«Юнона» не Ленкома

Больше 30 лет прошло с момента первой постановки «Юноны» Алексея Рыбникова. До сих пор трагическая благородная история любви юной испанки Кончиты и русского графа Резанова трогает сердца публики во всём мире. На сцене Зелёного театра ВДНХ снова состоялась постановка этой красивой легенды. 

Юнона и Авось

С сюжетом рок-оперы зритель знаком уже больше 30 лет. Постановка Марка Захарова в театре имени Ленинского комсомола с Николаем Караченцовым в главной роли стала классикой и до сих пор собирает в стенах театра любителей музыкального рока, драмы и романтики. Но в 2009 году Алексей Рыбников пересмотрел своё детище и вместе с режиссёром Александром Рыхловым создал нечто новое. Теперь произведение стало походить на концертную оперу: с минимумом декораций, сценической речи и максимумом музыки, вокала. Именно эта версия «Юноны» была представлена в конце августа. 

Из внешних атрибутов цепляли внимание две вещи: свет и декорации в виде огромного куба из железных брусьев, увешанного по бокам верёвочными канатами. Свет помогал создавать драматичное настроение, иногда становился символом чистоты или любви. Канаты тоже использовались танцорами для создания определённого эффекта: они то мерно покачивались в такт музыке, то опутывали главных героев, символизируя препятствия их любви, то рисовали картину бушующего моря. В целом, «верёвочные танцы» Жанны Шмаковой значительно уступали по зрелищности, сложности и эстетике хореографии Владимира Васильева из первой постановки. 

Музыка заслуживает отдельного внимания. Ведь именно за счёт более развитой музыкальной части эта рок-опера считается полной, в отличие от своего ленкомовского собрата. Произведение соединяет в себе различные жанры: это и духовная песня, и самый настоящий рок-н-ролл (электрогитара имеет собственное соло, а без ударной установки невозможно представить ни один переломный момент в музыкальном сюжете). Всё это композитор с чувством меры академического музыканта соединил в нечто необыкновенное, что не оставляет равнодушным ни одного слушателя. 

Исполнители главных партий, артисты театра Алексея Рыбникова, могли бы посоревноваться со своими двойниками из Ленкома, но только в вокальном плане. Актёрская игра была неплохой, но воспоминания о первоначальной версии они не заглушали. Хотелось поверить актёрам, но верилось не до конца. Постановка 2009 года также не была лишена обычной сценической речи. Это ставит под сомнение определение жанра этого произведения. Семиопера, может быть, но не опера. К тому же, не всегда было понятно, что говорят на сцене, из-за чего приходилось напрягать уши. Но это уже проблемы акустики зала. Также стоит сделать скидку на открытое помещение театра и постоянно врывающийся в сюжет музыкальный грохот из соседнего бара… Особенно хорошо это было слышно во время звучания тихих молитв. Все музыкальные номера рок-оперы поставлены Жанной Рождественской. Партии главных героев исполняли Александр Поздняков (граф Резанов), Анна Март (Кончита). Чистые, темброво богатые голоса, отсутствие фальши в исполнении – всё это приятно удивляло и ставило артистов в выгодное положение. Но ощущение, что это не серьезное музыкально-драматическое произведение, а просто концерт из музыкальных номеров не покидало, ещё и подкреплялось аплодисментами зрителей после каждого удачно исполненного номера. 

Анна Март (Кончита) и Александр Поздняков (граф Резанов)

Несмотря на речевые связки, с одной стороны создающих динамику в оперном сюжете, с другой – беспощадно рубящих произведение на музыкальные куски, рок-оперу всё же было приятно слушать. Хоровые номера отличались особой нежностью, тонким чувством ансамбля. Разочаровало отсутствие живого оркестра. Поэтому можно отметить только хорошее ощущение баланса между вокалистами, хором и фонограммой… 

Заключительный хор «Аллилуйя» в несколько изменённом варианте (с более развитым многоголосием) стал гимном любви. Люди покидали площадку не со слезами на глазах, вызванными трагической историей, а со счастливой улыбкой на лице от вдохновляющей музыки. Зрители долго вызывали артистов на бис. Наверное, не хотели лишаться чувства всеобъемлющей любви, ну и конечно же, тёплых зелёных пледиков, которые были любезно предоставлены сотрудниками театра на время представления.

Фото: Екатерина Апциаури