Своими глазами

«КАМЕННЫЙ ГОСТЬ» ВЫШЕЛ ИЗ ТЕНИ: опера Даргомыжского на сцене «Геликона»

Полгода тишины в российских театрах закончились. Изголодавшаяся по спектаклям публика наконец-то может посетить Большой театр, Новую Оперу и многие другие площадки.

«Геликон-Опера» также открыла новый сезон в привычном режиме, правда, с соблюдением санитарных мер: весь персонал носит маски и экраны, почти половина мест в зале украшена табличками с просьбами соблюдать социальную дистанцию (кстати, на них запечатлены лица артистов).

«Каменного гостя» сейчас крайне редко можно увидеть в репертуаре даже у нас в стране, чему есть свои причины. В истории русского музыкального театра это сочинение революционное. Как известно, либретто оперы слово в слово соответствует одноименной маленькой трагедии Пушкина. Тем самым А. С. Даргомыжский хотел полностью сохранить смысл, круг образов и поэтический строй литературного источника. Опера полностью состоит из речитативов (исключение — две песни Лауры, которые она исполняет перед своими гостями). Практически отсутствуют и оркестровые номера, поэтому немногочисленный состав солистов должен быть морально и физически подготовлен к большой вокальной нагрузке. К счастью, в «Геликоне» достаточно сильных певцов с великолепными голосами и крепкой техникой, которым такая нагрузка не страшна. Обилие речитативов может напугать и дирижера, так как декламация требует повышенного внимания к вокалистам. Маэстро Михаил Егиазарьян с этой задачей справился.

Свои трудности и у режиссера, манёвренность и полет фантазии которого в данном случае сильно ограничены. Учитывая сравнительно небольшую продолжительность оперы (1,5 часа), Дмитрий Бертман сумел раскрыть сюжет и характеры персонажей в полной мере, не увлекаясь при этом спецэффектами, которые могли бы привлечь внимание современного зрителя.

Очень интересно была обыграна любовная сцена. Лаура стояла на коленях перед Дон Жуаном, держа над головой блюдце, в которое ее кавалер медленно выливал шампанское (неизбежна аналогия со знаменитой оперой Моцарта, где этому напитку уделяется особое внимание).

Декорации на сцене не отвлекают от музыки, но удачно дополняют само действие, передавая атмосферу спектакля. Костюмы и освещение выдержаны в черно-белых тонах, и только в третьем акте всё сценическое пространство заполняют яркие пурпурные лучи. Эта сцена – начало кульминации оперы. Дон Жуан находится в комнате Донны Анны, раскрывает своё имя и вместо презрения со стороны обманутой девушки узнаёт о взаимности чувств. Ну а дальше события принимают печальный оборот: ожившая статуя убивает Донну Анну выстрелом из револьвера, а Дон Жуан погибает от руки своего друга Лепорелло. Я знакома со многими постановками «Геликона», но впервые столкнулась со сценическим минимализмом Бертмана, который оказался очень убедительным. Кроме того, на этот раз у меня была возможность наблюдать за жестами и мимикой артистов. Их прекрасные актерские навыки, чувство партнера и умение использовать сценическое пространство – все это отлично «сыграло» в экспериментальном опусе Даргомыжского, который по праву считается первой музыкальной драмой в истории русской оперы.

Фото: http://www.helikon.ru/

Вам также может понравиться...