Своими глазами

Дистант: как учиться на удалёнке

Весенняя «дистанционка» начиналась шутками о «специальности по скайпу» и закончилось выдачей дипломов выпускникам в средствах защиты и с соблюдением социальной дистанции. Нынешний переход на дистант был, в общем, ожидаемым – слухи о второй волне ходили давно, да и всё неожиданное, кажется, мы уже пережили. Вспоминаем, как начиналась наша учеба на удалёнке и выясняем, как воспринимают дистанционное обучение педагоги и студенты.

Человек и техника – единство противоположностей

Март 2020. Для многих педагогов и студентов ситуация полного дистанцирования учебного процесса стала стрессом, для кого-то –непреодолимым испытанием; одни верили в возможности онлайн-образования, другие надеялись его избежать. «Мы были вынуждены реагировать на распоряжения властей, как и все вузы, – вспоминает проректор по учебной работе РАМ им. Гнесиных Святослав Голубенко. – Наш ректор, Александр Сергеевич Рыжинский, до конца не верил, что мы будем закрываться, и я думал, что мы что-то ограничим, но это будет кратковременная история».

В долгосрочность дистанционки не верили многие. Студенты уезжали домой с ощущением каникул, педагоги растерянно повторяли «пока так, а потом посмотрим» и просили руководство разрешить заниматься в классах академии хотя бы специальностью. Но режим неопределённости плавно перерос в режим повышенной профессиональной готовности и почти самурайского терпения.

С первых дней  «удаленки» крайне остро встала проблема технического оснащения. Поначалу учебный процесс регулировала собственная гнесинская платформа– портал ДПО (дистанционного профессионального образования), изначально созданный как ресурс для проведения курсов повышения квалификации. Но ДПО с новыми задачами справлялся с трудом, на него жаловались и педагоги, и студенты, а времени на серьезный апгрейд портала у Гнесинки просто не было.

Осенью 2020 года на смену ДПО пришелGoogle Класс – более надежная и простая платформа. Но если с технической стороны овладеть сетевым миром образования оказалось не так сложно, то добиться хороших результатов учебного процесса стало гораздо труднее.

Цифровое качество

Об ухудшении качества образования на удаленке практически единогласно говорят и педагоги, и студенты. Особенно тяжело исполнителям: «Специальные предметы вообще не созданы для дистанционки, – говорит студентка факультета струнных оркестровых инструментов Елена Романенко. – Должно быть живое общение с педагогом, ведь видео не передаёт оттенков звучания. Поэтому прошлый семестр, на мой взгляд, прошёл впустую. Педагог слышит техническую сторону, но не слышит качество звучания. И это проблема!»

Большинство студентов-инструменталистов записывали и перезаписывали по многу раз свои программы вплоть до экзаменационной сессии. Её в этом году ждали с особым интересом. Награда за эти трудности, поджидавшие студентов и выпускников, получилась странной. Отсутствие очных экзаменов по исполнительским дисциплинам (в том числе и итоговых государственных), с одной стороны, избавили выпускников от неминуемого стресса перед одной из главных процедур всего обучения, а с другой- создало ощущение незавершенности и разочарования.

Если взрослые музыканты хоть как-то могли отреагировать на замечание педагога, да и сами часто понимали свои недочеты, то ученикам младшей школы, чьи руки ещё не приучены держать смычок, а слух не достаточно остро реагирует на фальшь, сохранить желание заниматься музыкой особенно сложно. Многие из наших студентов оказались на этот период по обе стороны процесса, ведь сами преподают маленьким детям в школах: «Ты управляешь ребёнком как дроном, издалека, – говорит ассистент-стажер Анастасия  Силаева – Долго объясняешь то, что в классе можно быстро показать. Но плюс в том, что дети стали проявлять больше самостоятельности, начали сами в чем-то разбираться: кто-то делает охотно, кто-то неохотно, но вынужденная реальность привела к этом плане к положительному результату».

На первый взгляд, в более выигрышном положении находились теоретики и все те, чья деятельность связана с текстами. Но оказалось, что механизмы работы в цифровом пространстве совершенно не отвечают запросам многих педагогов. «Я везде ощущала ущербность этой дистанционной формы, – говорит Татьяна Цареградская. – На лекциях самое главное — это живое общение, вопросы, которые позволяют понять, как произнесенный текст отражается в голове студента, что он из ваших слов понял, а что – нет… Мне нужно, чтобы у студента знания были в активе, чтобы он получал их через живое общение, а не с помощью интернет-сайтов».

Однако были и те, кто воспользовался этим периодом максимально продуктивно. Студентка I курса аспирантуры Мария Скуратовская за время самоизоляции смогла подготовить проект исследования и получить грант, в котором из 1500 победителей лишь двое представляли сферу искусства. Но, несмотря на впечатляющие результаты, сама Мария негативно оценивает обучение онлайн: «Информация, которую ты получаешь от педагога, который сидит рядом с тобой в кругу однокурсников воспринимается всегда лучше. Когда я учебную информацию получаю «из экрана», то она для меня не очень отличается от фоновой, которую я, например, вижу каждый день в социальных  сетях». 

Плюсы в удалёнке нашли некоторые музыканты-оптимисты. Например, студентка третьего курса фортепианного факультета Татьяна Якухина считает, что аудиозаписи заставили её ещё больше уделять внимания качеству игры: «На записи нужно было играть всё преувеличенно точно. Все намерения должны быть донесены до слушателя через несовершенства звукозаписывающей техники, это требует от исполнителя максимальной убедительности».

Самая спорная тема в обсуждении дистанционного обучения – удалёнка как возможность сэкономить время. Опоздания студентов и пропуски лекций не прекратились, а для педагогов экономия нескольких часов на дорогу часто нивелировалась дополнительной «цифровой подготовкой». «Я посвящала работе всё свободное время, – рассказывает Татьяна Цареградская. –  Мне нужно было искать тексты в интернете, переводить их, вставлять в задания, формировать папки и отсылать. Мои лекционные курсы не отражены ни в каких учебниках, потому что я занимаюсь в основном современным музыкознанием и современной музыкой. Я рассылаю тексты, которые по этому поводу написаны на европейских языках, но все ли студенты могут познакомиться с ними самостоятельно?». 

Сегодня все эти темы вновь поднимаются и обсуждаются, снова перед каждым встаёт выбор: как правильно распорядится временем и как относиться к дистанционному образованию. Эти вопросы, наверно, не имеют общих ответов, всё слишком индивидуально. Однако очевидно, что в условиях вынужденных ограничений и непривычных жизненных парадигм выигрывают те, кто правильно распоряжается собственным  временем. 

Что будет дальше? Судя по всему, дистанционка станет частью нашей жизни. «Для любого вуза важно уметь применять в обучении дистанционные технологии, но очень ограниченно и исключительно в мирных целях, — говорит Святослав Голубенко. — Образовательный процесс не должен уходить от живого общения учителя и ученика».


Фото: https://yandex.ru/images/search?text=%D0%B3%D1%83%D0%B3%D0%BB%20%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%20%D1%80%D1%83%D0%BC&from=tabbar&pos=8&img_url=https%3A%2F%2Felandroidelibre.elespanol.com%2Fwp-content%2Fuploads%2F2017%2F04%2Fgoogle-classroom-2.jpg&rpt=simage

Вам также может понравиться...