Своими глазами

Композитор через призму его произведений: концерт памяти Эдуарда Бойко

Если концерт посвящён давно ушедшему из жизни композитору, то у слушателей возникают чувства радости, гордости, ощущение «прикосновения к великому». Концерт памяти недавно почившего человека окрашивается в иные тона: печаль перемешивается с ощущением особой духовной связи, близости с автором исполняемых произведений. Так было на музыкальном вечере в гостиной дома Шуваловой, посвящённом композитору, доценту РАМ имени Гнесиных Эдуарду Ивановичу Бойко (1941-2020).

Около пятидесяти лет Эдуард Иванович преподавал на кафедре композиции и инструментовки чтение симфонических партитур и инструментоведение. Он – автор Симфонии и других сочинений для оркестра, Сонаты и цикла пьес для фортепиано, цикла романсов и ряда других произведений.На концерте в Музыкальной гостиной прозвучали ранее не исполнявшиеся сочинения Эдуарда Бойко.

Несмотря на организационные сложности в связи с пандемией, камерный концерт прошел в традиционном «живом» формате. Открылся он напряжённой, динамичной музыкой четырехчастного струнного квартета, исполненного студентками РАМ имени Гнесиных: Анастасией Деревянкиной (1 скрипка), Татьяной Гандзюк (2 скрипка), Александрой Бабановой (альт) и Юлианой Лукьяновой (виолончель). Солирующая скрипка билась в истерике на фоне агрессивной дисгармонии в аккомпанементе, рассказывая об отчаянной борьбе главного героя с собой или внешними обстоятельствами.

Во второй части бурные страсти сменились внешней статикой и внутренним давлением ползущих диссонансов: надлом и горечь слышались в перекличках виолончели и скрипок. Третья часть – новый виток борьбы, стремительного бега. Волевая скрипичная тема словно иллюстрировала известную библейскую истину: «Стучите – и вам откроют».

Два романса Эдуарда Бойко на стихи Владимира Фирсова более созерцательны и спокойны, при этом наполнены тягостным содержанием. Поэтика, мелодичность русской лирики и звукопись в аккомпанементе рисовали картины природы (например, в фортепианной партии (Алина Марейчева) можно было услышать журавлиные крики). Но в партии Александры Трубициной (сопрано) умиротворенный, спокойный пейзаж вдруг перекрывался другим воображаемым видом: «Представь, что ветра свист – не ветра свист, а свист снарядов».

С особым личным отношением были исполнены «Экспромт» и «Ноктюрн» – их сыграла Светлана Мукосей, внучка композитора. Пианистка рассказала слушателям в «Экспромте» историю о чём-то добром, возвышенном и по-детски наивном. Романтизированный наряд юной исполнительницы – пышная черная юбка и розовая блузка с воздушными рукавами – органично дополнил музыкальную историю.

«Ноктюрн» вернул нас во взрослую жизнь, начавшись тяжёлыми вздохами басовой партии. В средней части мы словно вспомнили добрую сказку «Экспромта», но затем вернулся раскатистый бас, преобразившийся в колокольный звон… Музыка напоминала мрачные образы произведений Шопена и Шостаковича.

Контрастом прозвучал Духовой квинтет. Кларнет пел по-моцартовски лёгкую пасторальную тему (Эмиль Мингажев). По очереди её подхватывали то гнусавый фагот (Роман Майоров), то холодная флейта (Дарья Морозова), то гобой, партия которого напоминала утреннюю песню пастушьего рожка (Александра Савченко). Валторна (Сергей Корчуганов) звучала особенно добродушно и жизнерадостно. В танцевальных эпизодах она словно вальсировала, напевая безмятежную, наполненную любовью мелодию.


Фото: Владислава Власова

About the author

Website | + posts

Вам также может понравиться...