанном с культурой, есть определенные правила поведения, нормы разговора между учителями и студентами, убеждать, что спортивная форма — это не одежда для обучения. Это то, чего раньше не было. Но ребята абсолютно спокойно все эти правила принимают.

Что для вас важнее – воспитать человека и музыканта или вымуштровать профессионала?

Это зависит от данных ученика. Если я понимаю, что у него какие-то семейные обстоятельства (например, ему приходится работать) и он не вытянет программу для поступления в ВУЗ, то я его готовлю к жизни: к тому, чтобы дальше работать по профессии, к общению с людьми, к социализации в нашем музыкальном мире. Все мои ученики остаются в музыке. Они выбирают либо альт, либо смежные профессии. Но даже если они все-тки не будут играть на альте, здесь нет никакой трагедии.

Важно находить контакт с людьми, чтобы они к тебе возвращались. Бывает так, что ты хорошо сделал свое дело, но так общался с человеком, что он тебя потом ни видеть, ни слышать не хочет. Хороших специалистов много – надо быть еще хорошим человеком.

Что бы вы изменили в современной системе музыкального образования?

Многие педагоги испытывают ревность к своим студентам: если ты учишься у меня, то к другому преподавателю пойти не можешь. Я считаю так: ты учишься у меня, но можешь сходить и к другому педагогу, например, чтобы проконсультироваться. И я вижу, что это помогает. Они доверяют мне, потому что видят, что я не боюсь их потерять. Открывая детям эту дорогу, я знаю, что они ко мне вернутся, если посчитают, что я для них лучше. А с другой стороны, они могут найти того человека, который им ближе. Мне приятно, когда они возвращаются со словами: «Нам сказали, что нам хорошо преподают». Это как круговорот воды в природе: мы постоянно обновляемся и оказываемся на новом для себя уровне.

Как вы переживали дистанционное обучение?

Тяжело. Звук онлайн — это просто невыносимо. И в реальности получается, что рабочий график не нормирован. Меня могли разбудить уже в семь утра, и только в десять вечера я просто отключала телефон, потому что уже голова раскалывалась. И физически, и морально это было очень тяжело.

Как Вы проводите свободное время?

С семьей – это мой тыл. После 30-ти я это осознала. Конечно, когда ты один, ты интенсивно развиваешься в профессиональной сфере, но в итоге мы все-таки останемся с семьей. 

Я много путешествую со своими близкими. Мы посещаем маленькие музеи в разных городах. В театры вот мне их тяжело вытащить. Я очень люблю церкви и монастыри – там я отдыхаю душой. Семья, путешествия – это то, чем я подпитываюсь.

About the author

Website | + posts

Вам также может понравиться...