Своими глазами

Классик неоклассики

30 октября прошел концерт, посвященный творчеству Пауля Хиндемита

В отличие от 250-летнего юбилея Людвига ван Бетховена, 125-летие со дня рождения другого немецкого композитора, Пауля  Хиндемита, не привлекло пристального внимания музыкального сообщества. Майский концерт в Малом зале «Зарядья» был отменен из-за пандемии Covid-19, а сентябрьский цикл в Московской консерватории состоял лишь из двух концертов.

Одно из столичных событий, на которых «солировал» Хиндемит, прошло в Малом зале Российской академии музыки имени Гнесиных. Концерт дал возможность не только отметить юбилей крупнейшего мастера XX века, но и ярко завершить Международную конференцию «Музыкальная наука в контексте культуры. Музыковедение и вызовы информационной эпохи». Хиндемиту была посвящена отдельная секция в программе форума, на которой обсуждались проблемы театральности в творчестве композитора, влияние неоклассицизма и вопросы оркестрового письма в его сочинениях.

По словам Андрея Горецкого, руководителя Студенческого научно-творческого общества академии и организатора концерта, при разработке концепции «старались соблюсти идеальный баланс между камерной музыкой и фортепианной». Были исполнены соната для скрипки и фортепиано №2 опус 11, соната для фортепиано №2 in G, сюита «1922». А «смысловой кульминацией» стала российская премьера цикла Ludus minor. Номера предварялись интересными, в меру объемными комментариями студентки 1-го курса Гнесинки Любови Павловской, которая рассказывала об истории создания и стилевых особенностях произведений, а также о философских и эстетических взглядах их автора.

Написанная в 1918 году вторая соната для скрипки и фортепиано — ранний образец романтико-неоклассической музыки Хиндемита. Это сочинение отличают привычные слушателю и, вместе с тем, яркие интонации, ясная форма. Дуэт Алисы Кугачевой и Марии Прошиной, студенток академии, не всегда был идеально слаженным. Зато они смогли передать важную особенность письма композитора — сочетание бурной эмоциональности со строгим следованием классическим нормам. В исполнении Алисы и Марии четко прослеживались все темы, благодаря чему последовательно развивалось и настроение цикла: от решительности и светлой нежности первой части, через холодную, печальную хоральность второй к игривой танцевальности и праздничности третьей.

Фортепианная соната in G (сочинение 1936 года) прозвучала в исполнении преподавателя академии Алексея Вакера. За 18 лет, прошедших после написания камерной сонаты oп. 11, музыкальное письмо Хиндемита сильно изменилось, что особенно ярко ощущалось после выступления Алисы и Марии. Неоклассические тенденции остались, а вот чувственный романтизм уступил место расчетливому конструктивизму. Как описала сонату Любовь Павловская, «с одной стороны, простота и ясность содержания, гомофонно-гармоническая фактура, а с другой — различные полифонические техники, свободная импровизация».

Главный сюрприз вечера — российская премьера Ludus minor, цикла из трёх фуг для кларнета и виолончели. «Почти неизвестное сочинение композитора» было создано Хиндемитом в 1944 году, через два года после знаменитой «Игры тональностей» (Ludus tonalis). Только теперь автор предложил исполнителям сыграть в другую игру: из всех средств выразительности композитор указал только штрихи. Иван Вишневский и Александра Кобрина из Московской консерватории, воспользовались этой исполнительской свободой в полной мере. Они представили «иллюминацию» различных темпов, мотивов, тембров, а через нее передали увлекательную игру настроений.

В завершении концерта прозвучала фортепианная сюита «1922». «Долой романтизм!» — таков лозунг этого произведения, которое образовало смысловую арку первому номеру программы, являясь его полной противоположностью. В «1922» есть гротеск и даже сарказм, направленные на чувственность и эмоциональность. Хиндемит также пародирует жанр старинной сюиты, используя в ней танцы не XVI-XVII, а начала ХХ века: вальс-бостон, регтайм и шимми. При этом часто звучат джазовые гармонии и ритмы. «1922» — портрет безликого, шумного, хаотичного города. Иногда от этой музыки становилось страшно, но солисту, студенту академии Ивану Кожевникову, удавалось сдерживать эту всепоглощающую анархию.


Фото: Дарья Кинякина

About the author

Website | + posts

Вам также может понравиться...