Гнесинке 125

«Прошу зачислить меня в ряды Шаркома!»

 Мы все шаркомики, 
 Большие комики, 
 И в этом домике 
 Живём давно. 

 Шарады ставим мы 
 При всяком случае. 
 Коль вас замучаем, 
 Нам всё равно!  
 
 И если публика 
 Носы повесила 
 И ей невесело, 
 Нам всё ж смешно. 
  
 Вы пригласили нас, 
 Мы не уйдём теперь. 
 Коль нас прогонят в дверь – 
 Войдём в окно. 

Это – гимн Шаркома. Известно, что в Советской России 1920-х годов было великое множество разных комитетов. Чем гнесинцы хуже других? Вот в 1925 году они и создали свой комитет – Шарадный. Главная его цель – развлекаться. Разумеется, культурно и даже интеллектуально. Остроумные студенты и преподаватели сочиняли частушки, дружеские шаржи и шарады. Последние были поистине народным жанром – их авторы нам неизвестны. Но известно, что в Шарадный комитет входили многие из тех, кто оставил заметный след в отечественной культуре. В гнесинском музее хранится заявление самой Елены Фабиановны: «Прошу зачислить меня в ряды Шаркома».

Шарком просуществовал примерно до 1930 года. А в 1945 выдающийся музыковед-теоретик Сергей Сергеевич Скребков написал шутливую историю «Гнесинского комитета». Вот она:

«Идея создания Шаркома принадлежит, в первую очередь, Елене Фабиановне. Для осуществления этой идеи она организовала Музыкальную Школу.

Отбор кадров Шаркома был связан с определёнными противоречиями. Большие надежды подавал некто Лёва Оборин, но он не сумел удержаться на высоте задач, и от Шаркома отпал, за что горько поплатился. А именно: ему пришлось стать лауреатом международного конкурса.

Первый период истории Шаркома простирается до 1926 года. Особенный успех в это время имели две шарады, говорящие о предельно высокой литературной культуре шаркомиков; во-первых, было поставлено слово «Пантомима», во-вторых, слово «Индустриализация».

«I международный день Шаркома» 2 декабря 1927 г. Слева направо: нижний ряд – С. Скребков, Б. Сухаревский, А. Хачатурян, Ю. Сухаревский; верхний ряд – Е. Давыдова, О. Бекман, Т. Кишкина, К. Виноградов, А. Николаев, В. Исаева, Т. Давыдова, В. Бекман

Второй период простирается до 1930 года и представляет собой эпоху дерзновенных исканий нового стиля. Творческое влияние Шаркома стало выходить уже далеко за пределы Гнесинского училища. Так, например, Вестминстерское аббатство в Лондоне спешно установило у себя на башне бой часов с мелодией гимна Шаркома.

В особенности расширилась деятельность Шаркома в третий период своей истории – за последние пятнадцать лет. Число выступлений несколько уменьшилось, но сильно углубилось содержание и продуманность. В эту эпоху деятели Шаркома стали насаждать идеи Шаркома в других организациях. На принципах Шаркома развёртывает свою хозяйственную деятельность в Союзе композиторов Арам Хачакопян (псевдоним Хачатурян). Серёжа Граблин (псевдоним Скребков) пошёл по линии медицины и даже недавно стал доктором – в настоящее время он практикует в ряде музыковедческих поликлиник.

В последние годы творческая деятельность Шаркома настолько расширилась, что рамки Музыкального училища стали тесными. Поэтому в прошлом году училище было преобразовано в Институт.

Музыка Гимна Шаркома и Юбилейной кантаты (Фрагмент «Истории Шаркома», автор – С. Скребков)

За свои двадцатилетние заслуги Шаркому присвоено почётное звание Шарком имени Собачьей Площадки»

Одни шарады существовали в виде стихов, а другие ставились как театральные сценки. Многие из этих литературных ребусов довольно замысловатые, так что не все шарады мы сегодня можем разгадать. Но попробовать можно.


1

Два первые слога мои
Преступника в ужас ввергают.
Подчас же в реках корабли
От третьего слога страдают.


А целое часто людям
Их горькую жизнь услаждает.
Где целое лучше бывает?
Скажите скорее, кто знает!

2

Возьмите полководца
Вы Августа времён,
Кой в глубь забрался леса,
А с ним весь легион;


Его вы повторите
В двух разных падежах
И образ нам знакомый
Появится в глазах.


3

Первый слог мой без сомнения
Выражает удивление.
Слог второй находится, как в Ниле,
Точно так и в крокодиле.


Третий ноту означает
По-немецки коль прочтём.
Целое и дети знают,
Его в Мифах мы найдём.

4

Мой первый слог есть куль рогожный,
Второй мой слог есть вальса тур,
А целое мы сможем получить,
Когда б нам удалось здесь
«А» включить.


5

Мой первый слог есть приношенье,
Второй мы просим лишь тогда,
Когда желаем в наслажденьи
Былое вспомнить иногда.
А целое легко узнать
Тому, кто мог его читать.


1.карамель; 2.варвары; 3.ахил(л)ес; 4культура; 5.дарвин(а)

Фото: Мемориальный музей-квартира Е.Ф. Гнесиной

About the author

Ангелина Дудикова
Archive | + posts

Вам также может понравиться...