Тет-а-тет

Ксения Абдулкаримова: «В балет я попала совершенно случайно»

30 апреля завершился XVII Открытый российский конкурс артистов балета им.Екатерины Максимовой «Арабеск-2022». Филипп Геллер встретился с его участницей, второй солисткой балетной труппы Музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко — Ксенией Абдулкаримовой и побеседовал с ней о значении конкурсов в жизни артиста, сложностях при разучивании партий и вере в себя.

Фото: Александр Филкин (Лебединое озеро)

Ксения, хочется поздравить вас с покорением еще одной вершины на творческом пути. Как готовились к выступлению и что исполняли?

Мы с моим партнером, Георгием Стельмахом, действительно проделали  большой путь по подготовке к конкурсу. Мы репетировали под руководством нашего педагога в театре — Анны Александровны Перковской. На «Арабеск» подготовили па-де-де из балета «Сильфида» Августа Бурнонвиля, хотя у нас в театре идет постановка Пьера Лакотта. Конечно, это тоже дало свои трудности. Но, как оказалось, когда-то давно в театре Станиславского шла версия Бурнонвиля. Татьяна Чернобровкина танцевала этот спектакль, она дала нам видеозаписи и мы по ним учили па-де-де. Также на конкурсе мы показывали дуэт из балета «Щелкунчик» в хореографии Василия Вайнонена – вечная классика. Я сначала не очень хотела брать этот номер, потому что думала, что все его будут танцевать, да и музыка заезженная. Но в итоге мы его делали с большим удовольствием. Образ и Сильфиды и Мари очень легко легли на меня. И еще у нас была современная хореография. Константин Семенов дал свое сочинение под названием «Метелица». С ним самим нам не так много удалось поработать, потому что он улетел ставить балет в Казахстан, но современная лексика — это, конечно, совсем другая стихия.

Как можете оценить свое выступление на конкурсе?

Для себя я, конечно, молодец. Но без помарок не обошлось. Однако я больше прислушиваюсь к педагогам – они сказали, что мы очень достойно выступили,  рады за нас.

Какое впечатление на вас произвел сам конкурс?

Ехала я туда с большими переживаниями, потому что город неизвестный,плюс мы были без педагогов. Когда пришли на жеребьевку, я поняла, что очень нервничаю, а казалось бы надо было просто достать бумажку, на которой написан номер, которым ты будешь выступать. Но в итоге все довольно-таки легко прошло. Невероятно дружелюбные артисты, которые участвовали в конкурсе — в основном, пермские ребята. Они нас очень тепло встретили, всегда звали куда-то погулять. Не было никакого соперничества — все наоборот подбадривали друг друга. Мое представление о конкурсах вмиг разрушилось — я думала, что это соревнования, где каждый сам за себя. Я счастлива, ведь я получила бесценный опыт.

Выступление на конкурсе Арабеск-22

Как вы вообще попали в балет? Откуда появилась любовь к этому искусству?

Я всегда была очень аккуратной и нежненькой.  В балет я попала случайно – друг семьи посоветовал попробовать отдать меня в балетную школу. Мое знакомство с танцем произошло в школе Ледяха .Дальше мне посоветовали попробовать поступить во МГАХ и у меня это получилось, причем с первого раза. В итоге там я проучилась восемь лет. Мне нравилось танцевать, я всегда отличалась трудолюбием.

Как вы попали в театр им.Станиславского и Немировича-Данченко?

После выпуска так сложилось, что в театры, которые были интересны мне, меня не пригласили. А в Стасике была смена руководства, там никого не брали. Я пришла на просмотр, где был Андрей Иванович Уваров (бывший премьер Большого театра, в прошлом –  худ.рук труппы Большого театра- прим.ред.). Он сказал, что мест сейчас нет, и чтобы я пришла позже, когда будет новый руководитель. Тогда я поступила в театр «Кремлевский балет», проработала там полгода, но все-таки понимала, что душой хочу в Стасик. И я снова пришла туда на просмотр — тогда как раз Лоран Илер только-только стал художественным руководителем труппы –  и меня приняли в театр.

Насколько вам комфортно работать в Стасике? Нравится ли вам репертуар?

Репертуар потрясающий —  мне очень нравится, что у нас есть и классические спектакли, и современный балет. Также радует огромное количество педагогов, особенно женских, это очень здорово. Ты можешь ходить на класс к любому педагогу и получать те знания, которые тебе нужны. И сам коллектив дружный. Я довольно быстро туда влилась.

Что-то изменилось сейчас в труппе с приходом нового худрука — Максима Севагина?

Глобально — нет. Конечно, есть какие-то новые вводы, но всегда, когда происходит смена руководителя, что-то немного меняется.

Среди ваших сольных партий, которые вы исполняете — Амур в «Дон Кихоте», неаполитанский танец в «Лебедином озере». А что вам ближе?

Изначально это был амур. Но когда начали готовиться к спектаклю, я поняла, что во французской версии Рудольфа Нуреева это совсем не тот амур, к которому мы все привыкли в нашем русском «Дон Кихоте». В русской версии он очень нежный и воздушный.  А амур в постановке Нуреева даже называется по-другому – купидон. Этот персонаж должен быть более резким. Нас просили, что, когда мы танцуем эту вариацию, то движения должны быть более острыми— как будто ты стрелу пускаешь. Даже по характеру мне этот герой близок — он все равно должен быть нежным, но при этом колким, хитреньким. Это добавляет новых красок — получается очень многослойный образ, и ты развиваешься, как артист. Амура, кстати, я готовила довольно долго —  мне дали эту партию только через год после премьеры спектакля.

Неаполитанский танец я получила неожиданно – просто подошла к таблице, где висят списки артистов, танцующих в спектакле и увидела свою фамилию, очень удивилась. Характерные партии и танцы мы репетируем и готовим с Ириной Львовной Белавиной. Поскольку мне близок образ более нежный, она сразу сказала, что знает, что эту эмоцию мне легче достать, но нам нужен именно черный лебедь. То есть хитрость, злоба, коварство. И мы на репетициях старались найти именно эти черты. Это было очень физически тяжело. Первый раз, когда я исполнила эту партию, чувствовала себя неуверенно. Но в последующие разы во мне проснулся азарт, и я смогла достать из себя  коварную женщину.

Фото: Карина Житкова (па-де-де в балете “Сильфида”)

Ваш любимый балет, который вы танцуете в театре Станиславского?

Я очень люблю всю классику, которая у нас идет. В спектаклях с современной хореографией я не так много занята, но мне тоже интересно это направление. Мне невероятно близко наше «Лебединое озеро» (в театре идет постановка Владимира Бурмейстера — прим.авт.), оно цепляет душу. Каждый раз, когда слышу эту музыку — в зрительном зале или на репетициях, чувствую в сердце трепет. И люблю «Баядерку», это очень интересная восточная история.
В этом году в Стасике произошло возобновление «Сильфиды» Пьера Лакотта. Это один из сложнейших спектаклей театра, насыщенный французской мелкой техникой. Вам дали па-де-де в первом акте. Как вы справлялись с техническими сложностями своей партии?

Мы этот номер подготовили и танцевали вместе с Максимом Севагиным. Сам Лоран Илер его с нами репетировал. Были артисты, которые танцевали его еще при Лакотте, они нам что-то подсказывали по хореографии, по постановке. Хореография, конечно, здесь очень специфичная. Я, когда увидела это па-де-де, подумала, что это будет очень легко исполнить. Но когда мы начали репетировать, удивилась, как легко это все может выглядеть, а на самом деле быть таким тяжелым для исполнения. Все-таки у нас русская школа, а этот спектакль поставлен во французской стилистике. Я недавно танцевала как раз этот номер и осталась более-менее довольна своим выступлением. Я несколько по-другому прочувствовала работу стоп, нежность образа.

Кем вы вдохновляетесь? У вас есть кумиры в балете?

Не очень люблю быть заинтересованной кем-то одним. Считаю, что у каждой балерины есть конкретные, определенные попадания в образ. Невозможно все танцевать прекрасно, это бывает крайне редко. Если брать «Лебединое озеро», для меня пример — Ульяна Лопаткина. А так я просто смотрю на кого-то и что-то черпаю для себя. Мы сейчас готовимся к конкурсу, будем танцевать па-де-де из «Пламени Парижа». Здесь из всех просмотренных вариантов для меня идеал — Наталья Осипова. Она очень заряжает своей энергетикой и технически, конечно, невероятна.

Есть ли у вас есть свободное время, чем вы занимаетесь? Есть ли у вас хобби?

Свободного времени у меня практически нет. А так, я шью пуанты, могу включить балетное интервью и слушать его на заднем фоне. Года два назад я начала заниматься йогой — для меня это помощь телу после тяжелого физического труда.

Ваша партия мечты?

Сложный вопрос. У меня нет такого, что я влюблена во что-то одно. Мне сегодня нравится одна вещь а через неделю мне это уже может быть не интересно. Но я обожаю репертуар в нашем театре. Все спектакли, которые у нас идут, я бы хотела примерить на себя.

Что бы вы пожелали себе на следующий сезон, год? Здоровья, сил, успехов и главное — никогда не останавливаться!

Текст: Филипп Геллер

About the author

Филипп Геллер
+ posts

Вам также может понравиться...