Интервью

Ирина Сусидко: «Мы тестируем формат, который используют организаторы чемпионата мира по футболу»

С 21 по 25 ноября РАМ имени Гнесиных в сотрудничестве с пятью вузами и двумя научными институтами  проводит международную научную конференцию «Балет в музыкальном театре: история и современность». Сергей Августовский (СА) и Филипп Геллер (ФГ) поговорили с куратором форума, руководителем Научно-творческого центра по изучению проблем музыкального театра Ириной Петровной Сусидко о ключевых направлениях изучения балета сегодня и его точках соприкосновения с оперным искусством.

СА: Этот научный форум – один из первых и важнейших проектов гнесинского Научно-творческого центра по изучению проблем музыкального театра, который был открыт в рамках государственной программы «Приоритет 2030». Каковы ваши ожидания от конференции?

Научно-творческий центр по изучению проблем музыкального театра сам вырос из масштабного проекта — конференции «Опера в музыкальном театре: история и современность». Она проводится в нашей академии раз в два года. Пятая такая конференция в 2021 году как раз и стала одним из первых мероприятий в рамках программы «Приоритет 2030». Балетная конференция — «сестра» оперной. Такого события в научной жизни Гнесинской академии еще не было. Впервые в ее организации и проведении участвуют пять российских вузов и два научных института. Впервые мы тестируем формат, который обычно используют организаторы чемпионатов мира по футболу: пять дней научные секции будут проходить в трех городах, на шести «площадках» параллельно. Такого регламента для научной конференции, насколько я знаю, у нас в стране еще не было. Поэтому я очень волнуюсь, конечно. Хотя работа была проделана огромная, потребовались усилия многих людей. И я, и все коллеги, участвовавшие в подготовке, надеемся, что все пройдет успешно и принесет всем радость научного и творческого общения. 

ФГ: С какими главными сложностями вы столкнулись при подготовке форума? Легко ли было, например, найти общий язык с «людьми балета»?

Мир балета — особый, со своим внутренним распорядком, весьма строгими законами, со своей психологией. Музыковеды нередко соприкасаются с этим искусством только частично, анализируя партитуру балета, историю его создания, постановок. Теперь мы имеет возможность погрузиться в более глубокие и специфические слои технологии и эстетики этого искусства. Как и оперная конференция, балетная хороша тем, что в ней участвуют люди разных профессий: музыковеды, хореографы, специалисты по изобразительному искусству, режиссеры, менеджеры, критики, исполнители. С балетным миром в процессе подготовки мы хорошо поладили и нашли общий язык.

СА: Изучать балетное произведение как синтез музыки, хореографии и драмы предложил еще Борис Асафьев. Однако сегодняшние исследователи нередко акцентируют внимание либо на музыкальной, либо на хореографической составляющих балета. Насколько интересна «балетная территория» музыковедам и насколько уверенно они себя там чувствуют?

Научные исследования балетного искусства в последнее время развивается очень активно. В Академии русского балета им. А.Я. Вагановой открыт диссертационный совет, в котором могут защищаться диссертации по балетному искусству, бывшие хореографические училища давно стали академиями, в них есть и магистратура, и аспирантура, ведутся научные исследования. На конференции немало молодых ученых из Вагановской академии, из Московской академии хореографии, есть и солисты театров. Начиная собирать заявки потенциальных докладчиков, я даже не представляла, что и в музыковедческой среде столько людей не просто интересуются балетом и не только любят это искусство, но и весьма серьезно им занимаются — и в контексте истории музыки, архивных разысканий, и как частью творчества композитора, его стиля, и как социокультурным феноменом. Конечно, все чаще и чаще балет сегодня мыслится как искусство синтетическое — кто бы из ученых им не занимался. Анализ партитуры балета только как некой программной инструментальной музыки сегодня уже мало актуален.

СА: Весьма обширна и программа конференции – например, есть секции, посвященные этнохореографии, балетной педагогике, координации звука и жеста в хореографическом искусстве. Можно ли выделить ключевые или самые популярные, актуальные направления изучения искусства балета сегодня и в будущем?

Судя по тому, что каждая секция собрала большое количество участников, и оно могло быть еще большим, то у всех заявленных на конференции тематических направлений есть богатые перспективы. Кроме того, многое осталось за рамками программы. В нашей стране проводится немало очень интересных конференций, посвященных творчеству балетмейстеров, выдающихся балерин и танцовщиц, балетной педагогике. Задача нашей конференции — не охватить все возможные темы, но наметить пути координации, собрать на одной платформе разных ученых и практиков, обозначить точки соприкосновения и перспективы.

ФГ: Может ли грядущий научный форум стать толчком для появления «балетных» дисциплин в образовательных программах Гнесинки?

В Гнесинской академии такие предметы уже были. Для студентов бакалавриата ИТК факультета читался курс «История оперного и балетного театра». Но потом балет из этой связки постепенно «отпал». Мне кажется, зря, так как сейчас это искусство развивается очень интенсивно во всем мире. Этот жанр заслуживает большего внимания в музыкальных вузах, чем сейчас. В Московской консерватории есть курсы, посвященные истории, композиции и драматургии балета. Там, где в одном вузе соседствуют музыканты и хореографы интерес ученых к балету гораздо более острый. В Санкт-Петербургской консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова  кафедра режиссуры балета существует уже 60 лет. Такое соседство с традиционными кафедрами стимулирует интерес к балету и у музыковедов, и у композиторов.

ФГ: У вас давний «научный роман» с оперой. Что для вас балет?  Как складываются ваши отношения? Балет для меня  — искусство, любимое с детства. В той опере, которой я занимаюсь в первую очередь — в опере XVIII века — балет занимает очень весомое место, причем не только в качестве заключительного танцевального дивертисмента или в виде хореографических интермедий между актами, но и как участник действия. Любой музыкант легко вспомнит, например, танцы фурий из «Орфея и Эвридики» Глюка, не говоря уже о балетных сценах в «Жизни за царя» Глинки или знаменитые «Половецкие пляски» Бородина. Существовал даже жанр оперы-балета. В балете XIX века сквозь сложившиеся типы номеров — па-де-де, адажио и пр. — проступают аналогичные оперные номера. Так что у оперы и балета немало точек соприкосновения и в театральной истории, и в композиции. Поэтому знание балета, как мне кажется, необходимо и музыковедам.

Website | + posts

Чтобы просмотреть все записи автора, нажмите на Archive

+ posts

Вам также может понравиться...