Жива ли опера сегодня?

15 ноября в рамках конференции «Опера в музыкальном театре: история и современность» состоялись два заседания секции «Новейшие тенденции в музыкальном театре XXI века».

Что представляет собой современная опера? Как сегодня трактуют этот жанр композиторы разных стран? Какие темы, идеи, выразительные средства привлекают авторов новейших творений? Ответы на эти вопросы прозвучали в каждом из выступлений участников мероприятия. Демонстрация слайдов на широкоформатном экране не только дополнила содержание докладов, но позволила рассмотреть некоторые детали удивительно многогранной картины современного музыкального театра.

Главный вопрос – жива ли опера сегодня – был поставлен в докладе Натальи Гуляницкой: профессор осветила нынешнее состояние оперы в России, взяв за основу анализ творчества композиторов разных поколений (Р. Щедрин, В. Мартынов, И. Юсупова). По мнению Гуляницкой, в XXI веке происходит деконструкция оперы как жанра и ломка канонов; «жанр утрачивает старую идентичность и обретает новую» (С. Аверинцев). На сегодняшний день наиболее последовательный продолжатель оперной традиции – Родион Щедрин.

Юлия Агишева (её доклад открыл заседание) рассказала об оперном творчестве Александра Гёра – «композитора особой исторической осознанности, своего рода философа музыки», что подтверждается выбором сюжетов, взятых из Библии, драматургии XVI века, японского театра Но, Шекспира и других источников. Идеи и замыслы Гёра, его наследие, отношение к проблемам общества и к традициям жанра, палитра применяемых в композициях выразительных средств, эмоциональная составляющая – обо всем этом даже неподготовленные слушатели получили полное представление в течение получаса.

Об опере финского композитора Кайи Саариахо «Только звук остается», в которой решающая роль отдана музыкальным средствам, рассказала Наталья Саамишвили. Проблему театральности в сочинениях Жоржа Апергиса раскрыла Татьяна Яковлева. Время и тип движения исполнителей здесь дополняются или подменяются звучанием инструментов или голоса.

«Если ты не знаешь, что делать, надо сделать что-то новое», — словно творческое кредо прозвучало на конференции высказывание Филипа Гласса. О его новейших оперных сочинениях говорила Юлия Пантелеева. Акцент был сделан на проблемах содержательности, повествовательности, применении специфических форм художественного пространства и времении других особенностях индивидуальной стилистики композитора, его музыкальной речи. Подробно речь шла о структуре, драматургии, сюжетных деталях оперы «Галилео Галилей».

О процедуре «вычитания», полного «изъятия» из действия главного героя, что порождает специфический тип драматургии (отраженной событийности) рассказала Ирина Сниткова в докладе, посвященном опере «Ti vedo, ti sento, mi perdo» («Вижу тебя, слышу тебя, теряю себя») С. Шаррино. Название (на вопрос, кому оно адресовано, нет определенного ответа) представляет собой четвертый слой драматургии оперы, главные герои которой – «новый Орфей» Страделла, Литератор и Музыкант. И снова речь о драматургии, смыслах, особенностях сценического действия.

Ряд докладов был посвящен сочинениям, в основу которых легли известнейшие произведения мировой литературы. Людмила Гаврилова (Красноярск) рассказала об опере Петера Этвёша «Три сестры» по одноименной пьесе А. Чехова. Cвою трактовку поэмы Дж. Мильтона «Потерянный Рай» и библейской музыкальной драмы композитора Александра Изосимова, написанной на этот же сюжет, представила Наталия Климова (Тамбов). Адриан Смит, преподаватель Дублинской консерватории музыки и драмы, проанализировал оперу Джеральда Барри «Приключения Алисы под землей».

Адриан Смит

Кэролловская Алиса «прозвучала» и в докладе Георгия Ковалевского (Санкт-Петербург), который назвал выступление «Слово, число и жест в произведении Александра Кнайфеля «Алиса в стране чудес»: синкретический музыкальный театр или опера будущего». Исследователь считает, что Кнайфель формирует в своей музыке особое пространство: здесь важно не линейное повествование, а пребывание слушателя и зрителя в особом состоянии и настроении. Произведение сложнейшее в плане постановки – множество пространств, пять оркестров, в том числе виртуальные, четырнадцать (!) Алис. Главная же идея – рождество, как событие вневременное, как чудо.

В многокрасочной палитре жанровых поисков оперы, написанные на сюжеты классических литературных произведений, конечно, занимают особое место. Но есть и совсем иные решения. К примеру, в докладе Петра Воротынцева говорилось о малоизвестной чешской опере «Нагано», созданной композитором М. Смолкой и либреттистом Я. Душеком. Докладчик не только рассказал об истории его создания, связанной с реальными событиями, но и сопоставил видеозаписи  хоккейного матча, состоявшегося в 1998 году в Нагано, где чешская команда одержала победу, с соответствующим фрагментом оперы. А как забавно было смотреть на героя оперы Шайбу, роль которого исполнял акробат!

Петр Воротынцев

Может ли опера отразить тему спорта? Получается, что да. А возможна ли постановка оперного спектакля в условиях общеобразовательной школы? Оказывается, тоже. Доклад Виталия Алеева был посвящен проблемам постановки музыкального спектакля в начальной общеобразовательной школе. Представляя свои работы как композитора и режиссера-постановщика («Чиполлино» и «Щелкунчик»), Алеев убедил присутствующих в том, что для детей это прекрасная возможность воплотить в жизнь свое активное стремление к самовыражению.

Виталий Алеев

Международная научная конференция «Опера в музыкальном театре: история и современность» проводится при поддержке РФФИ (№ 19-012-20019\19).

Фото: Антон Бобырев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *