Своими глазами

Поэзия рояля: концерт в Шуваловской гостиной прошёл под знаменем Шопена

Мириады интерпретаций шопеновской музыки условно можно разделить на проникновенно-лирические, строго академические и сверкающие виртуозностью. Доценту кафедры фортепиано РАМ им. Гнесиных, Марьяне Куинджи и солисту Государственного академического симфонического оркестра России имени Е. Ф. Светланова виолончелисту Паулю Суссю удалось объединить внутри одного концерта все три направления в трактовке музыки Шопена.

Какое же наслаждение: спустя месяцы онлайн-концертов услышать живой звук рояля! На концерте в Шуваловской гостиной 28 октября прозвучали главные хиты польского гения: мрачный, исполненный трагизма до минорный ноктюрн, элегический фа диез минорный, пасторальная си минорная соната для фортепиано и соната для виолончели и фортепиано, музыка которой, как отмечают современные исследователи, не свойственна Шопену.

Жанр ноктюрна занимает особое место в творчестве композитора. Это его своеобразная визитная карточка. В ноктюрнах открывается вся чувствительная, трепетная, израненная душа поэта рояля. Всё первое отделение мы находились во власти чарующего туше Марьяны Куинджи. Звучание до минорного ноктюрна буквально перенесло нас в тряскую двуколку, к навеки покидающему родину Фредерику Шопену. Печальные аккорды будто воскресили в  памяти тот роковой год, когда Шопен покинул её навсегда. Возможно, сыграло роль и то, что тональность до минор в рамках творчества Шопена ассоциируется с «Революционным этюдом». Фредерик Шопен уже мчался на перекладных прямиком в охваченную огнём восстания Варшаву, но в пути, когда он сделал остановку в Штутгарте, композитора настигла скорбная весть: восстание подавлено. В своём так называемом Штутгартском дневнике он напишет следующие строки, предопределившие всю его дальнейшую жизнь: «Мной уже давно овладела бесслезная печаль».

Второй ноктюрн погрузил нас в мир грез. Мир бесплотных призраков из той жизни, которой композитору не было суждено прожить. Грациозное легатиссимо в тонкой паутине воздушного аккомпанемента и сокровенная мелодия: таков фа диез минорный ноктюрн в исполнении Марьяны Куинджи.

Соната №3 для фортепиано си минор считается одним из самых сложных произведений Шопена с точки зрения как исполнителей, так и музыковедов. Большинство последних в один голос заявляют, что ее форма совершенна. Она во многом напоминает предыдущую, вторую сонату Шопена си бемоль минор, только вот вместо траурного марша в третьей части –  ларго, и заканчивается соната, несмотря на кажущуюся трагичность, светло и жизнеутверждающе. Своим проникновенным, необычайно лирическим исполнением Марьяна снова окунула нас в мир Шопена, который как бы подытоживает свою жизнь – да, тяжело, да, трудно. да, каждый день нужно бороться не только с удручающими жизненными обстоятельствами, но и с самим собой, но только в этой борьбе и есть сама жизнь – прекрасная и радостная, несмотря ни на что!

Завершился концерт исполнением сонаты для виолончели и фортепиано. Элегантный, «как денди лондонский» одетый Пауль Суссь привнес нотку строгости в романтический настрой концерта. Пауль Суссь и Марьяна Куинджи – это уже давно сложившийся ансамбль. Однокурсники бывшими не бывают! Выверенные виртуозные пассажи Пауля вкупе со страстным напором Марьяны Куинджи создавали фантастическую атмосферу полного согласия и единения с музыкой Шопена. Это произведение считается спорным: некоторые исследователи не склонны относить его к шедеврам творчества композитора и даже говорят о «насильственном характере» этой музыки. Если раньше музыка Шопена носила преимущественно исконно национальный характер, вся как будто пела о польских просторах, то в этой сонате он попытался создать что-то принципиально иное, наднациональное. Вероятно, годы и расстояния сыграли свою роковую роль: пуповина, связывающая композитора с Родиной, была перерезана. Но новой Родины Шопен так и не обрел. И вот эту утрату ценностных ориентиров он и выразил в экспериментальном, последнем, опубликованном при жизни произведении.

Дуэт Марьяны Куинджи и Пауля Сусся, бесспорно, покорил сердца гостей Шуваловского зала. Надеемся, что мы еще не раз услышим их вместе вживую. Ведь лишь музыка вечна, а все остальное проходит. Пройдет и пандемия коронавируса, и мы сможем вновь беспрепятственно посещать концертные залы в поисках духовного наслаждения от музыки Шопена.


Фото: Лидия Заграевская

Вам также может понравиться...