Новости

Там чудеса: там Глинка бродит…

В рамках IX Фестиваля балета театр «Кремлёвский балет» показал одну из самых ярких постановок труппы – «Руслан и Людмила». Этот спектакль – первый авторский балет худрука театра Андрея Петрова, созданный в 1992 году для только начинавшей тогда свою деятельность организации. Филипп Геллер рассказывает о постановке.

Хотя самой известной сценической интерпретацией поэмы А.С. Пушкина «Руслан и Людмила» стала одноименная опера М. И. Глинки, впервые пушкинские герои вышли на театральные подмостки в балете. Замечательная е хореографическая интерпретация поэмы – «Руслан и Людмила» Адама Глушковского на музыку Фридриха Шольца – была создана почти сразу после написания поэмы, в 1821 году. «Большой волшебно-героический балет в пяти действиях» был насыщен многочисленными «фантастическими» превращениями. А список действующих лиц и танцевальных номеров был огромен – от текста Пушкина осталось совсем немного. Гениальная оперная версия Михаила Глинки, ничуть не уступающая по качеству авторскому первоисточнику, появилась спустя 20 лет – в 1841 году. Она выдержала множество постановок и до сих пор актуальна.

Постановка Андрея Петрова – первое и последнее в XX веке балетное обращение к знаменитому сюжету и возможность (пусть и с купюрами) вновь услышать великую музыку Глинки. Спектакль получился невероятно удачным: его отличает безупречный вкус, удивительно гармоничное и цельное сочетание музыки, оформления и хореографии.

После просмотра этой версии начинаешь жалеть, что отец русской оперы не написал ни одного балета. Несмотря на значительные музыкальные купюры, произведение Михаила Ивановича в этой версии не потеряло смысл. Статичность изложения оперы противоречит динамизму балетного действия. Работа Владислава Агафонникова, который изъял затягивающие действие музыкальные фрагменты и максимально близко к первоисточнику оркестровал вокальные партии, заслуживает уважения и восхищения.

Спектакль роскошно оформлен (художник – Марина Соколова). Сменяющие одна другую декорации показывают зрителям то древнерусские палаты Светозара, то волшебную сказочную поляну, то потрясающие воображение восточные замки Наины и Черномора. Думается, сам автор музыки был бы польщён, увидев такое великолепие на сцене. Не забыли постановщики и про сказочные полёты героев и про другие «волшебства».

Хореографический облик балета красочен и при этом нигде не доходит до фальши и пошлости. Используя богатую лексику классического танца, Андрей Петров создаёт настоящую поэму о верности святым заветам любви, о вечной борьбе добра и зла. Герои спектакля удивительно созвучны пушкинскам образам, их образы более многогранны. Жалко лишь, что в знаменитых танцах царства Черномора Андрей Петров не стал использовать язык характерного танца. Он поставил арабский в демиклассической манере, а гениальную лезгинку сделал заключением всей картины.

Артисты танцуют с полной отдачей. Каждый из солистов труппы продемонстрировал полное попадание в пушкинский образ. Людмила Александры Криса была безупречна. С невозмутимостью преодолев хореографические колоратуры в большой выходной вариации 1 акта, балерина с подлинным драматизмом провела монолог Людмилы во второй части спектакля – знаменитую скрипичную арию, которая в оркестровом изложении звучит ещё более мощно и ярко . Мужественный и отважный Руслан Михаила Евгенова своей гордой осанкой, богатырским обликом и, конечно, виртуознейшей техникой заставил вспомнить лучших советских мастеров балета.

Гротескный Фарлаф Дмитрия Прусакова – настоящее украшение спектакля. Проявив недюжинное актёрское дарование, артист, несмотря на отрицательный характер своего героя, смог влюбить в себя весь зал. Очаровательно прекрасной, опасной и коварной была Наина Олеси Рослановой. В заостренной графической пластике танца она завораживала и подчиняла себе Ратмира. Гармоничны и красивы томные, «восточные» движения Ратмира Максима Афанасьева и Гориславы Алины Каичевой. Артисты явили зрителям очень красивый и чувственный дуэт. Настоящих трагических высот достиг Николай Желтиков – Светозар в последней картине. Впечатляюще выглядит Черномор Егора Мотузова – властный, хитрый и коварный и одновременно трусливый злой колдун. Финн Сергея Васюченко – символ Мудрости, тайных языческих знаний.

Атмосферу древней эпохи внесли озорные скоморохи Анны Анимуцкой, Яны Касьяновой и Александра Хмылова. Отличное владение стилем демиклассического танца продемонстрировали Прекрасные Девы Вероника Варновская и Полина Дияншина. Успешно смогли преодолеть технические трудности, при этом не забывая яркий иронический подтекст арабского танца Екатерина Чекрыжева, Анна Анимуцкая, Максим Сабитов и Пётр Горбунов.

Этот красочный и содержательный спектакль – одна из жемчужин репертуара «Кремлевского балета». На него можно и нужно приводить детей. Но что в нем особенно ценно – истинный Пушкин, реальная музыка великого Глинки и сохранение русских театральных традиций с позиций современности. Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!.

About the author

Филипп Геллер
+ posts

Вам также может понравиться...